Главный редактор Playboy Украина


Интервью: Любовь Дзюжинская
Фото: Егор Гончаров



Facebook x Instagram



Каково это быть Вами?
Мной быть очень тяжело. Я самоедлив и не практичен в собственном ощущении себя. То есть я поддаю себя критике гораздо больше, нежели кто-либо. В этом и тяжесть. Нет легкости осознания того, что все хорошо, я классный, умный, некрасивый, реализованный, и прочее. Я задаю себе все эти вопросы. Мне кажется, самое главное, это избавиться от таких вещей, как трусость, вранье самому себе, душевная прокрастинация. Важно умение сказать себе, что ты мудак в каких-то делах, либо же наоборот, себя похвалить — не стесняясь. С хвальбой не получается, а вот с остальным – сколько угодно. 

Вы, как главный редактор Playboy, видели несметное количество женщин. Что самое привлекательное в женщине для Вас? Не проелось ли Вам красивое женское тело?
Я скажу банальную вещь, но

в этом году – 10 лет как я занимаюсь журналом, никогда еще ни одна грудь и ни одна жопка не смогла покорить так, как может покорить ум.

Это действительно слова – общее место – но так уж вырисовывается. У меня хоть и немного, но есть ряд подруг, которые уже давно покорили все мировые издания.  У нас много общего с ними, потому что мы нашли точку соприкосновения. Когда люди шутят кивком или только посмотрев друг на друга – это многого стоит. Когда еще и находятся люди, которые тебя поддерживают – это и вовсе обалденно. Но возвращаясь к ответу на вопрос – это не купальник, не бикини, не 4-й размер сделанной груди, а только вот те переживания, о которых я сказал выше.

Какое определение красоты Вы вывели лично для себя?
Для меня человек красивый, когда мне с ним тепло сидеть. Речь о том, что красота внешняя для меня не имеет практически никакого значения. Если человек красив, но скучен, я скорее уйду, чем останусь и буду всячески лелеять словесно красоту этого человека. Мне это не интересно.

Красота – это тот багаж, который человек в себе носит. Может быть перевес этого багажа, как в аэропорту. И тогда за него придется заплатить, ничего не поделаешь. 

Что самое красивое Вы видели или же испытывали в своей жизни?
Заинтересованные тобой глаза. Мыс Кабу-да-Рока. Все собаки в мире. Некоторые кинокартины, не дающие впоследствии покоя еще несколько дней. Когда прорвался сквозь тучи на самолете и увидел первый луч солнца, которое там за тучами всегда. Музыка – порой поставщик моих бессонниц. Вокруг столько красоты: только ходи и замечай. 

Какой тренд в современном обществе бесит или возможно даже пугает Вас?
Подсвеченные телефоном лица, когда сидишь за столом в компании. Я ловлю себя на мысли, что порой просто беру телефон и делаю доведенные до автоматизма движения пролистывания ленты. Что ты сделал? Что ты увидел? Зачем ты засоряешь свою голову этой ерундой? Меня раздражает то, что людям проще общаться посредством социальных сетей. Я говорю как старичок, хотя, признаться, не люблю знакомства и общаться с людьми. Классная придумка не звонить, а буквенно доносить информацию. Общаться по телефону можно только с какими-то редкими людьми, как мне кажется. А вот что мы получаем, листая ленту фейсбук? Как у кого дела –  всем все равно, честно говоря. И потом, в последнее время, фейсбук – ментальная помойная яма для жалоб, каких-то политических высказываний и нытья. 



Как насчет современного поколения, им нужен Playboy или они слишком избалованы вседоступностью интернета?
Им не нужен Playboy, им вообще не нужны журналы и пресса в принципе. Это факт. Они даже не понимают, что это такое – пойти купить журнал. Но ниша не умрет. Как ты видишь, пластинки снова в тренде. Книги всегда будут, пусть и по очкам побеждают электронные варианты. Когда после театра появился кинематограф, люди сомневались, мол, есть же театр, зачем нужна эта ерунда, но тем не менее и кино, и театр существуют. Существует также хорошая музыка и существуют благородные журналы. Это будет крафтовая, если угодно, ламповая история. Она интересна. Не будет тиражей по 150 тыс., как было раньше, но свои 15 тыс. мы будем удерживать ровненько, по моим ощущениям.

Как насчет быстро растущего тренда бодипозитива, ожидать ли в скором времени на обложке Playboy представителя этого движения?
Бодипозитивного? Конечно, что мы только не ставили на обложку, но бодипозитивного человека еще не было. Смотря кто он. Ольга Сумская? Я люблю ее своей любовью.  А что такое бодипозитивный? Который, видя свое тело в зеркале, просто хохочет неистово? Мол, ахахахаха тельце мое, аахахаха. Нет, не будет. 

Женщина далеко за 90 с нетронутой растительностью на теле и так дальше.
Женщина далеко за 90 — это как раз … 

Аххахах. Что будет если до Вас доберутся борцы за права женщин и бодипозитива?
Ничего не будет. Ни хорошего, ни плохого. Не имеет никакого толка до меня добираться. Я не тот, да и журнал не та субстанция, которую можно в этом отношении дергать. Они себе отдельно шевелятся, как некий вид и мы себе отдельно, как некий вид. Мы не пересекаемся, как тля и гусеничка, живут же и друг-друга не трогают. Как слоненок и мышь. 

Назовите фотохудожника, чьи работы Вам нравятся.
Ох, это хороший вопрос. Был такой питерский фотограф Борис Смелов. Его Санкт-Петербург – такие балабановские виды. Жаль, почил уже, замерзнув суровой питерской зимой. Выпивал много, что очевидно. Шейла Мецнер – очень крутая. Неистовым был киевский художник Николай Трох. Из наших: Сережа Сараханов, отличный портретист. Соня Плакидюк, Саша Мордерер,  Дима Баранов, частенько снимающий нам обложки, Женя Лузан, Виталик Руденко, Руслан Лобанов – перечислил основной пул фотографов Playboy, иначе не оберусь проблем потом. Кстати, ты же не понаслышке знаешь, как трудно работать с эротической фотографией. Куча народу что-то елозится вокруг тебя, свет, ор, суета – а ты такая вся эротическая и недоступная стоишь и показываешь страсть. А вот эти ребята умеют запечатлеть важное. 

Понимаю о чем Вы. Мы с Димой [прим.ред: Дмитрий Комиссаренко — сооснователь Aught Magazine] раздевали на съемках моделей, которые раньше этого не делали.
По их согласию хоть или так? Хах! 

Ха-ха, а ведь некоторые любят это.
Но согласись, фотографироваться, поклоунадничать, как мы с вами сейчас сделали для вашего сайта – это одно, а красиво снять голенького человека – уже другое. Некоторые фотографы рассказывали, как фотографировали пару голенькую, и так они перешли все границы, что пригласили фотографа третьим. Всяко бывает. Жизнь – сплошная забава. 

Иваськова знаете? Он снимал для Vogue, обложки для XXL и так далее. Пожалуй, он мой фаворит среди наших фотографов. Круче него никто здесь не снимает фешн, на мой вкус.
Серъезно? Не знаю, но обязательно посмотрю. А как же я пропустил Рому Пашковского! Мастер. Еще привлекательна в своем деле Маша Оз, талантливая девочка.  [прим. ред: по обоюдному согласию решили перейти на ‘ты’]

Хорошо, а если из мировых?
Отмечу бегло, кто на ум придет. Недавно ушедший фотограф Рен Ханг. Ведь я всегда за ебобо-стиль. Себастьян Салгаду, Анри Картье-Брессон — надеюсь, тут все понятно. Патрик Демаршелье, Юджин Ричардс, Вим Вендерс (да), Уокер Эванс, и так далее. 

Rahi Rezvani знаешь? Обложки и многие клипы группы Editors сняты им. Еще Versace, Gucci, Jaguar и так далее.
Ух ты, сейчас. Надо глянуть. (ищет в интернете). А! Ты что, конечно. Непобедимый мужчина он в своих начинаниях.  

Еще очень советую Rala Choi, южнокорейский фотохудожник.
Посмотрю потом. А мне еще Рома Пашковский посоветовал Masao Yamamoto. Глянь, не пожалеешь.  Вот умеют азиаты передавать смысл, как никто другой.

Мне очень нравится мысль, которая заложена в фильме Прибытие. “Язык определяет тип твоего мышления”.  У азиатов очень вежливый язык, включающий в себя целую иерархическую систему вежливых обращений к другим людям. Они закладывают смысл во все, начиная с имени при рождении ребенка. Очень люблю азию и интересуюсь их культурой с детства. На самом деле я…
Азиат. Ха-ха. Но, кстати да, это хорошая теория. 



У нас недавно было интервью с Владимиром Петровым. Он рассказал о том, что ты подарил ему книгу на день рождения, собранную с его постов на ЖЖшке [прим. ред: live journal] с посылом: “ну когда же ты уже напишешь свою книгу?!”. Как думаешь, о чем будет книга, которую он напишет?
Вова – трагик, скрывающийся под маской думающего весельчака. Поэтому мне кажется, что и книга будет такая. Вроде бы сказка про ежика с зайчиком, но в них будет хороший ушат драматизма.

Он, как и все умные люди, носит тоску с собой. А тоска возникает не из-за того, что тебе нечего делать, а из-за того, что ты примерно понимаешь, как все устроено и что будет дальше.

И называться она будет «Владимир Владимирович» — Вова же еще и пиарных дел мастер.  

Кому еще из твоих знакомых стоит написать книгу?
Кто-то верно отметил:

«Если можешь не писать — не пиши».

Пусть пишут те, кто и так успешно это делает. Вот мой поэт Вера Полозкова – пишет, умело ковыряясь в тебе словом так, чтобы потом в углу сидеть и не рыпаться из дома, чтобы отдышаться. Есть мой друг Сергей Локшин — он написал стихи для KAZKA («поплакала и знов» — вот это все). Он уже вроде и написал одну, но пусть пишет еще. Давай подумаем что такое написать книгу. Что ты хочешь зафиксировать в своей действительности, в своей жизни? Сейчас настолько просто написать книгу. Мы не Иосифы Бродские и не Сергеи Довлатовы. Документировать то, что с тобой происходит – никому особо не упало никудаы. Вот мы, например, с Никитой Кравцовым, он художник, живет в Париже, сделали антидепрессивную раскраску [прим редссылка на приобретение антидепресивной раскраски]. Такой новый жанр, сейчас популярен в Англии, Америке. Мне понравилось. Я тебе пришлю. Он создавал рисунок, а я писал определенную фразу, с подковыркой. Это такой жанр, который входит постепенно в моду.  

Если бы ты написал книгу, то о чем была бы она?
Она была бы о том, что мальчик был всю жизнь слепым, а потом появилась возможность сделать себе зрение. Он его сделал. Немножко охерел от происходящего и сошел с ума. Как-то так.

У тебя было интервью для телеканала ZIK в начале которого тебя процитировали. Ты считаешь, что глянцевая журналистика это когда люди, у которых есть возможность коснуться Бриони, Феррари и красивой женской груди, рассказывают тем, кто никогда не сумеет себе это позволить, какая она “красивая жизнь”. Но на самом то деле, редакция журнала не совсем может себе это позволить. Какая же эта “красивая жизнь”?
Смотря что мы подразумеваем под этим определением. Жить в деревне и собирать собственный урожай, это тоже по-своему красиво. С радостью, бывая в селе, собираю, скажем, малину.  Я летал на частных самолетах, бывал на яхтах у разных ребят. И понимаю, что такое хорошо отдохнуть. И понимаю, что такое красиво потратить 100 тыс. долларов, проходили и такое как-то в Москве. Не я тратил, а приятели! Ха-ха. Это важно для интервью. Но назвать это красивостью я бы не стал.

Красивая жизнь — это когда ты просыпаешься в 8-10 утра, выпиваешь кофеёк, рядом с тобой человек, который разделяет все твои ценности, включая самые непопулярные, вроде героина. Это будет пиздец, а не интервью. Я уже накидался. Ха-ха. 

Я тоже. Ха-ха. Кстати, о пиздеце. Мы всегда предварительно делаем рисерч героя, дабы подготовиться к интервью, чтобы не повторяться в вопросах, дабы человеку не было скучно на них отвечать.
Пока ты не задала ни одного банального, проходящего, тупого вопроса. Это так круто.

У нас было интервью с XIU XIU.  Лена попросила у него рассказать конфузную историю из тура. В один из вечеров в Миннесоте, они напились, он решил принять ванную, кто-то гладил пончики на гладильной доске и бросал в него, пока он плавал. Потом они наполнили пластиковый пакет мочей и пивом, выпили все его содержимое. Когда он лежал голым на кровати, кто-то насрал ему в руку и кого-то вырвало ему на задницу.
Он должен быть моим другом. Ну и что такого. Ха-ха. Кто-то насрал мне в руку. Ха-ха. Насрать в руку — это класс. 

Так ладно, вернемся к интервью. Какая она, обратная сторона славы?
Славы особо никакой и нет. В основном, люди дружат с должностью. Не с Владом Иваненко, а с главредом Playboy. Ты же понимаешь, что это все немного надуманная история. Обратная сторона, это когда ты 3 дня можешь не выходить из дома, читать новую книгу Мишеля Уэльбека и сбрасывать все звонки, потому что тебе иногда хочется побыть с собой. Не улыбаться всякому неясному человеку на вечеринках, а вести себя так, как ты себя можешь вести вне толпы. В основном, это все такая надуманная театральщина. “Все эти метрессы, актрисы, праздные мудотрясы”, как писала опять же Вера Полозкова. Ты устаешь от пустоты всей этой происходящей действительности.  



Какие плюсы и минусы журналистики?
Нет плюсов у журналистики. Возжелав работать журналистом, ты обрекаешь себя на достаточно странную позицию. Если ты политический журналист, ты якобы должен докапываться до правды, искать ее, и так далее. Если ты журналист шоу-бизнеса, ну что же с тобой стало, если тебе интересно, как живет какой-то певец вроде Винника. Правда, тебе интересно чем он там занимается?! Мне кажется, что журналистика перестала отдавать себе отчет, как профессия, в том, что происходит. Нет уже таких журналистов. Я почему люблю Александра Невзорова, когда он делал свои “600 секунд” в Питере — вот это была журналистика. Когда ты не многогранен, а всецел в профессии. А у нас же, ты ж видишь, попробуй назови. Например, я уважаю Юру Дудя, но почему люди восхищаются им? Они соскучились по тому, когда человек просто слушает внимательно и смотрит на тебя с интересом. Юре интересно услышать ответ. Когда ты слушаешь, а не смотришь в это время в окно или блокнот, потому что у тебя еще 5 вопросов. Ему просто интересно. Но разве это феномен?! Такой журналистика и должна быть. Когда я шел на интервью к Владимиру Познеру, мы с Вовой Петровым так накидались со страха. Он тогда в Москве со мной тоже жил, ну не со мной, а рядом. Так вот, мы выпили то ли 4, то ли 5 бутылок красного вина. Он меня успокаивал. “Вова, я иду на интервью к Познеру”. Вообщем, я прихожу с утра на встречу и как по Довлатову — “стесняюсь дышать”. 

Дышу в себя.
Да, я дышу в себя и чувствую – смерть или победаА мы встретились в итальянском ресторане брата Познера. “Может быть хотите что-нибудь выпить?” — спрашивает Владимир. Я говорю: “Пока что не надо”. Он заказал себе красное вино, ну и я тоже заказал (чего сидеть всухомятку) и выпил его залпом. Мы сделали достаточно крутое интервью, как мне кажется. Знаешь почему, потому что у меня резко пропал страх. Да и вообще, страх брать интервью – странная история. У меня такое два раза было. Первый – собственно с Александром Глебовичем Невзоровым. Для меня это был кумир. Приходишь на интервью с мыслями: “Ах ты ж! Это же ты!”. С Джонни Деппом у меня было 5 минут всего. Он в Москву приезжал с презентацией уже не вспомню какого фильма. Все выходили от него разочарованные, потому что там есть протокол, четкое количество вопросов строго по регламенту. Ну так вот, я знаю что Депп – знатный алкашок, ну и спросил у него какое вино он предпочитает. Сколько можно выпить в день и быть таким обалденным, как он? Он: «Ну бутылки 4. Я недавно так дал, такого-то вина, но Вам советую выбирать такое-то…» и понеслось интервью, вообще не по теме. Все у него про фильм спрашивали по очереди, а тут приходит человек и говорит о том, как классно напиться. Так мы выбились из графика, зато получилось сносное интервью. 

Пропала ведь у тебя идеализация человека после всех проделанных тобою интервью?
Конечно, давно пропала. Потому что я понимаю, что

в большинстве своем люди, которыми ты восхищаешься на экранах — поразительные мудаки, к сожалению.

Но есть и приятные исключения. Например, всех главредов Хью Хефнер собирал каждый год в разных точках земли. Впервые я ехал к нему с мыслями: «Мамоньки мои родные, я еду к самому Хефнеру». Человек, который Мерлин Монро ВИДЕЛ. Встречаемся с ним, и человек говорит тебе: «Слушай, я люблю Дашу Астафьеву. Как у вас там дела в Украине?» Он знал все наши обложки. Интересовался. Конечно, он был не в халате, как мы привыкли его себе представлять, а обычным бизнесменом, который банально сказать живет своим делом. Другими словами, уже нет этого пиетета к людям. Когда пропадает это чувство, начинаешь нормально, холодно общаться с человеком, как и должно быть в журналистике. Когда у тебя есть этот эмоциональный задел, и интервью получится пустопорожнее. Когда ты нервно спрашиваешь: “А Вы любите матчу или черный чай?” Не слыша даже ответа, главное посидеть посмотреть. У тебя было такое?

Фанатизм пропал в принципе. У нас уже было порядка 200 интервью…
Значит у нас 201е?! 

Ха-ха. Из всех я волновалась только однажды на интервью с Сашей Рингом [прим. ред: он же Apparat, он же Moderat]. [Интервью: Apparat]
Ты что вообще?! Класс! Он же мощнейший. 

Люблю все его проекты нежной любовью. Но есть у него один особенный для моей души трек “You Don’t Know Me” с альбома Walls, 2007 года. Вот уже на протяжении более 10 лет он остается самым особенным треком для меня, в принципе. Каждый раз когда слышу его, он с первых нот вызывает внутри столь сильные эмоции, сравнимы по силе с эмоциями, которые вызывает саундтрек Clint Mansell “Requiem for a dream” к одноименному фильму, вытягивая из подсознания все эти сцены, пропитанные болью. Если ты хотя бы раз смотрел этот фильм, достаточно услышать мелодию, и тебя моментально накроет волна всех этих эмоций. Вот так у меня и с Apparat. Это был первый и последний раз, когда я волновалась на интервью. Для читателя интервью получилось интересным, но я не возьмусь его перечитывать из-за того, что эмоции взяли надо мной верх. Сейчас я бы была спокойна и хладнокровна.
А слышала совместный трек с Томом Йорком? [прим. ред: речь идет о Modeselektor — это немецкий электронный дуэт, который вместе с Сашей Рингом, он же Apparat, и являются проектом Moderat]. А как тебе Том Йорк? Его последний альбом, понравился?

Да, понравился. Печальный, но такой красивый!
Том Йорк, пожалуй, один из моих любимых исполнителей. Он и должен быть таким. Печаль и красота — главные руководящие вещи в жизни. 

Правда не такой печальный, как альбом Ника Кейва, который он написал после смерти сына. Вот он прям невероятно болючий. Самое красивое всегда болючее.
Ну ты что! Я боялся к нему подходить, как к чему-то особенному. С третьего раза лишь послушал полностью. Когда у человека происходит какой-то нервный срыв, например, Сережа Шнур, когда разошелся с Матильдой с большим трудом, по моему мнению, остался в жанре сатиры. Еле удержался на своем канате. Сложно все переводить в сатиру. Ты согласна с тем, что когда все хорошо и спокойно, о каком творчестве может идти речь? Ты можешь создавать обычный коммерческий контент, но он без “нервных окончаний”. А реагируешь ты на печальные события в своей жизни либо стихами, либо текстом, либо каким-то другим творчеством, но реагируешь. Мое ощущение такое. Классный коктейль мы пьем с тобой, конечно. Ха-ха. Shortparis мне нравится еще. 

Кажется, я была первой или одной из первых, кто взял у них интервью. Это было пару лет назад, в Харькове.
Ах ты ж сучка! Да ладно?! А мы их будем снимать скоро для Playboy, причем в Питере. Я тебя естественно не возьму, но… 

Ха-ха. Да я и не горю желанием, и в принципе не фанатею. Я обожаю их музыку, не пропускаю ни одно их выступление, но я не фанатею по их личностям. Но да, Коля академический интеллектуал и энергетически очень сильная личность, не каждый выдержит. Он оставил сильное впечатление о себе. Да и сам проект, их музыка, клипы, само выступление.
А взгляд пронизывающий? А видела SHORTPARIS — Прощание с Дочерью? 



Мне кажется SHORTPARIS — это лучшее, что случилось с современной русской музыкой.
Да, это факт. О, так ты своя, мой формат.

Русский рэп, я вообще не понимаю. Возможно, это из-за разницы поколений.
Знаешь почему не веришь русскому рэпу?! Они не из Бронкса. Они не стреляют друг в друга. Они выебываются. Баста — большой богатый чувак, который пишет о  Сансаре? Во дворе с гитарой такой контент был бы неплох. Не говоря даже о BlackStar. Первые альбомы Гуфа мне в свое время заходили. Они были честными, я ему верил. Замечательно, когда так. Юра Каплан, который Валентин Стрыкало, очень правильно сказал: “русский рок, спасибо за то, что ты русский, спасибо за то, что ты рок.” Он с издевкой это пел, к твоему сведению.  

Ну есть одна российская группа, они играют не совсем рок, скорее инди, Pompeya.
Pompeya класнючие!

Я сделала уже 2 интервью с ними [2016 ~ 2019]. Они лишили меня девственности интервью, ибо были первыми у кого я взяла интервью.
Да ты достала! Ха-ха. Нравятся они тебе?

Обожаю их музыку. Я и создала этот журнал из-за интереса узнать, о чем думает человек, создающий нечто, что я нахожу интересным.
Вот тебе кстати и ответ на твой вопрос о привилегиях журналистики. 

С кем из живущих и уже ушедших личностей ты хотел бы пообщаться и взять интервью?
Из живущих ныне: Адриано Челентано – пусть побьет все рекорды по продолжительности жизни. Ник Кейв, Том Йорк, Билли Айлиш, сценаристами «Американского папы», Мелисса Маккартни – такая она классная хохотунья, Джим Керри. Что вспомнилось сразу. Я вот, к сожалению, не успел пообщаться с Юрием Никулиным. И очень бы хотел пообщаться с Андреем Тарковским, именно сейчас, в контексте современности. С Леоновым, я бы расплакался и смотрел бы на него сквозь слезы. С Марией Басмановой, первой любовью Бродского. Она еще жива, правда, но никогда не даст интервью никому. 

Мне всегда казалось, что есть фильмы, к которым нужно “созреть”. Я вот только сейчас созрела к просмотру Тарковского.
В детстве я случайно посмотрел “Солярис” и не понял ровным счетом ничего. А тут недавно приболел и сходу пересмотрел все его фильмы, и понял, насколько это сильно и толково. 

С каким персонажем фильма или книги ты хотел бы пообщаться, ну или взять интервью?
С Раскольниковым. С Лойдом — героем Джима Керри из «Тупой и еще тупее», с конем Бо Джеком, с героем Мягкова в фильма «с Легким паром», чтобы довести его до суицида, и чтобы мы никогда его больше не увидели. С набоковской Лолитой, чтобы понять что к чему там все же было. 

Что бы ты спросил у Раскольникова?
Почему он такой грустный? Ха-ха. С Есениным я бы напился и подрался бы где-то в баре с какой-то чепухой. Мне было бы интересно пообщаться с Шарлем Бодлером. «Откуда ты приходишь, красота?», вот это все из сборника «Цветы зла». Интересно было бы узнать каково было в то время. Артюр Рембо, Гоя. От Малевича я бы хотел услышать его версию существования в этом мире, картину мира, а не историю «Черного квадрата» и всю эту чушь. Естественно, Мераб Мамардашвили — любимый философ. Уникальный человек, глубокий. Наверное, еще Корней Чуковский. Ой, надо успеть как-то угоститься в баре с Мишелей Уэльбеком. Вот где потеха будет.  

Если бы ты мог отправиться в прошлое или будущее, то куда бы ты отправился и почему туда?
В прошлое, во времена дуэлей. Мне очень интересно время, когда человек “вывозил за базар”. Жил бы снова в Питере. Мне очень нравится романтика пистолетов, применяемых за кривословие. Потом я, конечно же, отправился бы во времена, когда люди были рыбами, чтобы заглушить всю эту историю с еврейскими сказками. Ха-ха. Ну что, повторим напитки? 



У нас уже пошел третий час. Впервые у меня так затянулось интервью. Впервые я так много говорю на интервью.
Ну вроде все нормально идет. 

Спасибо тебе за то, что согласился. Тем более, не глядя. Ха-ха.
Тебе спасибо. Пролистывал почту, и вспомнил, что обещал интервью. Обещал — на. А вот ты считаешь себя хорошим человеком? Давай теперь я у тебя возьму интервью.

Я пытаюсь быть “хорошим человеком”, но быть исключительно “хорошим” в классическом понимании этого слова, невозможно. Точно так, как и “плохим”. Мне кажется, вся жизнь — это балансирование между “мудаком” и “хорошим”.
Ну да, согласен. Но для тебя “хорошесть” не является какой-то слабостью? Почему-то быть хорошим, считают проявлением слабости. 

Мне кажется, нужно обладать мужественностью, чтобы быть “хорошим”, ровно как и “глупостью”. Смотря что входит в понятие “хороший”. Ладно, еще парочка вопросов для тебя. У нас есть список из 200 вопросов, я б задала тебе все. Но да ладно. Расскажи смешную, конфузную ситуацию связанную с твоей деятельностью.
Я выступал у Федорова на FuckUp nights и что-то я ему там рассказывал, наверное, даже что-то интересное. Давай я вспомню и допишу. 

Ты упоминал о том, что в будущем тебе было бы интересно закончить в Америке школу режиссуры.
Я уже передумал. У меня знакомая поехала и закончила ее. Правда она была на факультете «Продюсер». Потратила кучу денег, возвращается сюда с этими знаниями и осознает, что реалии-то несопоставимы. И когда я попросил “дать списать” конспект – в итоге понял, что смысла нет. Училась по американским лекалам, а здесь вышло все совсем не так. Чтобы снять фильм “Дылда”, человеку не пришлось где-то учиться или фильм “Теснота” того же режиссера, Кантемира Балагова. Я все еще немножечко под впечатлениями от просмотра этих работ. Посмотри “Теснота”, а потом напиши мне, интересно услышать твое мнение. Для меня эти фильмы, одни из самых больших переживаний этого года. Если быть точнее, он у Сокурова учился, но не заканчивал никаких курсов. А Сокуров снял фильм «Русский ковчег» одним дублем. Если человек и состоит из переживаний, то вот это переживание одно из самых сильных. Еще обязательно посмотри «Отель у реки» Хона Сан-су. Фильм о южнокорейском писателе, который приехал умирать. Ну чего я буду тебе рассказывать, глянь. 

Если бы у тебя был неограниченный бюджет, то какой фильм снял бы ты? О чем? Кого снимал бы?
Я бы снял Энтони Хопкинса в роли меня старенького, который задает вопрос мне молодому, в лице Маколея Калкина: “Что происходит?”. Он бы не отвечал, и это был бы такой грустный фильм. А Джим Керри играл бы меня настоящего, потому что я обожаю этого актера. 

Какие фильмы из просмотренных тобою оставили неизгладимое впечатление?
Если фильмы общего места, уже затертые вовсе, и при пересмотре которых понимаешь, на что жали авторы. Их мы не будем называть, потому что это  “Реквием по мечте” какой-нибудь. А впечатлялся я всяческим кино. Все фильмы Михаэля Ханэке надо посмотреть, потом всего Уэса Андерсона, не пропустить Милоша Формана, «Удивительный мир Марвена» Роберта Земекиса или его же «Изгой», Киры Муратовой «Вечное возвращение», Паоло Соррентино со своей «Великой красотой», «Ветер крепчает» Миядзаки. Да и хватит пока что.
В минуты уныния я смотрю советскую комедию «Три плюс два». Это вечный фильм. 

Люблю почти все, что ты назвал, а что не незвал, обязательно посмотрю. Почему-то вспомнился документальный фильм про Сиксто Родригеса “В поисках Сахарного Человека”. Самая странная судьба, которая могла бы только быть.
Ты что, конечно!
Jumpers, coke, sweet Mary Jane
Sugar man met a false friend — вот это все. 

Apple Music постоянно блокирует его песни. Но вот чертовщина, каждый раз, как я слушаю его песни, у меня в жизни происходит пиздец.
Ха-ха. Всегда так. Но он классный. 

Реальность какого фильма ты хотел бы прожить? Не обязательно проживать судьбу главного героя, а именно побывать в созданной реальности.
Реальная любовь”, “Молчание ягнят”, “Рокки”, конечно. А вообще, если без шуточек, то «Интерстеллар», «Трудно быть богом» Германа и «Жмурки» Балабанова.  

Какой потрясающий винегрет из всего.
Ну не интересно же жить чем-то одним. Понимаешь ведь о чем речь?!

А какой фильм из последних просмотренных тебя больше всего впечатлил?
Дом который построил Джек”.

Триер. Обожаю. Особенно сцена, когда дождь под песню Боуи смывает кровавый след.
Скажи! Концовка чуть, как по мне, уже пережата. Но кто мы, чтобы такое судить.  

Да, круги ада были лишними. Многие уходили с кинотеатра. Говоря об уходе людей из зала, вспомнила Гаспара Ноэ “Climax”.
Да, точно. То есть, ты тоже любишь нормальные вещи. Ха-ха.

А “Нимфоманка” [vol.1 ~ vol.2] Триера тебе зашла?
Я прорывался три раза но так и не досмотрел. 

Та же история. Но только досмотрев до конца вторую часть, я осознала насколько он крут. Только после окончания вся история складывается в голове воедино. Ну из трилогии я еще не посмотрела “Антихрист”.
Ты что, обязательно посмотри. 



Какой суперсилой, Влад, ты хотел бы обладать?
Знать, когда люди точно врут. И телепортироваться куда захочу.  

Какое определение “любви” ты для себя вывел?
Любовь — состояние, уничтожаемое обществом, обстоятельствами извне. Когда ты хоть немножко выносишь ее на публику, она распадается. Когда вы вдвоем — это одно, как только ты выходишь из дома, все портится. Из суперсил я бы хотел быть невидимым еще и делать невидимым кого захочу. 

Косвенно вернулись к обратной стороне известности. Все эти нашумевшие шоу типа Х-фактора были придуманы в Корее. И культурный бум этой страны сейчас возымел обратную сторону. Молодые айдолы, которые в буквальном смысле выращивают с детства, не выдерживают напряжения известности и узнаваемости и кончают жизнь самоубийством. Мне кажется, известность идет об руку с одиночеством.
Да. Это факт. У нас это еще не так критично, но все к этому идет. 

Что самое мудрое, что ты слышал в своей жизни? Или к чему ты пришел.
Я не верю в подобную стилистику отношения к словам. Мудрость, она приобретается сама по себе. Я ни к чему не пришел. Я все такой же распиздяй, каким и был. 

Хорошо, но вывел ли ты для себя какие-то постулаты?

Вас предаст все, на что вы смотрите больше двух секунд. 

Если бы тебе пришлось выбирать Playboy или секс, что бы ты выбрал?

Я выбрал бы секс, о чем речь. Где есть секс, там и Playboy. Ха-ха. 

Какой самый запоминающийся вопрос, который тебе задавали?
Нравишься ли ты себе, как человек? Я тебе его задавал сегодня. 

Нет, ты спросил о том, считаю ли я себя хорошим человеком. Это разные вопросы.
Согласен, согласен. “Хороший ли ты человек?” — вот этот вопрос. 

А ты хороший человек?
Я — нет, к сожалению.

Нужно ли быть “хорошим”?
А я не в курсе.  Знаешь в чем проверка, “хорошесть” же твоя. Ты сразу начинаешь анализировать, что же во мне “хорошего” или “плохого”. Вот “хорошесть” обозначается тем, что ты сама о себе думаешь. 

Мы уже по умолчинию анализируем других людей, снимая мерки с себя, тем самым сравнивая.
К сожалению. 

Какой совет ты бы дал человечеству?
А кто я такой, чтобы давать советы человечеству. 

Но а все же, прими этот вопрос, за абстрактный. 

Не думайте о себе слишком много. Меньше сокрушайте собой воздух. Любите друг друга. Звоните маме. И дарите цветы. 

Этим вопросом мы заканчиваем все наши интервью. Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью и каким был бы твой ответ?
Я так смотрю, ты подготовилась. Ха-ха. “Стринги или трусы в пол?” 

Ха-ха. На мужчине?
Да. По-моему, мы все сделали нормально. 

Сам себе вырыл яму. Так и что бы ты выбрал в итоге?
Блин, еще ж на него ответить надо. Ха-ха. Ну смотри, мне кажется, стринги немного режут основу жопного отдела. Поэтому, конечно же, семейки в пол. Какая дичь в конце. 

Ну все, заканчиваем с интервью.
Как мы дали, ух! Вкусненький напиток и классное интервью. Идем.  



'Особая благодарность: 11 Mirrors Rooftop Restaurant & Bar `