Автор: Ростислав Русаков 


Спросили бы лучше про Сомалиленд, Бангладеш или там Восточный Тимор. Так нет же, подавай всем КНДР!

Идея поесть кимчхи на ее исторической родине зародилась достаточно давно и систематическое возвращение к ней не давало спокойно спать.
Одна из главная целей путешествий в моей интерпретации — это поиск эффекта «машины времени». Так я оказывался  в Боливии, Индии, Иране, Никарагуа, Бирме и конечно же во Владивостоке, «днр» и Припяти. Подобные места стали обязательным пунктом в каждом большом трипе и опьяняя все сильнее, требовали повышения дозы и перехода на следующий уровень сложности. Очередным этапом, но явно не пределом в августе 2018ого наконец-то стала КНДР.
С Кореей всегда было связано много штампов, стереотипов и ассоциаций. Большая община в Украине, невероятная кухня, неоднозначная музыка, технические достижения и ежедневная политическая возня в новостях.

Да простят меня корейцы южной части, но решил я таки начать исследовать полуостров с севера ввиду большого риска скорой утраты данного соц заповедника. Ну и к тому же, кто из вас без гугла назовет имя лидера Южной Кореи?

Последней каплей стала покупка советской карты 80ых годов с (пропагандистски ли?) недоразвитым югом и промышленным успешным севером. Ну и клип Lolly Bomb, естественно.

Как и все самые яркие жизненные впечатления данный случай потребовал небольших радикальных действий. Обычно ты после какой-то субботней вечеринки не осознавая до конца всех рисков и геморроя покупаешь билет условно ткнув пальцем в раскрученный глобус. Обязательно ужасаешься утром маршруту, но делаешь все, чтобы совершить его несмотря ни на что. Последние годы все превращалось в наличие билета и 1 ночи в первой точке после приземления или приводнения. Никаких больше подготовок, планов и точек на карте.
С Северной Кореей вышло не совсем так. Ну точнее вечеринка была, и желание купить билет которого нет ни в одном поисковике.
Пришлось немного исследовать рынок и, о чудо, оказалось есть аж несколько способов попасть в страну и все они не такие уж и сложные. Забегая наперёд скажу, что виза (как и вся организация поездки в КНДР) оказалась одной  из самых простых в жизни. Для неё потребовалось всего 3 электронных письма, ФИО и небольшая сумма во вражеской валюте.
Выбор пал на въезд (принципиально не влет) со стороны Китая, а именно транзитного пригранично Дандонга, через который идёт львиная часть контрабанды в Корею. Этот город как портал между мирами, достоин отдельной истории. Был ещё вариант через РФ, но я бы не пережил их сервис и неразлучное присутствий руссо-туристо в непосредственной близости на протяжении нескольких дней. Уж лучше 30 китайцев из которых никто не говорит ни на чем, кроме китайского.

Итак, Виза получена за день до отъезда, именно виза в паспорт, а не ламинированный буклет, который выдают день в день. В нем имя и фотография отсутствуют, но ты ведь все равно одна такая белая обезьяна на всю группу! Китайский агент ежеминутно на связи, ни одного доллара не уплачено, а я уже в очереди на паспортный контроль китайской приграничной ЖД станции. Видимо такая специфика ведения бизнеса: пока не сделано дела — никаких оплат. Не представляю где ещё в мире отказывались бы 5 раз подряд от преложения взять вполне конкретную оговоренную сумму. В последний момент перед иммиграционным офицером агент таки соглашается и в обмен выдаёт мне целую сумку подарков среди которых 6 корейских открыток — репродукций пропагандистских плакатов. Видимо чтоб было меньше греховных желаний срывать подобные по коридорам Пхеньяна. Да-да, после известного случая с американским туристом впору развешивать объявления с черепом и костями, что сорванный плакат, или любое подобное неуважение к лидерам, может быть опасно для вашей жизни.

И кстати обязательное условие получения разрешения — ДВУХРАЗОВАЯ китайская виза, так как никто в Корее выдавать вам ее не будет, а безвизовый транзит в данном случае не работает, даже если вы оба раза пробудете в Китае меньше суток. Въехать с одной стороны в КНДР и выехать с другой через рф тоже не получится. А так хотелось и по логистике было бы идеально, так как вылет в Японию был запланирован через Владивосток. Ну про гостеприимство северных соседей и так все известно, а то что подтвердилось на практике спустя несколько дней оказалось даже хуже. Но про это отдельная экстрим-сага.
Корейский же экстрим не заставил себя долго ждать сразу после прохождения китайского паспортного контроля. На широченном парадном первом перроне китайского Дандонга стоит в ожидании корейский паровоз с 6 вагонами. Китайцев на перроне вагонов на 10-12. Я единственный не китаец, естественно.
Начинается явный нервоз с корейской стороны. Машинист в форме советского образца со значком профилей всего семейства Кимов на сердце бегает в панике по перрону и запрещает посадку всех у кого нет конкретного сидячего места (таких большинство и я один из них).
Вплоть до того, что его проводники силой выгоняет нас из вагона. Скандал длится полтора часа, машинист даже порывается самовольно выехать со станции мотивируя тем, что пару сот человек в поезде обрушат мост между КНР и КНДР.
Только вмешательство боссов китайской станции, сообщивших, что стрелки рельс переведены в сторону тупика, помогают решить ситуацию. Я сажусь в забитый вагон одним из последних. И в этот момент понимаю, что китайский агент таки не соврал, рассказывая про невиданный ажиотаж на подобные туры последних месяцев. Катализатором стала не столько распиаренная встреча Кима с Трампом, сколько неоднократные совместные фото с Си Цзиньпином. А Китай как известно всегда жил собственным мировосприятием.

Под кавер на «Прощание славянки» поезд медленно пересек грязно-серую пограничную реку. Небоскрёбы Дандонга и руины моста, разрушенного в корейскую войну скрылись в дымке, мобильная связь пропала — кино началось.

Следующая остановка - 1984.

Она произошла всего через 10 мин.
Одинаковые мундиры у мужчин, каблучки и типовые юбки у женщин, нескрываемая суета и нервозность. Бедненько, но чистенько.
Как и ожидалось, стоять пришлось ещё долго. Всех выгнали из поезда, выстроили на перроне, запретили перемещаться (даже в туалет), садиться (даже на землю), пользоваться телефонами (с учётом отсутствия связи). Так пройдёт полтора часа невнятных движений, выборочных допросов и… попытки напарить паленый алкоголь и целебные снадобья для потенции и ЖКТ. Две девушки, чёрный низ белый верх, ненавязчиво проходили по рядам, сами того не осознавая, начав телешоу: миф или реальность. После трёх проверок паспорта разными офицерами, последний из них взглянув с прищуром таки ставит штамп.

Добро пожаловать в КНДР, мышата!

Главное чтобы потом не в Освенцим.
По иронии судьбы следующим оказывается ГДРовский поезд начала 80ых годов с мягкими сидячими вагонами и мылом-крутилкой, как во всех современных немецких вагонах, только естественно здесь без самого мыла. В купе со мной престарелая пара, издающая очень странные звуки во сне (и это не храп!) и отец с сыном, лет так пятнадцати.
Знакомство стало определяющим, так как через 2 дня этот мальчик из, по китайским меркам элитного Даляня, единственный из группы говорящий на сносном английском, станет моим основным источником реальной информации.
Решение ехать именно поездом и терпеть все перечисленные тяготы, а не брать самолёт-телепорт было сопряжено с желанием увидеть страну по дороге от края до края. Ведь невозможно выстроить «потёмкинские» деревни на протяжении всего пятичасового маршрута в столь бедном государстве. В лучшем случае подмести перрон, покрасить траву и поставить счастливых пионеров с гвоздиками в ключевых точках.

Те, кто смотрел потрясающую работу «В лучах солнца» не мог не обратить внимание на постановочность всего происходящего и на переживание кукловодов, чтобы в кадр не дай бог не попало ничего лишнего. Этот эффект ощущался с первой до последней секунды, а редкие исключения (ошибки Матрицы) уж очень бросались в глаза и сразу притягивали неподдельные внимание. Не знаю уж как и в чем они провозили эти нецензурированные министерством закадровые истории — но картинка просто великолепная и постоянно создавала у меня ощущение реверсивного дежавю. Кино я специально не смотрел до поездки…

Полумертвые городки по дороге, поля с первобытной техникой, недостроенные индустриальные монстры, случайные бедняки на костылях под мостом, выхваченные боковым зрением — все свидетельствовало о каком-то заговоре, неумелой клоунаде на потеху всего мира, которая вот-вот вывалит очередной скелет в шкафу. И это было только начало, официальная тур-программа начиналась только на следующий день.

Состав прибыл в Пхеньян уже затемно.
Нас встретили парадно наряженные гиды со строгими прическами и знакомыми уже патриотичными значками-профилями (хоть без пионеров с букетами), рассадили по стареньким, но ухоженным автобусам Хендэ из «оккупированного и угнетенного» Юга и повезли на ужин.

Первые кадры и первые впечатления от инфраструктуры и быта. Широкие проспекты, по которым нас будут возить не сбиваясь все последующие дни, почти полное отсутствие машин, чешские трамваи как в Киеве, советские троллейбусы. Все переполненное и без кондиционеров. На улице к слову рекордные за этот год 45 С. Тусклый редкий свет в окнах типовых многоэтажек. Выкрашенные ядовитой краской киоски с пустыми прилавками. Безэмоциональные прохожие, зачастую одеты по моде 60ых, видимо как у хасидов, по образу пророка. В данном случае вместо Цадика Нахмана из 19ого века, Ким Ир Сен в молодом угаре рок-н-ролла 50ых. У женщин немного больше вариаций и, судя по всему, контрабандное окно Дандонга все больше приоткрывается: встречаются молодые люди в паленых конверсах, джинсах-варенках и, страшно сказать, в футболках с английскими надписями фривольных оттенков. Такой себе навечно окаменевший застой.


Как бы осознавая свои слабые позиции, тур-программа уводит нас в иллюзорный мир изобилия и достатка. Здешнее показательное зазеркалье, прикоснуться к которому имеюсь возможность немногие избранные. Сквозь освещенные витрины все с тем же поддельным виски, кока-колой мэйд ин чайна и прочими символами капитализма, коридор уводит нас в шикарный зал, где вышколенные официантки начинают порхать вокруг интуристов, сменяя подачи и подливая мерзкое рисовое пиво. Еда возможно даже слишком вкусная для такой остроты, очень разнообразна (порядка 20 блюд за вечер) и ничем не хуже чем в добротных корейских заведениях по всему миру. Вот только за соседним столом у гидов всего лишь по небольшой тарелке риса с кимчхи. Надеюсь хоть не пластиковые копии, как любят выставлять на витрины в токийских заведениях. Страшно представить, что у обычного человека дома на ужин.

Постановочный кадр N 236…

Споили, кстати, знатно. Так чтобы не осталось сил убегать, общаться с прохожими и срывать плакаты.
Не обошлось без танцев в национальных костюмах с диск жокеем в униформе, стоящим спиной к зрителям (но ведь так он НИКОГДА не увидит ваши руки!)
Не удивлюсь, что так предписано в инструкции приложенной к аккредитации в Гос Комитете рок-н-ролла и диджеинга. Я не знаю, что он там на своём “Муге” крутил, но психоделический бит и лютый ревер поверх какой-то эстрадной мелодии, кажется было слышно в резиденции Верховного Председателя.

Именем Ленина и Ким Ир Сена — сведись!

Самая красивая танцовщица конечно же подлетела и выдернула меня в какой-то хоровод. Кажется, это было максимально нелепо, но мои китайцы искренне хлопали в ладоши и снимали на телефоны. Такой вот первый в жизни хореографический триумф и думаю последний.

Телефончик не оставила. Нельзя ведь оставить то, чего нету!

Заселение в отель. Все заранее заполнено, согласовано, помечено, получено. Данные паспорта внесены без самого паспорта. Ходим по вэйпоинтам, отклонения сопровождаются в лучшем случае вопросительным взглядом. И вам дай бог здоровьичка, ангелы-хранители мои.
Задаю ключевой вопрос гиду: ГДЕ ПРЕДЕЛЫ МОЕЙ СВОБОДЫ В ВАШЕЙ СТРАНЕ?
На что получаю неоднозначный и невнятный ответ в стиле: «Зачем вам свобода? Мы вам все покажем, расскажем и сопроводим. Ах, да, ну спать вы конечно будете один. Но если что, мой номер на том же этаже через дверь.»
В общем понимайте как хотите. Отвечаю ей: “You are not my guide anymore! You are my guard!”

Номер на 35 этаже. Отель к слову добротные 5*, но застывший где-то в эпоху начала перестройки. Из всей группы я живу тут один (китайцев повезли в место поскромнее). Находится этот один из немногих небоскрёбов Пхеньяна на острове между двух центральных набережных. Его видно отовсюду и с него видно почти все основные точки: и центральную площадь, и набережную, и колонну Чучхе, и исполинский отель-пирамиду. Последний, как я понимаю, готовят к сдаче и посреди ночи (думая, что никто не видит) испытывают иллюминацию похожую на ту, что в полночь на Эйфелевой башне.

Ранний подъем. Опять этот кулинарный безлимит на убой, голодные глаза и натянутые улыбки. За соседним столом компания русских на что-то жалуется. Наверное на неудобные многоразовые железные палочки или абстинентный синдром после рисового пойла. Прикидываюсь, что не понимаю их.

Едем в город. Череда помпезных памятников, не дающих усомниться в триумфальных победах КНДР над капиталистическим миром в неравной хватке. На панно и барельефах гордые, в свете прожекторов окровавленные лица героев войны, крепко сжимающих ружьё и уверенно колющих врага штыком. В темных углах серые шинели и трусливые, перекошенные, подавленные лица американцев, похожие на изображения Гитлера авторства Кукрыниксов. В небе Яки добивают Мустангов. Первый и последний раз в истории.

Судя по репетициям парада на всех основных площадях, назревает очередная красная дата календаря. В принципе здесь это основное развлечение, поэтому тоски на лицах участников особо не заметно. Да и не знают они, как может быть по-другому.

А у верхов другие верховнее заботы: как не позволить низам узнать, что они не просто стадо, а свободные личности имеющие более чем одну дорогу. Нескрываемая гигантомания, культ личности и, судя по всему, другие сексуальные комплексы правящей элиты, разъезжающей на редких чёрных внедорожниках с порядковыми номерами от 1 до 999 — это то, где все мы было ещё несколько десятков лет назад.

Ложь №115...

На следующий день нас конвоируют через всю страну к священной «пахнущей» горе и к музею подарков династии Кимов. Само здание — имитация пагоды снаружи и оруэловские серые коридоры и залы внутри.
Камеры и телефоны отбирают. Не удивлюсь если их за полтора часа экскурсии ещё и пытаются взломать.
Гид торжественно извещает о каждой новой комнате и очередном сокровище внутри.
Залы разбиты по странам. Обойти все невозможно и за день. Водят по основным, плюс по тем, страны которых представляют гости. Подарков много, и это значит, что мой счетчик вранья завертелся со световой скоростью. Есть подарки даже из США. Фанату баскетбола Ким Чен Уну баскетбольный мяч от Мадлен Олбрайт. Уверен не обошлось без участия Дениса Родмана, лучшего друга Кима. Большая часть подарков хоть и действительно из самых разных стран, но в основном это какие-то мутные маргинальные советы, комитеты, партии, фонды и прочие дармоеды всех цветов Коминтерна. Из лидеров: в основном кружок диктаторов. Кастро, Мугабе, Мубарак, Кадафи, Чавес и другие дорогие товарищи. Главный подарок из РФ: карикатурный Медведев, похожий на хоббита, жмет руку не менее карикатурному отцу нынешнего председателя. Гидом представлено как официальный подарок от президента и правительства России. Подхожу ближе, а на шильдике написано: «Дар от сообщества стоматологов Челябинска».
Ни милота же!
Подаркам из Китая посвящены аж 3 зала. Нескончаемые вазы, шелка, фигурки и…несколько легковых автомобилей. Один из которых — вражеский американский «Бьюик» маде ин Чайна. Такая вот Эрония судьбы.

И тут мое самое любимое!
Гид вспоминает, что кроме толпы китайцев к ним затесался какой-то тип из Украины. И всех дружно командируют отдать дань.
Слава богу делим мы не самую большую комнату с венграми, белорусами, словаками.
Украине посвящена всего одна стена. Там весь блеск и гордость: три булавы, шабля, кобзар, вышиванки, скучные картины снизошедшие от несуществующих уже партий и премьеров. И в центре всего панно выложенное обычным янтарём, конечно, собранным нелегально в Ровненской области.

Гид подводит всех к картине и громогласно заявляет: «Лук-лук, зис пикча мэйд фром пьюр ДАЙМОНД!»

Китайцы штабелями падают в обморок, я кричу, что это лож-пиздежь и янтарь!
Вношу в свой список. А они меня, кажется, в свой.
По пути назад заезжаем в магазин с почтовыми марками. Рай для ценителей и все то же диктаторское порно, где все в обнимку со всеми.

Обед в городке по дороге в столицу. Все традиционно. Справившись быстрее остальных беру китайского мальца и веду развращать: на площади перед входом на фоне панно из вождей устраиваем обезьяньи игрища и показываем непристойные жесты на камеру: ✌

Это видят дружинники и бегут за подмогой. Гид в панике требует удалить фото и грозится, что меня арестуют на границе. Говорю, что не делал ничего «такого», сам разберусь, а малой не виноват вовсе. Нерадивого пацана отдают в руки вполне таки либерального папаши. Я стаю изгоем общества, напряжение повисает до конца трипа вплоть до пересечения границы.
По дороге назад ко мне подсаживается мой Гитлер в юбке и пытается сыграть доброго полицая. Основной вопрос: почему же я так не люблю ее страну?
Говорю: «У меня никаких проблем с вашими лидерами и народом, — на этом важно сделать публичный акцент — нравится архитектура и еда (которую вы, почему-то, с нами не разделяете), но меня просто тошнит от вашего непрестанного вранья, коллекция которого перевалила за сотню. Зачем вы рассказываете, что победили на чемпионате мира по футболу и обыграли США 7:0? Ну да, никто не сможет проверить — интернета ведь нету. Ах есть? ИнтрАнет называется? Секретная корейская разработка, как и телевидение? И что он может, это ваш браузер? Утреннюю газету почитать и прогноз погоды посмотреть. Неплохо — неплохо. А ещё? Какой толк от него без выхода в мировую сеть!

К чему вообще весь этот фарс с потемкинскими деревнями и имитацией цивилизации? Это ведь нелепо смотрится и только вызывает смех у гостей и не удержит ваш режим. Все эти дефицитные продукты на видном туристу месте, одни и те же дороги чтобы случайно не заглянуть за угол, выкрашенные с одной стороны дома. Признайте, ваша страна нищая и экономически провальная. Да, я хочу сказать, что вы недоразвиты, полны ненависти и ханжества, а ваши люди живут за чертой бедности. Не имеют прав, свобод и элементарных удобств для жизни. Машины покупать запрещено, покинуть гетто невозможно, одежда — по форме, если нет выхода на фарцовщика, читать и слушать не утвержденное партией — величайшие грех.
Свободомыслие — опасно для масс. Такой тезис мог бы сработать в середине 20ого века, но не в 2018ом.
И да, меня нереально выводит из себя тотальный контроль за моей личностью.
Ах, у вас спутники и ракеты есть? Так ведь они на 100% сделаны из китайских и российских комплектующих и на них из корейского только флажок.

По моим прикидками, если КНДР проживёт в таком формате ещё лет 10-15, без радикальных реформ, внедрения новых технологий, свобод и открытых границ, пробел между вами и цивилизованным миром увеличится до непреодолимого и вы рухните в средние века.
В ответ лишь легкий прищур, а я себе прикидываю, какое соотношение в КНДР между теми, кто знает правду и подыгрывает режиму и теми, кто продолжает искренне исполнять и верить.

На ужине принципиально отказался от алкогольного изобилия и заявил, что планирую вечернюю пробежку по городу. Корейцам идея не особо понравилась — начали опять что-то мямлить про то, что это опасно, не интересно и вообще лучше поплавай в бассейне или побегай по отелю.
А что вы будете делать, а что если люди не поймут вас, а что если проявят агрессию, если, если, если…

Приехав в отель говорю гиду, что без пробежки умру от ожирения и это будет на их совести. Так что одевайся поспортивнее и если боишься, что я не туда забегу — побежали вместе.

Спускаюсь в лобби, вижу какой-то невнятный наряд из ночнушки и сандалей с носками.
Врубаю наушники и даю средний темп по дороге к чекпоинту за которым такой долгожданный выход из матрицы.
Время от времени оглядываюсь, проверяя как себя чувствует моя корейская женщина. Сквозь музыку слышу орёт что-то нечленораздельное.
Продолжаю бежать, но так чтобы не подумали что убегаю. Проношусь мимо ошалевшего часового. Дорога, мост, другой берег. РЕАЛЬНЫЕ ПРОХОЖИЕ!
Понимаю, что это пошли уже экстра бонусы и в казино главное вовремя остановиться. Перехожу почти на шаг, кореянка делает последний бросок, крича на надрыве: «Мистер Русаков, стоп райт нау. Мне страшно не за вас, а за себя»
Делаю вид, что не понимаю о чем она.
Продолжаю растяжку прямо на перекрёстке.
По диагонали от нас стоит случайный постовой с калашом. Она в панике бежит к нему и тащит ко мне. Вижу, что говорит какую-то гадость, тыкая на меня пальцем. Солдат смотрит на меня, на неё, опять на меня, у него начинают трястись губы и он передергивает затвор. Воу-воу, а как же «О Спорт, ты — мир»
Был также обещан какой-то автобус, который следует за нами по пятам. По факту его не оказалось и меня под конвоем пешком возвращают обратно в отель.

Ложь N 256...

К моменту возвращения на парковке перед входом стоить чёрный Лексус с водителем. Из него выходит, судя по реакции окружающих, очень уважаемый мужчина и подходит ко мне. Все та же знакомая улыбка с КГБистским прищуром. Короткая вводная лекция что по чем. Намёк, что нужно быть уважительнее, аккуратнее и доверять своим кураторам. Улыбаюсь в ответ и говорю, что думал еду таки в Корейскую Народную ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ Республику.

Следующее утро.

Гид сидит в дальнем конце автобуса и недобро на меня поглядывает. Рассказываю китайцам историю и прошу мальчика отныне переводить мне все на английский.
Везут на башню Чучхе — главную доминанту на набережной, символ северокорейской идеологии и философии.
Впервые появилась возможность за что-то заплатить, а именно подъем на обзорную платформу. До этого все развлечения, еда, жилье, транспорт, экскурсии, подарки были включены в стоимость тура.

Вид — пожалуй лучший в городе и, при наличии минимальной оптики, даёт возможность увидеть чуть больше чем вам планировали показать. Город довольно компактный как для 3 млн, архитектура (если ее таковой можно назвать) в основном минималистично убогая. Проще сказать выкрашенные психоделическими красками коробки по образу советских общежитий. Яркими (образно конечно) пятнами выделяются культовые брутальные сооружения: несколько исполинских памятников, стадион, ДК, старый и новый отели. Сразу понимаешь, что корни проектов из советских Инженерно-строительных институтов, которым давали возможность реализовать тут свои самые больные идеи.

Далее по плану одно из традиционных пропагандистских шоу — посещение эталонной школы и представление в актовом зале.

На стене в рамочке схема прохода любимого предводителя товарища Кима во время его последнего визита сюда: тут он остановился, тут развернулся, тут потрогал ручку двери, а тут сходил в туалет. Антураж тот ещё! Везде плакаты с предписаниями и наставлениями. Современные технологии также не чужды лидерам: на холсте отец и сын Кимы гордо стоят посреди компьютерного класса, повествуя легенду о C++.
В актовом зале уже все готово для приема дорогих гостей. Школьный коллектив на сцене и выдаёт вполне таки качественно сыгранный эстрадный рок-н-ролл. Девочка валит соло на гитаре, другие раздают на баяне, ударных, саксофоне и традиционных инструментах. Видно, что усердно готовились. Но счастье было не долгим. Во всей школе, а она в самом центре столицы, вырубается свет и девочки продолжают играть на неполученный инструментах. Напомню в это время на улице +45 и вентиляторы также останавливаются. Для ребят судя по всему это не впервой и в процессе программы на сцене появляются какие-то генераторы и аккумуляторы и происходит быстрая перекоммутация. Я бы, честно говоря, без колебаний всех их взял бы к себе на фестиваль. А вот правительство, за такие успехи в электрификации удалил бы из всех мировых лайнапов.

После школы выезд в демилитаризованную зону — важное историческое место взаимоотношений двух Корей и туристический аттракцион для обеих. Я бы сказал даже соревнование у кого он экстремальнее. Короткий инструктаж, обязательное упоминание о негодниках империалистах и том, что Южная Корея — их неполноценный искусственный проект. Один из офицеров перед въездом в зону вдруг начинает по пацански на мне показывать приемы кунг-фу. Ок-ок, чего мы тут ещё не пробовали.
Центр зоны — огромный наблюдательный пункт для туристов, несколько крашенных синей краской бараков и в них столы для переговоров, разделенные между двумя странами. Непонятно почему во время нашего посещение в южнокорейской части, до которой прям рукой подать, абсолютно статичная картинка. Ни одного человека или автомобиля. Отлично можно развить легенду, что южнокорейцев захватили бездушные американские роботы.

По возвращению в город гиды явно пытаются тянуть время и я понимаю почему. Подговариваю несколько китайцев и тыкаю пальцем в программу тура, где написано ПОСЕЩЕНИЕ МЕТРО.
Нехотя соглашаются. Едем на самую последнюю станцию одной из двух линий. Организованно заходим. Такое количество актеров не может себе позволить режим-банкрот, поэтому это один из редких моментов прикосновения к реальности. Пассажиры удивлены происходящему, хотя и стараются не подавать виду. Видимо сказывается традиционное воспитание и менталитет.

Всего 17 станций на трёхмиллионный город — зато каких!
Каждая дворец на отдельную патриотичную тематику. И явно предмет для гордости. Очень диссонируют с остальным городским антуражем. Заложены очень глубоко и явно финансировались из военного бюджета, как бомбоубежища.
Поезда из старого берлинском метро. Но с обязательными портретами Кимов.
Проезжаем всего одну станцию и выходим. Хотелось больше, но и на том благодарочка.

Последний ужин, возвращение в отель и отправка открыток.
На разные адреса по всему миру аж 6 штук с провокационным, завуалированным текстом, цитатами из советской пропаганды и Джорджа Оруэла. Год ставил принципиально не 2018, а 1984.
Дошли 4 из 6, но надежда ещё жива!

На перроне перед отправлением опять репетируют парад, что же еще! Или имитируют, что репетируют. Та похер вообще уже. Мои гиды стоят в сторонке и подглядывают, чтобы мы не сели не на тот поезд. Ага, вариантов тут уж больно много.
Рядом с другой группой стоит миловидная девочка-гид которую раньше не видел. Подхожу пообщаться. Одета по дресс-коду, но вполне таки стильно. В глазах искренность и любопытство. Общаемся на сносном английском за жизнь. Мои гиды недовольно косятся.

«Поверь, вокруг КНДР не стоят оскалившиеся враги социализма с нацеленными ракетами, мечтающими захватить твою родину. Жители Южной Кореи не умирают с голоду и являются одной из самых развитых стран в мире, они делают Самсунг и Хендэ не под дулом автомата, а кимчхи у них такая же вкусная как у вас. По миру люди свободно путешествуют, имеют личный транспорт и пользуются интернетом для поиска ЛЮБОЙ информации и зачастую желают окружающим добра и мира. Или по крайней мере делают вид, что желают — плохой мир ведь лучше хорошей войны»

Проводник приглашает всех в вагон. Захожу самым последним прям перед отправкой и через окно вижу как Гитлер в юбке подлетает к девочке и начинает ее с пристрастием допрашивать, мол, что тебе враг народа наговорил? В ответ безмятежная улыбка, вдумчивый взгляд и успокаивающие жесты. Сработало и оставило надежду, что разрыв поколений таки даст плоды.
Всю дорогу проспал (маршрут ведь тот же, но уже с меньшей помпой) и хотел побыстрее оказаться в таком свободном демократическом Китае с фейсбуком через VPN:)

Уже на границе мои предположения и надежды подтвердились. При этом я был готов к любому исходу и объяснениям по поводу моих действий и фото в телефоне.
Зашли корейские патрули. Начались обыски и возня с китайцами, под аккомпанемент их явного недовольства. Изъяли в качестве взятки какие-то сувениры, бутылочки с косметикой и… пауэр бэнк. Ко мне ноль вопросов. Таки не настучала в КГБ… или просто компромат через ИнтрАнет не успел дойти).
Спрашиваю у молодого корейца интеллигентного вида, что это вообще за бесчинства. Он качает головой и по глазам видно, что фраерок то не подсадной. Просто система не уследила и расположила его случайно в соседнем купе. Оказалось студент, который учиться несколько лет по обмену в Китае. Обязан скоро вернуться работать на благо родины. Все это время его семья де-факто заложник режима.
Не вернуться нельзя, но сделать правильные выводы никто больше не запретит.

Большой Ким следит за тобой!

17.12.1984.

 

P.S. Из хардкора на очереди Ямайка, Саудовская Аравия (в апреле 2019ого), Намибия и ЮАР (сразу после) и Бутан (пока он не превратился в Непал)

Подписываетесь в IG на наши с Ким Чен Уном аккаунты: @curva.peligrosa & @marshalkimjongun