Интервью, фото: Любовь Дзюжинская



Facebook x YouTube x Website



Как бы ты определил свое искусство и его эстетику для тех, кто еще не знаком с ним?
Я певец, автор песен и поэт, но работаю я где-то между электронной и акустической музыкой. Я пытаюсь собрать их вместе, надеюсь, в поп песни, хотя и получается немного эксцентрично.

Оглядываясь назад на свое музыкальное путешествие, какой промежуток времени первый всплывает в твоих воспоминаниях?
Была парочка таких моментов, когда я действительно чувствовал, что нахожусь в потоке: увлеченный вдохновением и даже жизнью в моменте. Из недавнего — процесс создания последнего альбома «Multiverse». Это было совершенно не запланировано. Все случилось, когда я жил в северной части Ибицы с музыкантами и ди-джеями, занимался музыкой каждый день в течение полутора лет, ел вкусную еду, бегал и плавал… Это было отличное время.  Второй момент: когда меня впервые обнаружили, и я переехал в Нью-Йорк едва после средней школы. Также довольно удивительное время. Так что да, есть парочка.



Расскажи нам о самой * красивой лжи *.
Ее так много. Все зависит от того, как вы трактуете песню.  Для меня она изменчива, но суть в том, что самая большая ложь — заблуждение вокруг личности (вы — это вы, они — это они), но на самом деле все не так. Мы нечто большее. Это и может быть самой большой ложью.

Если бы тебе пришлось выбирать между музыкой и сексом, что бы ты выбрал?
Мне никогда не задавали такой вопрос. Наверное, придется сказать, что музыку, хотя, если бы я выпил немного, мой ответ мог бы быть противоположным. Но я надеюсь, что музыка останется со мной на всю мою жизнь, и песни продолжат появляться.

Если бы человек был бы музыкой, каким жанром или песней был бы ты?
Возможно это немного хиппи, но моя любимая песня на данный момент — «Strawberry Fields Forever» Джона Леннона. Может быть, немного странный выбор, учитывая происходящее в моей жизни, но есть что-то в этом. Она со мной соединяется. 

Что больше всего разочаровывает тебя в сфере твоей деятельности?
Музыкальный бизнес, корпоративный момент.  Эта сторона немного разочаровывает, если ты артист. Большинство сделок, в которые я вступил за свою карьеру, оказались в некотором роде мутными. Пожалуй, сейчас и роль социальных сетей превышает роль самого искусства, и акцент делается на содержании, а не на качестве. Но это все часть одного и того же — маркетинга. Объединение маркетинга и искусства не очень хорошо работает. Я понимаю, почему мы это делаем, но все же это разочаровывает.

Ты упоминал, что идея «Multiverse» отражает то, что ты чувствовал, создавая и переживая этот альбом. Как бы ты описал свою личную мульти-вселенную?
Идея мультивселенной — это множество измерений, которые пересекаются прямо здесь и сейчас. Эта реальность только одна из многих. Я полагаю, что речь идет не только о моем искусстве и моей музыке, но и о разных частях меня: мире моих сновидений, словах, которые приходят мне в голову, моем романтическом мире. Все эти измерения и составляют меня.



Как пройти через сложные периоды в жизни?
Музыка и искусство мне очень помогли; они помогли совершить большие изменения, насколько только это возможно. Некоторые не могут вносить кардинальные изменения в свою жизнь, потому что на них полагаются другие. Еще быть здоровым, хорошо питаться, медитировать, и прочее. Но я бы все же посоветовал совершить большие изменения. Обычно, когда все отстой, и он повторяется из раза в раз — это означает, что пришло время перемен.

Опиши свой лучший концерт.
Их было несколько. Не стану упоминать те, где я был открывающим артистом, ведь ты можешь сойти со сцены и это будет потрясающе, но это не твоя публика. В общем, это было в самом начале моей карьеры, и это просто незабываемо, потому что я впервые играл для такого большого количества людей в одном месте. Это был Копенгаген в 2008 или 2009 году: мой альбом занял в чартах первую позицию, и из ниоткуда мы продали несколько тысяч билетов. Я играл в прекрасной комнате, и все знали слова песен, я сыграл все свои песни, которые у меня были на то время. Когда я вышел за кулисы, все здание тряслось в течение 5-10 минут. Я должен был вернуться и сыграть еще, я даже не помню, что я играл. Но это было очень круто. С тех пор некоторые из выступлений были совершенно особенными, но все же тот случай был первым. Потом я долго не мог спать. На следующий день становится очень грустно, словно ты ребенок у которого день рождения, а на следующий день ты просыпаешься и тебе нужно ждать целый год.

Как насчет самого запоминающегося концерта, который ты посетил в качестве зрителя?
Я был на многих удивительных концертах, но то, что выделяется в памяти среди всех — Bjork в Нью-Йорке в Radio City Music Hall.  Это было так давно. Там был хор женщин-инуитов, поющих на бэк-вокале с исландской филармонической арфисткой и парой электронных перкуссионистов.  Звучало лучше, чем альбом, вся толпа плакала. Еще выделю первый раз, когда я увидел Radiohead. Это было невероятно. Если говорить о совершенно другом музыкальном стиле — Ravi Shankar, 88 лет, который играл потрясающую индийскую музыку. Также Outcast для жанра хип-хопа были сногсшибательными.

Существует семь смертных грехов, какой из них ты?
Надеюсь, не жадность.  Все же меняется, и от этого так сложно. Тщеславие — проблема большинства людей, и страсть может быть проблемой. У меня нет явных проблем с гневом, и люди, знающие меня, не скажут, что я злостный. Тем не менее, я думаю, что это все же проблема, потому что я ее накапливаю в себе, и она взрывается каждые несколько лет, а это плохо. Прошло несколько лет с последнего раза. Может быть я все же выберу гнев, потому что он явно выражается неправильно.

Расскажи нам недавнюю смешную или нелепую историю из карьеры, возможно, о какой-то конфузной ситуации, которая произошла во время гастролей?
Их очень много, и есть некоторые, о которых я бы не стал говорить. Я пытаюсь вернуться во времени сейчас. Ничего странного в Украине не происходило. В России было несколько ситуаций, когда происходили странные вещи. Как-то раз нас преследовали после того, как я впервые играл в Санкт-Петербурге: там были ребята, которые выжидали нас после концерта. По сути, я вышел на улицу со своей гитарой, и три огромных русских парня на внедорожнике Porsche, разодетые в черное, сказали: «Сейчас, Вы, пройдете с нами». Один из них схватил меня за руку, а затем вмешались и охранники. Я оттолкнул их и начал убегать, а они побежали за нами.  Я не знаю, что это было, но я думаю, что они хотели, чтобы я, возможно, пришел и встретился с их боссом, потому что он был фанатом, но они решили сделать все по-русски. Мы убежали, и на этом все. Я чувствую, чтобы ответить на этот вопрос, мне нужен мой звукорежиссер, потому что он гастролирует со мной вот уже 11 лет, и мы с ним вместе прошли через многое.



Какая самая красивая вещь, которую ты когда-либо видел в своей жизни?
Назову две и очень разные: есть место за пределами Кейптауна, о котором никто на самом деле не знает, — это серия водопадов в тропическом лесу.  Первый раз, когда я попал туда, оно просто взорвало мой разум. Я знал, что бывают такие места, но я не знал, что одно из них было так близко от моего родного города.  В совершенно противоположном масштабе спектра — мой первый Burning Man в Америке. То, как город выглядит ночью, когда ты видишь его на расстоянии, и все эти огни, где бы ты ни находился, и все освещено — это было похоже на какой-то безумный научно-фантастический фильм. Невероятная красота.

Сколько раз ты побывал там?
Три в Америке, а еще у них есть сайд-проект в Южной Африке “Africa Burn”, который я посещал четыре раза, так что в общей сложности семь. И этого более чем достаточно. Я завязал.

Что ты познал благодаря Yoav?
Чего я только не познал… Это было и есть моей жизнью, что-то вроде странствий.  У меня никогда не было далеко идущего плана, он был только на ближайшее время. Я научился отпускать и доверять немного больше. Я узнал, что когда что-то идет в одном направлении, хоть это и может показаться немного не в ту степь, и не то, что ты хотел, но это именно то, что тебе нужно было. Опять же, все сводится к доверию и возможности отпустить, а не пытаться контролировать вещи слишком сильно. То же самое и с музыкой; раньше я был перфекционистом и исправлял каждую мелочь. Я стараюсь делать это все реже и реже, я просто пытаюсь позволить вещам идти по течению. То же самое и с выступлениями. Я научился быть счастливым, не пытаясь контролировать каждую мелочь. Думаю, это неплохой ответ.

Если бы у тебя была возможность сменить пол на 24 часа, что бы ты сделал с этим временем?
Я не уверен … Было бы интересно узнать, какой была бы жизнь женщины, но 24 часа — это немного.  Не знаю, хочу ли я ответить что-то вроде рождения ребенка, это, наверное, слишком сложно для меня. Но не думаю, что есть какой-то конкретный опыт, который я искал бы; я просто хотел бы увидеть, как этот опыт ощущался бы в целом.

Каково твое личное определение счастья на данный момент?
Оно отличается от того, что было пару лет назад, когда я записывал альбом; все было экстремально, было хорошее время. С тех пор все стало немного сложнее. Я думаю, что я довольно взволнован по поводу будущего. Я пытаюсь найти свое место, и перестать жить на чемоданах. Думаю, что заземлиться в определенном месте было бы довольно здорово, так как я живу в разных местах на протяжении уже 11 лет. Создание множества разных вещей, не только проект Yoav — это тоже можно записать в это определение. Возможно, некоторые вещи в моей жизни могли бы улучшиться. Я очень счастлив творчески, но я не чувствую себя обоснованным. Моя жизнь вовсе не об этом.  



Существует ли твое идеальное место?
Еще нет.  Я думаю, что оно может состоять из двух. Мне нравится в Кейптауне, в моем родном городе, но не более чем на несколько месяцев за раз: мне становиться все лень, я теряю самообладание, ведь там слишком красиво и каждый день ты катаешься на серфе и проводишь время на пляже. Мне нужно находиться в мире немного больше. Поэтому, думаю, что несколько месяцев там, и может несколько месяцев в Лос-Анджелесе или Португалии.

Санкт-Петербург?
Холодно!

Каким будет следующий этап твоей жизни?
Я очень заинтересован в том, чтобы немного замедлить ее и найти места, где я действительно захочу находиться больше нескольких недель. Я чувствую себя креативно и хочу создавать разные виды музыки. У меня есть кое-какие планы на будущее: я работаю с некоторыми композиторами и над некоторыми саундтреками. Но моя жизнь такова — я строю план, а потом происходит что-то еще. Хорошо иметь план и знать, что ты делаешь через 2 недели, но потом все снова неведомо. 

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью и каким был бы твой ответ?
Не этот, ха-ха.

Есть ли книга, которую ты бы порекомендовал?
Их много. Я не знаю, смогу ли я рекомендовать их всем, но среди некоторых , которые я люблю больше всего — серия комиксов под названием «Sandman» Нила Геймана. Есть некоторые духовные книги, но такие книги приходят к тебе в определенное время. Есть книга Джозефа Кэмпбелла «Сила мифа», она довольно удивительна. Она стала вдохновением для «Звездных войн» и «Матрицы». Он пишет о мифологии и путешествии героя — это больше духовная книга. «Невидимые» Гранта Моррисона также превосходна.

Каково твое представление о Боге в современном мире?
Если ты думаешь о современном мире как о чем-то, где мы сейчас находимся, то у нас просто есть фантом восприятия этого момента времени. И вся идея времени является не тем, что мы себе представляем об этом. Если рассмотреть период времени от Большого взрыва до настоящего момента, и к тому, что будет происходить дальше — весь этот процесс происходит одновременно. Но существует только один Бог, и я думаю, что сам процесс познания его — это и является Богом. По крайней мере, так говорят.

Что самое мудрое ты когда-либо слышал?
Что касается гастролей, один пожилой музыкант однажды сказал мне: «Бери с собой много носков».  И он был прав.



`