Интервью: Елена Савлохова
Фото: Andreina Sergi

[В коллаборации с Krake Festival]


Max Durante выступит на Krake Festival Day III 26 июля в Urban Spree.


Facebook x Instagram x ResidentAdvisor x SoundCloud x BandCamp x iTunes



Каково это быть тобой?
Тяжело. Я много требую от себя, иногда даже ненавижу себя. Но я оптимистичный человек и не знаю страха. Я потерял маму, когда был очень маленьким, и папу, когда был юн. Мое детство было тяжелым, мне пришлось очень быстро взрослеть. Во многих моих записях речь идет о гневе, грусти, одиночестве, бунте… Через свою музыку я хочу выразить силу, потому что жизнь может научить тебя быть сильным даже там, где боль не дает тебе жить. Быть мной означает бороться, любить и уважать. Я люблю помогать тем, кто искренен, тем, кто показывает мне правду. Я люблю молчаливых людей, я люблю тех, кто создает факты, тех, кто созидает, тех, кто не жалуется и борется, тех, кто присутствует в моменте, кто не осуждает, кто остается рядом с тобой вместо пустых обещаний, тех, кто смеется и тех, кто плачет. Я именно то, что люблю и я люблю жизнь. Нужно быть, а не существовать.

Что тебя больше всего возбуждает в твоей деятельности?
Удовольствие от обмена энергией между мной и толпой — это, пожалуй, то, что я очень люблю. Но, честно говоря, манипуляция музыкой, ее изменение, создание — вот что меня волнует. Я не ищу успеха в своей работе, я хочу успеха в дружбе. Каждый раз, когда я прикасаюсь к винилу, я волнуюсь, а я диджей с 1987 года. Это моя жизнь! Я безразличен к возбуждающей музыке, мне нравится доминировать над ней. Я люблю винил, и каждый раз, когда игла попадает в паз, я словно занимаюсь любовью с музыкой.

В одном из своих интервью ты упомянул, что «мы не должны становиться продуктом». Считаешь ли ты, что с появлением социальных сетей и постоянно растущим акцентом на образ все еще можно оставаться полностью аутентичным?
Это зависит от нас, от того, как ты думаешь, кто ты, твоя личность. Я никогда не соглашался на компромиссы и никогда не приму их. Я родился в 1970 году, я вырос в 80-х, и я боролся в 90-х, моя жизнь сделала меня бунтарем, поэтому мне сложно ответить на этот вопрос.  Посмотрите на меня, я создал социальные сети, потому что меня заставили, но я позволил им расти естественным образом, без накруток. Мне все равно, я и так рад, ибо большинство людей в музыкальной индустрии создали побольше страниц, затем объединив их, создали единую. Посмотрите в Facebook, смешно, что у них миллионы подписчиков. Думаю, что это болезнь, современное общество показывает нам, что внешность сильнее, чем бытие, но таким образом они лишь создают монстра по имени эго, что пожирает мозг каждый день. Если ты накачиваешь свой имидж, то рискуешь стать продуктом на полке супермаркета. Меч то обоюдоострый… Мне не интересно, я покорил свою аудиторию собственной музыкой. Мы живем в «фальшивом веке», поэтому мы должны ожидать, что родятся тысячи клоунов, да и сейчас мы уже в цирке. Проблема в том, что современное общество пугает меня, потому что все хотят всего и сразу. Большинство создает поддельный имидж, потому что в реальности мы склонны быть продуктом. Они смотрят на цифры, на то куда именно ты приезжаешь, они больше не слушают музыку! Нас продают как животных на витрине, что-то не так.
Жизнь учит меня, что ты не должен отвечать от имени других, но я могу сказать, что я и есть ответ, потому что я и буду оставаться подлинным. Я всегда убегал от всего что заставило бы меня продать свой образ, и мне пофиг!
Быть андеграундом не означает жить в подполье или играть бесплатно: у меня есть плата, мне платят за выступления, я плачу налоги и у меня есть квартира. Быть андеграунд означает существовать для немногих, делая серьезные вещи, быть ответом на массовую культуру.

ОСТАВАЙТЕСЬ НАСТОЯЩИМИ, ОСТАВАЙТЕСЬ АНДЕГРАУНДОМ!

Марсель Дюшан был первым, кто использовал слово андеграунд в 60-х годах. Чтобы защитить себя от будущих манипуляций, он сказал, что нам нужно уйти в подполье, нам нужно существовать для немногих, избегая окружения посредственности.


Великий художник завтрашнего дня уйдет в подполье.  ~ Марсель Дюшан


Мы наблюдаем феномен, который Марсель Дюшан предсказал еще в далеком прошлом. Тогда он объяснил, что необходимо защищаться от мейнстрима. В реальности социальные медиа — не настоящее зло. Но мы, люди, мы эгоистичные и оппортунистические, мы лицемерные нарциссисты! Проблема существовала всегда, потому что не социальные медиа правят, а деньги и власть денег всегда создает этих монстров. Теперь это экстрим, потому что все хотят быть главными героями, а деньги делают всех проститутками. Таким образом, сохранение подлинности не зависит от того, как и когда. Все зависит от того правдив ли ты или же ложен.



Что есть враг творчества и как с ним бороться?
Творчество растет в одиночестве, поэтому любой вид отвлечения — настоящий враг. Дисциплина и жертва являются пищей творчества. Одиночество созидает творчество. Я не хожу на вечеринки, когда не играю, я не хочу бездельничать. Молчание и исследования расширяют мое творчество. Так что злейший враг творчества — это мы и наш разум, который нам лжет и отвлекает нас. Быть творческим значит быть свободным, без правил и ограничений. В творчестве ты не должен ограничивать себя. Меня не волнует мнение извне, я просто экспериментирую, проводя много исследований звука. Я баррикадируюсь в студии еще и потому, что все мы любим друзей, и они поддерживают нас, но именно они и являются главным источником отвлечения. Поэтому иногда ты обязан изолировать себя. Нужно быть сильным и понимать, что иногда нужно убегать от всего. Присутствие других людей неизбежно имеет тенденцию терять и размывать фокус. Большинство величайших гениев истории родили свои открытия в огороженном пространстве. В идеальном одиночестве. Я защищаю себя, прячась в тишине, создавая магическое измерение, слушая свой внутренний ритм. В изоляции легче выслушать мысли и обработать их. «Одиночество граничит с территориями, которые могут помочь нам лучше выразить свою индивидуальность».
И еще один враг творчества — посредственность, где живет осуждение. Пикассо говорил, что врагом творчества является здравый смысл. Я полностью согласен с тем, что осуждение — смертельно, и мы всегда возвращаемся к тому факту, что нам нужно убегать от посредственности.

Как бы выглядела твоя вечность?
Поскольку я столько сражался и жертвовал многим, и так как мне придется продолжать это делать, я хотел бы думать, что после всех этих сражений я буду летать в небесах, как свободный орел. Я хотел бы летать!

В этом году ты снова вернешься на Krake Festival. Как он для тебя эволюционировал за эти годы, и что, по твоему мнению, выделяет его и Killekill?
Я правда очень счастлив! Я потерял счет, наверное, это уже мой четвертый раз там. Я высоко ценю основателей и всю команду, а также тех, кто является ее частью. Killekill — большая семья, в которой много страсти. Они тратят много времени, около года, чтобы провести неделю мероприятий в разных местах в Берлине. Событие, которое эволюционировало со временем, посвящая себя поиску новых стимулов, новых форм развлечений, от рынка лейблов до синтезаторов, художественных выступлений и инсталляций, диджейских сетов и лайвовых выступлений. Krake — это больше, чем фестиваль, больше, чем «рейв» — это «поселение» на семь дней. KRAKE — это временная планета, которая каждый год представляет себя в разных формах, от графической до художественной. Что делает их уникальными, так это то, что они не питаются новыми тенденциями, они не следят за обманом, потому что это именно то, что они ненавидят. У Killekill есть человеческая антенна по имени Нико, которая поднимает и открывает тех, кому есть что сказать. Это очень эффективная платформа, которая вместо того, чтобы думать о выигрыше, поддерживает и развивает отрасль, обрабатывая новые вводные данные, новые ходы. Они не принимают компромиссы, возможно, это и делает их такими. Они дают слово артистам, они оставляют свободу выражения и вовлекают вас, прислушиваются к вашим идеям и вашим предложениям, это означает, что событие становится формой выражения всех тех, кто участвует в нем! И это очень важно, важно чтобы сцена росла и поддерживала жизнь.

Что ты осознал с возрастом?
С мудростью, все исчезает и ты больше не ищешь ответов, потому что понимаешь, что они внутри тебя. Главное — расти, не впадая в осуждение, и не противостоять молодым. Действительно, чтобы оставаться молодым, нужно сотрудничать с ними, и наша поддержка очень важна. Я совсем не чувствую себя старым, но при этом я очень не хочу стареть.



Какой самый ценный урок тебе преподали родители?
Как я уже сказал, к сожалению, я очень мало времени провел с ними. Моей матери пришлось страдать до самого конца. Всю свою жизнь она показывала мне, что страха нет, что мы никогда не должны жаловаться, мы должны сталкиваться с трудностями и немедля бороться с ними, иначе они станут проблемами. Перед тем как заболеть, она показала мне, что нас освобождает честность и правдивость. Если ты любишь, ты должен любить, что есть сил! С моим отцом мне посчастливилось прожить немного дольше. Он всегда говорил, что если ты будешь жаловаться, то в тебя полетят камни. Его жизнь научила меня быть постоянно преданным моей страсти и профессии. За короткий промежуток времени они дали мне гораздо больше, чем урок, они оставили мне столько любви и силы, что я понял, что самое главное — это заботиться о себе, жить с большей безмятежностью, и что настоящий враг самих себя это мы. Давайте уважать друг друга, потому что жизнь — это подарок!

 Так что главный урок — это уважение к себе, всему и всем, ибо эта жизнь драгоценна!

Мог бы ты описать мир, который ты пытаешься создать во время своих выступлений?
Выступая, я слежу за потоком эмоций. Как ты можешь соединиться с толпой, вот точно так же ты можешь обмениваться энергией и это делает из тебя хорошего диджея. Это не так уж и легко, просто опыт позволяет использовать музыку в качестве средства общения. Тем не менее, я очарован научно-фантастическими фильмами, и мне нравится воспроизводить с помощью моей музыки или моего выступления футуристический мир, где машини доминируют над людьми. Мне нравится создавать гипнотические атмосферы, характеризуемые повторяющимся жестким грувом, подобно ритуалу. Я люблю вмешиваться в окружающие меня вещи, опираясь на то, где я нахожусь. От этого зависит буду ли я более жестким или более мягким… Я переживаю все эти эмоции!

Как ты думаешь, что действительно будет имеет значение в конце жизни?
Здоровье. Мы думаем слишком много, может быть, лучшее решение — сказать, что все это хрень! Как я уже говорил ранее, наш ум лжет нам.

Как ты считаешь, почему существует желание связать техно с тьмой и агрессией?
Не верьте им, они все клоуны. Причин нет. Я, или лучше мы, итальянские продюсеры, которые начали с 19990 года в Риме выпускать первую волну индустриального техно, точно знаем как ему была присуща темнота и агрессивность звучания. Но не было никаких причин нам быть такими мрачными и суровыми. 90-е — годы регресса, годы гнева. Мы были полны адреналина, нам было по 20 лет, и мы создавали новый жанр. Возвращаясь к вопросу… Теперь они хотят просто смоделировать эти годы. Они делают это, потому что это круто, создавая ажиотаж. Они не исследуют, а просто копируют. Кучка клонов. Музыка теперь звучит одинаково.
Техно мрачно, ибо оно рождено на складах, а его агрессивность — синоним мятежа. Только, может быть, теперь им злоупотребляют. Мне все равно. Многие думают, что техно это «я должен одеться в черное, я должен создать антиутопическую атмосферу, и я должен выглядеть жестким и агрессивным даже на фотографиях». Извините, но не пошли бы вы. Они все притворяются. Два года назад я написал песню для  the29nov под названием ‘Aggressive Behvior’. Я не создавал ее с целью быть крутым, я просто был очень взбешен! Я плохой мальчик хаха.
C cамого начала я люблю жесткий и темный звук. Как я уже говорил, я начал заниматься диджеингом в 1987 году, а продюссировать начал в 90-х годах вместе с братьями D’Arcangelo под псевдонимом Automatic Sound Unlimited. Мы были темными и тяжелыми. В 1992 году мы создали первую волну итальянского индустриального техно.
Мы родились до появления техно, поэтому наши источники вдохновения были от других направлений. Я был вдохновлен искусством, например, таким футуристом, как Луиджи Руссоло. В 1913 году он написал книгу «Искусство шума». В этой блестящей книге меня поразила его теория о том, что нужно искать звук в шуме.



Каково твое представление о Боге в современном мире?
Бог больше не является духовной формой. Политика использует религию для разжигания расизма и ненависти. Бог в современном обществе становится средством войны. Religion Against Religion — моя новая песня, которая выходит на Aufnahme + Wiedergabe, говорит о том, что религии больше не существует, религия стала политической формой, и никто больше не верит в Бога. Но я мог бы сказать вам, что в современном мире Бог — это деньги.

Как ты ищешь лучшее внутри себя?
В абсолютной тишине моего дома в Берлине. Иногда в самой полной темноте. Я люблю плавать в живой тишине, моя профессия производит шум, а тишина — роскошь в наши дни. Мы думаем в темноте и в темноте мы растем.

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью и каким был бы твой ответ?
Как думаешь, реальна ли жизнь?  Как думаешь, мы действительно существуем?  Кто ты?
Отличный вопрос хаха… Иногда я сам себе его задаю. Но ответа на него у меня нет.



Перевод: Любовь Дзюжинская`