Интервью: Елена Савлохова 
Фото: Любовь Дзюжинская 


Facebook x Website x Twitter YouTube Instagram



В разговоре с:
Jamie Stewart
Thor Harris
Christopher Pravdica


"Girl with Basket of Fruit" LP -> тут

["мяу мяу мяу"]

Каково это быть тобой?
Jamie: О, ты спрашиваешь не того человека.  Очевидно, что у меня нету абсолютно никакого представления о том, каково это быть мной, ха-ха.  Я понятия малейшего не имею.

По твоему мнению, почему музыка так важна для твоего существования?
Jamie: Если сравнивать с бутербродом или чем-то в этом роде? Много плохого случилось со мной, когда я был ребенком, и много плохого произошло в моей молодости. Мир — это сплошной кошмар. Я не очень хорошо справляюсь со стрессом или сильными эмоциями, поэтому музыка для меня является местом, в которое я могу все это конструктивно поместить, а не стать алкоголиком или чем-то в этом роде. Это невероятная возможность сконструировать что-то, что в противном случае обернулось бы просто каким-то разрушением. Так что это, вероятно, самая ценная ее часть. Кроме того, с детства я был фанатом музыки, поэтому изучение музыки является более глубоким исследованием, нежели просто ее прослушиванием. Поэтому выделил бы эти две вещи. Еще шанс создать нечто из чего кто-то другой сумел бы вынести что-то для себя.

Что больше всего тебя увлекает в процессе?
Jamie: Запись. Если бы мне пришлось оценивать по 10ти бальной шкале, я бы поставил записи — 10, а лайв выступлениям — 9. Просто мне это нравится чуточку больше.

Исчезает ли волнение со временем?
Jamie: Тур — это чертовски тяжело. Я не устал выступать, но я очень устал от тура: машина, аэропорт, саундчек. Одна только мысль об этом вызывает во мне рвотный рефлекс. Самое замечательное в музыке то, что ты не можешь перестать этим заниматься. Существует бесконечная комбинация ритмов, нот, слов, идей, опыта, которую можно вставить в музыку — это неразрешимая головоломка. Я понимаю, как кто-то может «биться головой об стену», когда не может думать ни о чем, кроме преград в творчестве. Это не устареет никогда. Это самое базисное человеческое выражение, которое фундаментально связано с нашей физиологией и является частью личности. Музыка вне времени и никогда не перестанет быть актуальной.

Говоря о туре, мог бы ты рассказать странную или неловкую историю?
Jamie: Бля.

Что-то из недавнего?
Jamie: Несколько лет назад я прекратил пить в туре, так что с тех пор все очень скучно, ха-ха.  Ничего сумасшедшего больше не происходит, потому что сейчас я веду себя прилично в туре.

А до этого?
Jamie: О … Была одна ночь. У нас был выходной и мы были в гостиничном номере в Миннеаполисе, штат Миннесота, Средний Запад в США.  Я был в ванной, а кто-то взял пончики и гладил их на гладильной доске, а затем бросал мне в ванную. Потом мы взяли пластиковый пакет и наполовину наполнили его пивом, а другую половину мочой. Мы сделали в нем дырку и выпили эту перемешанную мочу с пивом, пока я плавал в ванне с пончиками. А потом в какой-то момент мой друг насрал мне в руку, ха-ха. Я полагаю, это было довольно неловко.  Ох, а потом его вырвало на мою задницу. Думаю, это были буквально все отвратительные вещи, которые могли оказаться на мне, помимо крови. Или чьей-то обезглавленной головы. Да … Ничего так вечерочек.

Какой самый ценный подарок ты когда-либо получал?
Jamie: Я не знаю, я не очень материалистичен. Позвольте мне ответить с психологической точки зрения.  Это очень банально, но я полагаю, что это просто уверенность в любви и поддержке со стороны моей семьи и пары действительно близких друзей.

А самый приятный комплимент?
Jamie: Каждый раз, когда кто-то делает комплимент моим носкам. Это делает меня довольно радостным.

Что является врагом творчества и как с этим бороться?
Jamie: Наверное, Spotify. Невозможно бороться с этим, музыка уже проиграла.

На какие вопросы ты ненавидишь отвечать?
Jamie: “Откуда название группы?”.



Jamie Stewart

Я знаю, что ты увлекаешься литературой и кинематографом, в каком кинематографическом или книжном мире ты хотел бы жить и почему?
Jamie: Это хороший вопрос. Я никогда не думал об этом. Я имею в виду, что все книги, которые я читаю, и фильмы, которые я смотрю, очень ужасны, ха-ха.  Я не хотел бы жить ни в каком из этих миров: ни в одной книге и фильме, которые мне понравилась. Никто из героев  не чувствовал себя хорошо. Я всегда ищу что-то негативное как в кино, так и в книгах, так что я бы не хотел испытать это на себе.

Какая твоя самая странная привычка?
Jamie: Блять, у меня много глупых странных привычек. Я не могу поделиться с вами самой странной, ибо это слишком неловко. Эй, Тор! Тут очень хорошие вопросы, вы оба определенно захотите ответить на них.
Thor: Я знаю все ответы!
Jamie: Последним был вопрос: «Какая твоя самая странная привычка?». Мне все еще нужно подумать о том, что я мог бы произнести вслух, но все мои привычки слишком странные.
Thor: Я много думаю о привычках, потому что именно они движут всей нашей жизнью. Какая твоя самая странная привычка, Кристофер?
Chris: Вот дерьмо, я не знаю. Думаю, говорить неуместные вещи.
Thor: Да, Кристофер любит говорить неуместные и некорректные вещи. И я уважаю это.
Chris: Я за эту привычку.
Jamie: Я чувствую, что ушел от этого вопроса.

Если бы вы могли путешествовать во времени, в будущее или прошлое, куда бы вы отправились и почему?
Chris: Думаю, я бы отправился в будущее.

Как далеко?
Chris: До самого конца. Хочу посмотреть, как все обернется в конце концов.
Jamie: Я думаю, что далеко в будущее.
Chris: Конец Земли.  Даже не планеты, а человечества, чтобы увидеть, чем все это закончится… А вообще, это уже через несколько дней.
Jamie: Мы будем тут, чтобы выяснить это.
Thor: А я бы отправился в прошлое.
Chris: Потому, что ты белый.
Thor: Потому что я белый и я чувак.
Chris: Никто из темнокожих не захочет отправиться в прошлое.
Thor: Нет, это правда. У таких как я всегда все было хорошо.
Jamie: Хорошо, параметр был бы таков, что мы сумели бы выжить в этом другом существовании? Мы призраки и мы просто наблюдаем за всем этим, или мы становимся тем, кем мы есть сейчас, и пытаемся приспособиться к окружающей среде?

Вы физически там присутствуете.
Thor: А мы можем повлиять на время в которое отправимся?

Да.
Thor: Я бы определенно отправился в прошлое.
Jamie: 2016.

Что произошло в 2016?

Jamie: Трамп стал президентом.
Thor: Я бы убил его до выборов.
Jamie: Да, и я бы это сделал.
Thor: Кого еще? Я бы убил Джорджа Буша до выборов.
Jamie: Вообще, если бы мы убили Буша, тогда Трамп бы не стал президентом.
Chris: А вообще, мне бы пришлось убить Обаму, тогда его бы точно не избрали.
Jamie: По сути, мы могли бы возвращаться к каждой инаугурации и просто убивать каждого президента США.

Каждого?
Jamie: Все они были геноцидными маньяками. Думаю, было бы хорошо избавиться от каждого.



Thor Harris

Какую истину вы познали прожив столько лет?
Thor: Знаете, мы с Джейми много говорили и рассуждали о доброте, о хорошем отношении к людям, и просто распространением доброты в мире. Я думаю, что это лучшее наследие, которое ты можешь оставить по себе — в повседневном отношении к людям.
Jamie: Это тяжело для меня. Я очень капризный, у меня плохое настроение, поэтому не быть мудаком для меня сложный путь, но, думаю, что согласен с тем, что говорит Тор. Абсолютная истина — просто попытка быть более вдумчивым и добрее к людям.
Thor: Когда я был моложе, да я и все еще это делаю — остаюсь осуждающим мудаком. Но становясь старше, я намного меньше (надеюсь) склонен пытаться научить мир как быть лучше, понимаете? Речь идет о том, чтобы исправить то, что облажалось во мне.

Как вы думаете, нормально ли иногда быть мудаком?
Jamie: Порой это даже необходимо.
Thor: Я даже не знаю можете ли вы назвать это мудачеством. Речь идет просто о том, чтобы быть прямым с людьми и говорить: «Эй, чувак, я хочу поговорить с  другими людьми, так что скройся с моих глаз, а?».  Мне почти пришлось сделать это в Латвии: итальянский парень постоянно прыгал у меня перед лицом. Я ничего не сделал, но я был на грани того, чтобы сказать: «Эй, слушай, позволь мне поговорить еще с несколькими людьми!». У нас есть название для таких фанатов, которые подходят после шоу. Мы называем их «Карателями».  Это человек, который прилипает к тебе, как банный лист на причинное место. Один имеется в Канаде.
Jamie: О да, знаю.
Thor: Он попросту не отлипает от тебя после шоу, хоть ты и хочешь сказать привет как можно большему количеству людей.
Jamie: Есть одно действительно хорошее решение, которому научил меня мой друг: ты просто притворяешься, что засыпаешь. Это занимает на удивление много времени, но дает вам возможность расслабиться.
Chris: У меня никогда не было проблем с управлением этими людьми.  Ими легко управлять.
Jamie: Это потому что ты высокий.
Chris: Знаете, что работает? Простые слова из разряда: «Я ухожу, увидимся через минуту, увидимся позже, пока.”
Thor: А ведь неплохо.

После дождичка в четверг.
Chris: Это та часть, где я чувствую себя хорошо, ибо они думают, что это приглашение увидеться через пару минут. Но потом, когда я встречаю их позже, то говорю: «Эй. Прощай!».

В какой степени вас заботит мнение других о вас?
Jamie: Чем дольше ты живешь, тем больше осознаешь насколько становится пофиг. Думаю, к этому осознанию приходишь с возрастом.  Это невероятное бремя снято. Я имею в виду, что все музыканты — сумасшедшие, тщеславные эго-маньяки, но со временем ты становишься все менее и менее таковым. Сейчас мне пофиг больше, чем когда-либо. Конечно, я и сейчас до некоторой степени думаю об этом, но это чрезвычайно бесполезная трата энергии и времени. В этом нет ничего хорошего.
Thor: К тому же, когда мы становимся старше, достаточно людей решают, что этот парень хороший и искренний, но если я кому-то и не нравлюсь, тогда выйди с этим вопросом в интернет, там написано, что я хороший парень.
Chris: Меня это никогда не беспокоило.
Thor: Всем нравится Крис.
Chris: Меня волнует, что думают люди, но не совсем. Меня не волнует, чего хотят люди. Мне все равно, чего хочу я сам. Большинству людей стоит срать на то, чего они так сильно хотят. Меня это немного заботит, но проблем с избытком не было никогда.



Christopher Pravdica

Какое ваше личное определение красоты?
Chris: Веб сайт? YouTube?

Красоты ха-ха.
Chris: А, мне показалось ты сказала YouTube ха-ха.

А это неплохой вопрос.
Jamie: Яблоки. Они довольно неплохо выглядят.
Thor: В туре, ты посещаешь все эти созданные человеком места, например, центры города. Думаю, что большинство артистов вдохновлялись природой. Есть некие прекрасные рукотворные вещи, но в целом, все естественное — прекрасно.  Я имею в виду, что предпосылка буддизма такова: «Смотри, тупица, вокруг тебя такая красота, а ты страдаешь херней». Если ты находишься в мире природы, то тебе не о чем беспокоиться;  ты окружен прекрасным миром, для которого ты идеально приспособлен. Природная красота окружает нас, и мы сумели очень хорошо ее испоганить.
Jamie: Движущий хаос деревьев, или что-то в этом роде, и знание того, что это совершенно невозможно понять или действительно проникнуться эти. Это в некотором роде невероятно трогательно и довольно замечательно. Наверное, единственная действительно приятная вещь в том, чтобы быть человеком — это смотреть на цветок, или что-то в этом плане, и быть не в состоянии полностью его поглотить, но все же быть тронутым им. Это мило.
Chris: Мне было бы комфортнее говорить о YouTube, чем о красоте и природе. Если и есть эксперт по красоте, то я максимально буду отдален от этого человека. Я ничего не знаю о красоте.

Как насчет восприятия уродства?
Chris: А вот в этом я разбираюсь! Мне нравится уродство, потому что оно напоминает тебе, что не все красиво и прекрасно. Я думаю, что мне нравится время от времени пинать «красоту» в лицо чем-то уродливым. Уродливые чувства это хорошо. Это очень грустно однако, потому что некоторые люди просто очень уродливы, и вы видите это, и это невозможно интерпретировать по другому.  У них просто испорченное лицо и испорченное тело.
Jamie: Хахаха.
Chris: Они больше не красивы.

Какой последний фильм впечатлил вас?
Thor: Форма Воды.
Jamie: Капернаум.
Chris: Свет в Океане. О том, как хранитель маяка находит ребенка. Очень грустная история. Я много плакал.

Есть фильм Йоргоса Лантимоса «Лобстер», в нем одинокие люди должны найти партнера за 45 дней, а если не смогут, тогда они должны выбрать животное для трансформации в него. Какое животное вы бы выбрали?
Chris: Косатку.
Jamie: Отличный вариант.
Thor: Я не знаю.
Chris: Ты не хотел бы быть собакой? Верблюдом? Кожистая черепаха?
Jamie: Орангутанг?
Chris: Медуза?
Thor: Орангутанг?
Chris: Больно человекоподобно.
Thor: Это означало бы, что я хотел бы быть человеком, который не знает, что он умрет, и не иметь все эти экзистенциальные мысли…
Chris: Вы могли бы научить их. Они могут понять смерть. Это печально, потому что они этого не осознают, а потом вы их учите, и это все в корни меняет.
Jamie: Тор, это твой выбор?
Thor: Ну, я не знаю, вы, ребята, отговорили меня.  Думаю, что летающее животное это круто.
Jamie: Птеродактель?
Thor: Птеродактиль подходит…
Jamie: А обязательно должно быть реалистичное животное или можно вымышленное?

Давайте и о вымышленных.
Chris: [шепчет] Чубакка.
Jamie: Да, наверное Чубакка.
Thor: О да, и я за это.  Он такой благородный.
Jamie: Он отличный водитель.



Как справиться с невыносимий всратостью бытия?
Thor: Буддизм 101: вы окружены красотой. Так что за херня тогда?
Jamie: И уродством. С тем же успехом вы можете просто посмотреть вокруг, на то что происходит, и принять тот факт, что это ужасно.  Я думаю, когда я принял тот факт, что у меня действительно ужасная депрессия, а жизнь действительно чертовски глупа, это начало беспокоить меня меньше, потому что я перестал чувствовать, что делаю что-то не так.  Я просто осознал: «О, это не я, это просто факт существования». Тогда меня это стало меньше раздражать.
Chris: Разве музыка не помогает?
Thor: Очевидный ответ.
Jamie: Да, очевидный ответ — музыка.
Thor: Музыка придает всему значение.
Jamie: Абсолютно.
Chris: Музыка, видеоигры.
Thor: Мне было около 9 лет, и я не знаю, сколько лет было этим парням, но это было похоже на «вау, музыка!». Мне было 6 лет, когда я получил свою первую запись Jackson 5 и подумал, что это не скучно, а вся остальная жизнь скучна.
Jamie: Я был одержим этим.
Thor: Этот звук, который исходил из тех 45 …
Chris: Удивляет и уносит тебя своим очарованием.
Jamie: Да, это одновременно физическое и эмоциональное, психологическое и социальное, творческое и разрушительное. И это круто.
Chris: Лучший способ справиться с невыносимой жестокостью бытия — это игнорировать его, поэтому нужно найти те вещи, которые помогут вам его игнорировать.
Jamie: Это в некотором роде и конструктивно, и разрушительно.
Chris: Видеоигры делают свое дело для меня.

У тебя есть любимые?
Chris: Прямо сейчас у меня есть одна, о которой мне стыдно говорить.
Jamie: Просто скажи.
Chris: Я играю в игру, которую все фанатично ненавидели. Звездные войны Battlefront II.  Я долго ею проникался, но в конце концов, она со мной заговорила. Это первая социальная видеоигра в моей жизни. Я никогда не играл с другими людьми раньше. Я играл в видеоигры с Atari, когда был маленьким, но не онлайн, и я никогда не был «связан» с другими людьми. Это первая такого плана, которую я решился попробовать, и она взорвала мой разум. Когда я играю, мир на самом деле начинает казаться хорошим местом; тот факт, что ты  можешь просто включить свои игрушки, поиграть, повеселиться в течение двух часов, и после этого твой день уже прошел неплохо.



Какой вопрос вы бы хотели услышать на интервью, и каким был бы ваш ответ?
Chris: Это для вашего будущего исследования. У меня такое ощущение, что это не тот вопрос, который мы бы хотели услышать.
Jamie: Думаю, вопрос, бы звучал так: «Вы бы предпочли пять сисек или три члена?».
Thor: Вау!

И каков был бы твой ответ?
Jamie: Я тоже должен отвечать?! Блять.
Thor: Ты же задал этот вопрос.
Jamie: Я думаю, что мы должны немного изменить контекст. Теперь это будет вопрос с обязательным ответом для всех .
Chris: Ох, чувак. Так пять сисек или три члена, Тор?
Thor: Как будто я могу выбрать один из этих двух вариантов…
Jamie: Только на твоем теле.
Thor: Три члена.
Chris: Я не понимаю, как сиськи будут могут выигрышно смотреться на тебе.
Thor: И все люди с сиськами сейчас: «Ух, я бы не хотел/ла эти сиськи».
Chris: Если бы вы могли заставить их исчезнуть или вернуться, когда вы этого хотите, тогда все было бы в порядке.
Jamie: Да, если бы они всасывались.
Thor: Я имею в виду, что оба варианта были бы крутыми.
Chris: Что бы вы сделали с сиськами и что бы вы сделали с тремя членами? Я имею в виду, я знаю, что вы будете делать с членами, но что вы будете делать с сиськами? Просто будете пялиться в зеркало?
Thor: Член и клитор — это одно и то же, верно? Таким образом, вы можете иметь три члена или три клитора.  Это то же самое! Вот откуда настоящее наслаждение. Сиськи это просто «посмотри на них, разве ты не хочешь прикоснуться ?!»
Jamie: Но ты увеличиваешь удовольствие от сисек в 5 раз, хотя…
Thor: Да, но это все, что у тебя есть, вроде бы охуенно но потом ты такой, «иди ко мне и ублажай мой единственный член», но у тебя есть другие качества, наподобие обаяния, остроумия или что-то в этом роде.
Jamie: Только если у тебя есть этот шарм и остроумие.
Chris: И если у тебя более трех сисек, это действительно может выглядеть как соски у животного. С тремя это может сойти тебе с рук, и у людей такое бывает, это существует.
Jamie: То есть твой ответ — три члена?
Thor: Да. Или три клитора, что угодно.
Jamie: Дело в том, что члены занимают много места, а клиторы довольно портативны.
Thor: Два клитора и член.
Jamie: Я имею в виду, это не повлияет на твоё повседневное существование, и никто не узнает. Но если бы у тебя было три члена или пять сисек, это бы точно повлияло на твое взаимодействие с внешним миром. Ты никак не смог бы это скрыть.
Thor: Было бы проще спрятать три члена. Или два клитора и член. И тогда ты бы такой: «эй, я нормальный чувак, но на самом деле … если у тебя есть клитор, у меня их два!».
Chris: Это все равно все сводится к хуям. Так три маленьких или один, но очень большой?
Jamie: О … Ну, очень большой — бессмысленно. Но на такой, наверное, было бы интересно взглянуть. А насколько маленький-маленький?
Thor: Окей! А что самое великое из того, что изобрел наш дерьмовый вид?
Chris: Большой пенис?
Thor: Нет. Или это твой ответ? Хотя, это уже новый вопрос.
Chris: Хорошо, теперь ты задаешь новый вопрос.
Thor: Новый вопрос, не связанный с тремя членами и пятью сиськами. Довольно легко сказать, какие худшие вещи мы там придумали — атомные бомбы, сжигание ископаемого топлива.
Chris: Атомная бомба — довольно удивительное достижение.
Thor: Конечно, в некотором роде. Тем не менее, оно довольно мрачное.
Chris: Даже если что-то пойдет не так, это все равно останется невероятным человеческим достижением.
Thor: Да, в некотором смысле. Хорошо, ответ может быть засчитан, но, скажем так, топ 3 лучших изобретений человечества?
Chris: Я не знаю. Мыло?
Jamie: Мыло очень полезно.
Chris: Мыло — это хорошо.
Jamie: Кирпичи.
Thor: Кирпичи?
Jamie: Канализация?
Thor: Хорошо. А как насчет велосипеда?
Jamie: Они великолепны.
Chris: Бумеранг довольно увлекателен.
Thor: Я никогда не мог его обратно словить. Но ты же знаешь, как я плохо бросаю.
Chris: Я думаю, что мыло — лучшая вещь, которая была изобретена человечеством. Оно решает так много проблем. Но вам нужна сантехника и канализация чтобы дополнить набор. Мыло и канализация.
Jamie: И действительно хорошее мыло — это так круто. Когда я был молод и невероятно беден, я думал, что моя жизнь может обрести полноту красок, если я куплю дорогое мыло. Это то, чем я сейчас себя балую.
Chris: А у меня это хороший стул.
Jamie: Это чудесно.
Thor: У тебя есть сейчас такой стул?
Chris: Я буду грустить и плакать, но я уверен, что умру без хорошего стула.
Jamie: Я не думаю, что ты умрешь без хорошего стула, ха-ха.
Thor: Ты должен объяснить мне, какой он, стул твоей мечты?
Chris: Он должен стоит денег, это не бесплатное удовольствие. Он должен быть хорошо спроектирован и сделан: он может быть большой и мягкий, или один из тех супер дорогих пластиковых или металлических стульев, на которых сидят люди.
Thor: Как насчет деревянного стула, который удобен?
Chris: Прямо деревянный стул?
Thor: Да.
Chris: Я бы не подумал о деревянном стуле.
Thor:  Который действительно удобен.
Chris: Как деревянный стул может быть удобным?
Jamie: Если все сделано правильно. Все эти стулья Германа Миллера сделаны из дерева.
Chris: Я не думаю, что могу сидеть на деревянном стуле. Мои нервы слишком чувствительны, чтобы сидеть на жестком стуле. Мне нужна подушка.
Jamie: Тебе просто нужен стул-мешок.
Thor: Или гамак.
Chris: Или те вещи, которые были в 70-х.
Jamie: Хорошо, каков твой вопрос?
Chris: Черт возьми, я не знаю. У меня никогда не было достаточно интервью, чтобы даже подумать о том, чтобы меня могли спросить.
Jamie: Но у тебя были хорошие ответы.
Chris: Да, я должен что-то придумать?

Да.
Chris: Какой был худший сон, который у вас когда-либо был?
Jamie: Это хороший вопрос.
Chris: У меня нет ответа, ха-ха.
Jamie: Я должен ответить на это? Две ночи назад у меня было три разных сна: один из них был о стрельбе из моего компьютера и поджигании моей студии, другой о силовом трансформаторе на моем заднем дворе, сжигающем мой дом, а затем о другом силовом трансформаторе который шел по улице от моего дома, и сжигал мой район, ха-ха.

Огонь, иди со мной [прим. «Твин Пикс»]
Jamie: Да, типа того. Это было странно. Это ужасный ответ.
Chris: Это хороший ответ.
Jamie: Хорошо, хорошо.  После этого дерьма было здорово проснуться.
Chris: Мне нравится это чувство. Это как прыжки с тарзанки, когда ты на самом деле рад быть живым.
Тор: У меня имеется депрессия, в которой я действительно свободен большую часть времени, и мне действительно очень весело, но в те моменты когда она усиливается, я чувствую себя крошечным и как будто я нахожусь в пылающей металлической комнате. И мне может сниться, что я в таком состоянии. В конце концов, оно всегда покидает меня, и я работаю над тем, чтобы это состояние не возвращалось. Но иногда у меня могут быть сны, что я в таком состоянии.
Chris: Это должно быть дерьмовое чувство.
Тор: Да!  Это супер дерьмовое ощущение, потому что это похоже на ощущение, как будто ты под кислотой или что-то в этом роде, только это естественное, ужасное психическое состояние, которое может поглотить мой мозг. Так что это мой худший сон.
Jamie: Мне приснился сон, где я убил своего племянника. Это было действительно хреново.
Тор: А ты очень любишь своего племянника.
Jamie: Я очень близок со своим племянником.  Это мне вынесло мозг. Меня тошнило, когда проснулся.
Chris: Мне тоже пришлось убить ребенка во сне.  Это было ужасно, я плакал от начала до конца. Либераче заставил меня сделать это. [Владжу Валентино Либераче — американский пианист, певец и шоумен 1950-70х годов, прим.]
Jamie: Что?!
Chris: Да, это было на его вечеринке, и он отвел меня в сторону.  Это была мафиозная сходка, и он сказал мне, что если я хочу потусоваться с ним, то я должен буду решить их проблему. Я не хотел этого делать, но головорезы Либерачи заставили меня сделать это, и я все время плакал. Я проснулся и меня тошнило. Подобное чувство, когда в детстве ты впервые видишь убийство в кино. А какие твои худшие кошмары?

Я их не запоминаю.
Тhor: Я тоже никогда не запоминаю свои.
Chris: Что, вообще никогда?

Никогда!
Chris: Я думаю, что ты избегаешь ответов, потому что они могут быть слишком личными.



Мы лучше задаем вопросы, нежели отвечаем. Итак, если бы вам пришлось выбирать между сексом и музыкой, на что бы пал ваш выбор?
Chris: Мы должны отказаться от одного в пользу другого?

Да.
Thor: Я бы отказался от музыки.
Jamie: Я не знаю.
Chris: Реально?
Jamie: Ну, у меня было много секса.
Chris: Я могу представить жизнь без музыки, но трудно представить жизнь без секса.
Jamie: Черт, я не знаю.
Chris: Музыка вообще перестанет существовать, или я просто не смогу в ней участвовать?
Jamie: Ты имеешь в виду, что я не смог бы быть в группе? Да, черт возьми, я бы отказался от музыки. Есть и другие вещи, которые можно делать.
Thor: А как насчет тебя, ты отказалась бы от музыки или секса?  Это так же значит, что ты не сможешь мастурбировать.

Я бы осталась с музыкой.
Chris: А ты занимаешься музыкой?

Нет.
Chris: Ну, тогда это другой разговор. Что бы ты выбрала между сексом и задаванием вопросов?
Jamie: Хахаха.

Я бы отказалась от секса, ха-ха.
Jamie: Я думаю, что если бы ты был бы поглощен сексом и прекратил бы заниматься им, это бы свело тебя с ума. Считаю, что я мог бы поместить тот драйв, который у меня есть в музыке, в садоводство или в какое-то подобное дерьмо. Я не знаю.
Chris: Секс для меня незаменим. Как тогда общаться и создавать связь с кем-либо? Ты просто разговариваешь с людьми, находясь в одной комнате с ними? И все что остается, это говорить? Навсегда?

Ты можешь сказать «увидимся позже» и уйти. Если бы вы могли поменять пол на 24 часа, что бы вы сделали за это время?
Jamie: Черт, если бы я мог поменять пол навсегда, я бы это сделал.
Chris: Чумовая пятница на один день?
Jamie:  Если бы я мог повернуть рычаг и сменить пол, я бы сделал это. Это просто как-то близко мне. Я могу справиться с тем что я мужик, это хорошо, это конечно не совсем то, как Бог создал меня, но, да, все в порядке. Но если бы я мог щелкнуть пальцами и стать женщиной, я бы сделал это.
Chris: И не на 24 часа?
Jamie:  Нет, я думаю, что если бы я мог сделать это навсегда, я бы сделал это навсегда. Но это, похоже, может принести много хлопот. Я слишком ленив, чтобы быть женщиной, ха-ха.

Да, и все эти сиськи.
Jamie: Да, я бы установил пять дополнительных сисек и все такое. Так что все в порядке, я буду придерживаться этого.
Thor: Боже, я не знаю, что бы я делал.
Chris: Первая очевидная вещь — это делать все, что относится к сексу. Все, что только ты можешь сделать с собой, и просто понять это. Это займет час или два? Просто, чтобы проверить все это. Потом я надену что-нибудь вызывающее, пойду гулять и смотреть, как это выглядит  со стороны, как люди смотрят на меня, разговаривают со мной, и как выглядит мир.

То есть, ты бы хотел быть красивой женщиной.
Chris:  Я предполагаю, что был бы красивой женщиной. Если бы я был уродкой, это как бы нарушало предпосылку всего; был бы упущен этот совершенно противоположный аспект того, как все относятся к тебе. Было бы интересно увидеть, каково это прожить жизнь красивой женщины. Даже на день. После секса все же. Думаю, я бы хотел заняться сексом с другой женщиной. Я не знаю, захотел бы ли я переспать с парнем сразу. Я бы попробовал это, я думаю. Но это должен будет быть особенный парень.
Jamie: Кто-то невероятно охуенный?
Chris:  Кто-то, кто сможет завлечь в игру и убедить меня, что это правильно.
Jamie: Робин Уильямс?
Chris:  Робин Уильямс мог бы точно справиться.
Thor: Я не знаю, что я бы делал, оказавшись женщиной.
Chris:  Становишься голым перед зеркалом в пол.
Jamie: Ты должен увидеть, с чем имеешь дело. Это в новизну.
Thor: Я действительно не знаю, у меня нет ответа на этот вопрос.



Могли бы вы поделиться самой абсурдной информацией, которой вы обладаете на данный момент?
Chris: Из самых последних, я просто продолжаю думать о том, как индусы-экстремисты будут убивать людей, которые, по их мнению, едят говядину.
Thor: Вау.
Chris: Я думаю, что это воплощение абсурда. Они даже не уверены, они просто предполагают. Просто смерть.
Jamie: Ты знаешь, кто такие миноги? Они живут в океане и выглядят как эти мягкие длинные штуки у которых полный рот зубов. Я слышал, что ты можешь использовать их в качестве галстука, поэтому, если ты поднесёшь миногу к горлу, там будет достаточно крови, чтобы она прилипла без усилий. Тогда ты можешь просто надеть костюм, пойти на работу и использовать миногу в качестве галстука.
Thor: Я знаю, что это абсурдно, но у меня есть такое чувство (я не уверен, смогу ли я это сделать), и это происходит из-за сна, что это он мешает нам летать, дает ложное представление, что мы не можем летать. Я думаю, что если бы мы это прояснили, мы могли бы внезапно поймать ветер и взлететь.
Chris:  Ловить ветер или просто силой мысли представить себя в полете? Например, как Супермен, когда хочет ускорится.
Jamie: Он просто морщит лоб.
Thor: Я знаю, что это абсурдно и плохо продумано. Я не знаю, как мы можем это сделать, но я думаю, что мы можем летать, мы просто думаем, что не можем.  Когда мне снятся летающие сны, я всегда думаю: «О, боже, я бы хотел знать, что смогу делать это все время». Но я не взлетаю высоко, обычно это 4 метра над землей, может быть, 5.
Chris: Мне снятся такие сны, они всегда одни и те же: я поднимаюсь слишком высоко, и у меня возникает такое же чувство: «вау, я могу это сделать, и это легко!».  И тогда я понимаю: «Блять, я охуенно высоко». Затем я начинаю падать и просыпаюсь прямо перед столкновением с землей.
Thor: Я не верю ни в Бога, ни в призраков, но я думаю, что мы могли бы летать, если бы просто разблокировали эту часть в нас.
Chris:  Это довольно абсурдно.

И последний вопрос: самая мудрая вещь из того, что ваи приходилось слышать в своей жизни?
Chris: Я услышал «отстойное».  Какое самое «отстойное» дерьмо ты когда-либо слышал. [англ.: ‘wisest thing’ — мудрая вещь, созвучна с ‘waсkest shit’ — отстойное/дурацкое дерьмо, прим.]
Thor: Я думаю, что говорил об этом ранее. Это из буддизма, что-то вроде: «Ты чертовски грустный , но оглянись вокруг себя — красота окружает тебя».  Я не совсем верю в это, потому что, депрессия реальна. Это болезнь, и ты не можешь просто смахнуть ее. Это совсем не так. Но; я думаю, что и в прежде упомянутом высказывании есть мудрость — перестань воспринимать себя так серьезно.
Chris: Мне понравилось. Мой ответ был бы энтропией.
Thor: Это английское слово, которое мы не часто используем, но оно означает, что все является большой частью природы, и она разлагается: она рождается, растет и начинает разлагаться.
Chris: Любой порядок перерастает в беспорядок. Конец истории.
Thor: Когда ты молод, ты, возможно, хотел бы жить вечно и повернуть время вспять, но с возрастом ты все больше и больше признаешь, что все гниет и разваливается вокруг тебя, все твои друзья умирают… Но, это то, что они делают. Просто все обновляется. Я ненавижу сводить все к какой-то политике, но когда ты становишься старше, ты начинаешь думать, что если хочешь изменить мир или сделать его лучше, то действовать нужно сейчас, но где-то есть люди моложе тебя и это их задача выяснять все эти проблемы. Я сделаю то, что смогу, конечно, но я чувствую, что часто в мире мы просто ждем, чтобы это дерьмовое последнее поколение вымерло, чтобы мы могли перестать избирать этих идиотов. Ну вы знаете. Но это часть энтропии и того, как все обновляется.
Chris: И когда не останется ничего, нуждающегося в обновлении, энтропия победит.
Thor: Кто знает, есть ли конец.
Chris: Энтропия все разрушает. Это может быть не конец, но это будет конец этой вселенной, которая достаточно прочна, дабы считаться со своим завершением. Тепловая смерть вселенной. Энтропия выше термодинамики, это физический закон тепла. Все, что становится горячим, в конечном итоге должно стать холодным. Оно не может оставаться горячим вечно, и во Вселенной больше не останется тепла. И все умрет.

Что ты думаешь, Джейми?
Jamie: Абсолютно нечего сказать, ха-ха. В чем смысл?
Thor : По словам Криса, идти некуда.
Chris : Мой бэкап ответ должен был быть о реверберациях.
Thor: Берите достаточно носков.
Jamie : Всегда гастролируйте с достаточным количеством струн.
Chris: Всегда турите с двумя кожаными ремнями для гитары, потому что, когда начнете потеть, ремент испортит вашу рубашку своей вонючей кожей.
Jamie : Вешайте занавеску для душа внутрь ванны. Все изложенное является попыткой предотвратить энтропию.
Chris : Моя жизнь — это предотвращение энтропии. Поддержание порядка.
Thor : Мы хотим пройтись по старому городу, хотите присоединиться к нам?

Конечно же!




 Перевод: Валерия Березовская, Любовь Дзюжинская