Интервью: Любовь Дзюжинская
Фото: Данил Привет


Тимур Фаткуллин — украинский спортсмен, чемпион мира 2019 года по высшему пилотажу, основатель Aerotim.


Instagram x YouTube x Facebook



Каково это – быть Вами?
Лихо!

А если более детально?
Вообще, я не много болтаю. Наверное, молчание – мой конёк.

Мы любим лонгриды, желательно страниц на 10, поэтому Вам придётся постараться.
Ладно. Я частенько попадаю в ситуации… Мои друзья здесь живут в округе костела тоже, и вот я иногда пересекаюсь с ними в таких каких-то «киношных сценах». Светофор загорается, уже одна секунда красного. Я еду на мотоцикле и мне надо переехать, но я понимаю, что машина уже выезжает. А, поскольку это пешеходный переход, я спрыгиваю с него, качу его, как будто я пешеход – он же должен меня пропустить. И он меня пропускает. И тут я понимаю, что у меня есть зритель – мой лучший друг, который тоже приехал из Крыма сюда. И он хохочет во все зубы, смотрит на меня и говорит: «Тимур, я так и знал, что это ты, уже издалека».
Наверное, год назад ещё я бы сказал, что преобладает во мне деструктивное поведение – где-то «приоткрыть газ», где-то сделать что-то на грани. Но сегодня я уже другой человек, и во мне всё чаще просыпается настроение работать на созидание, уединиться, что-то прочитать. Хотя прочёл я две книжки в жизни.

Какие?
«Властелин колец» и «Искусство войны»

Какой разброс!
Ну, «Властелин колец» я читал лет в 12, когда лежал с аппендицитом в больнице. И это была единственная книжка, которую мне принесли там, в посёлке. А «Искусство войны» уже позже. Я из семьи двух философов, поэтому дома всё было в книгах. На стенах — книги, в кладовках – книги, даже в ванной, наверное, были книги. И вот я засыпал и просыпался, и до сих пор помню все эти обложки – Борхес, Гессе и все обсуждения родителей. Поэтому мне не пришлось читать. Да и отец говорил, что книги читают те, кто сам думать не умеет. Я взял это за кредо. Поэтому то, что меня описывает – это «предельный опыт», собственный. Я практически не слушаю людей, что они говорят о жизни. Не беру чужих фраз. И вот такой «предельный опыт» характеризует меня.

Что стало тем переломным моментом, когда Вы решили перейти на созидательное отношение к жизни?
Я думаю, это эволюция. Я имею в виду, что это эволюционный процесс. Когда ты объедался и очень много кушал, просто испытывал какую-то животную тягу, и потом вдруг эволюционировал, и начал питаться аккуратнее. Не делал ничего специально, поэтому здесь — это похожий процесс. Всё ещё по наитию я умудряюсь сделать что-нибудь «эдакое», из-за «комьюнити», из-за друзей, которые тебя подначивают. Но всё больше чувствую в себе желание иногда уйти и где-то в гараже «попилить» что-то на фортепиано, или написать что-нибудь.

Каково это – балансировать на грани?
Я думаю,

многие вещи выглядят тем, чем они не являются. И то, что для кого-то было бы «на грани», на самом деле достаточно тернистый путь от простого к сложному, и от сложного к сверхсложному.

Поэтому на этом этапе, когда ты делаешь что-то сверхсложное, что-то «острое», начинаются тонкие ощущения. А где начинаются тонкие ощущения — начинается искусство. Практически нет момента, когда ты не понимаешь, что происходит. Потому что, когда ты не понимаешь в каком-то трюке или элементе, что происходит – вот это хождение по грани, лихачество. А когда ты более-менее управляешь этим, уважительно относишься к стихии, то это скорее ассоциируется с чем-то увлекательным, нежели экстремальным.



Когда Вы впервые влюбились в спорт? Или нашли что-то, что привлекало Вас?
Я с шести лет занимался скалолазанием, а скалолазание для меня связано с пилотажным спортом. Вот, возвращаясь ретроспективно туда, в 11 лет я был на соревнованиях на Таш-Джаргане под Симферополем. Там были съемки фильма, и Як-52 (спортивный самолёт, отечественный) в военном раскрасе крутил какие-то фигуры, для меня неизвестные, но какие-то магические. Я сидел на краю скалы, там где-то на другой скале стояла камера, на которую он пикировал. Мне казалось, что это какой-то ну просто магический человек там сидит. Superhero. Это меня так взволновало, и я подумал: «кто эта персона?». Сегодня я знаю, кто этим человеком был. Более того, я знаю, что всё, что он выполнял – это было «ничего такого». Тогда это засело в детской голове, как нечто особенное. И, опять же, то, что меня сегодня характеризует – это желание делать что-то большее, что-то, где ты полностью «all in». Dream big. Где ты включаешься в процесс и тебе не нужно себя стимулировать чем-нибудь для этого – это вдохновляет тебя каждый день, а если этого нет, то чего ради все затевать?

Если бы Вы были видом спорта, то каким? И как Ваш выбор отражал бы Ваше ество? 
Первое, что пришло в голову – наверное, стрельба из лука.

Почему?
Не знаю, я подумал о линиях, о скорости, о конечности процесса.

Если бы Вы были самолётом, то каким?
Точно спортивным. Сегодня я был бы самолётом MX. Сегодня я был бы самолётом, который сделали бы специально для меня. С нужной развесовкой, с тем, чтобы у меня плечи помещались туда, чтобы я мог не застрять в процессе, когда мне хотелось бы поправить ремень. Чем-то энерговооруженным, острым в управлении, фокусным, и красивым внешне. И красивым внешне не просто от того, что его создали, чтоб он был красив, а потому что природа и аэродинамика обязывает такую технику, как спортивные катера, парусные катамараны или планера быть элегантными. У них же у всех красивые длинные линии, и элегантность ассоциируется именно такими прямыми линиями.

Они ведь практичные из-за аэродинамики.
Хотя спортивные самолёты имеют двигатель и меньше зависят от стихии, природа также обязала их иметь элегантные линии, симметричные профили крыла. И это красиво. 

Каково определение красоты Вы вывели лично для себя?
Женской?

В общем.
Я думаю о красоте в динамике. Не о статичной картинке, потому что картинкой можно и обмануть человека, ну, где-то на 5 минут, за баром. Всё, что находится в динамике, в движении, и при этом красиво… А здесь в слово «красиво» я вкладываю как раз около симметричные линии, их остроту, утонченность, выдержанность в плане цвета. Для меня красота ассоциируется с чем-то приглушенным, томным. Если это рубашка, то, скорее всего, она льняная, не яркая – благородная. Тут же я параллель проведу со звучанием, не звонким – благородным. Цвета – серые, приглушённые. Здесь опять я должен вернуться к природе, потому что в воздухе у нас всё ещё есть возможность наслаждаться свободой среди природы, первозданно чистой – там не произошло никаких изменений. И каждый закат, рассвет, наличие облачности – оно ассоциируется с красотой. Оно неповторимо, и оно конечно.

Что было самым красивым, что Вы видели или испытывали в своей жизни?
В мае этого года меня пригласили на первую в своей жизни съемку, еще и связанную с брендом женских украшений. Оказалось что она была посвящена украшениям для женских ног. Это была первая съемка в моей жизни, героини были безумно красивыми.
А как-то я делал в Шотландии посадки на горы, на атоллы на специальном самолёте, который может это позволить. И вот мы вдвоем с немцем приземлились на пляж — абсолютно дикий, где нет людей (это был остров Малл), есть олени, которые не бояться самолетов, потому что не видели их. Мы привязали самолёт, побродили по песку. Время было около закатное. Атоллы, которые были впереди начали уходить под воду понемножку – начался прилив. И я понимал, что нам нужно уже улетать – для разбега нам нужен был этот пляж, а его всё подтапливает и подтапливает. И вокруг просто безумный холодно-свободный бриз, закатное солнце. Цвет, свет – всё непередаваемое. И это не было бы наверно так красиво, если бы можно было нажать на паузу. Поэтому та конечность, про которую я говорил вот буквально пару минут назад, она там присутствовала. И тебе вот-вот уже нужно сесть в самолет и взлететь, и не хочется – хочется задержаться и вкусить это – наверное, один из самых красивых моментов. В нём было всё – свобода, внутренние переживания, и человек, с которым я мог это разделить. Пожалуй, это тоже характеризует мои ценности. 


хх


В какие моменты в жизни Вы чувствуете себя по настоящему живым?
Каждый раз садясь в самолёт я себя чувствую по-настоящему живым – это половина формулы. А вторая половина – это то, с кем я это разделяю. То ли это инструктор, который стоит на земле и подсказывает мне линии. То ли это человек, к которому я испытываю чувства любовного характера, даже хотя бы его платоническое наличие, то, что он существует. Вот в такие моменты. В моменты, когда я слушаю музыку. А ещё лучше, если я что-то под неё делаю. Такая синергия спорта, ощущений, музыки.

Как бы Вы прокомментировали фразу «Ничто так не портит цель, как попадание»?
Я романтик, и не живу целями — скорее мечтами.

 А в спортивном мире?
И в спортивном мире тоже. Я цели ставлю в шутку. Заполняю анкету на чемпионат мира, а там нужно указать Вашу цель. Люди пишут: «Хочу в десятку», или «хочу в пятёрку», или «получить удовольствие». Я с сарказмом пишу, что, конечно, еду за золотом и всё в таком духе. Это наполовину с сарказмом, но, когда дело доходит до выступления, до упражнений, я горжусь тем, что, соревнуясь, я показываю результат лучше, чем на тренировках. Это моя особенность. Меня вдохновляет наличие людей, большого количества судей. А эту фразу я прокомментирую так –

если цель не динамичная, то тогда её можно опорочить попаданием. Но если твоя цель – это какое-то новое состояние, то оно же не конечно. И тогда ты никак не омрачишь попаданием, достижением цели, саму её.

Красиво. Кто был Вашим главным учителем по жизни, и чему Вы у него/неё научились, если есть?
Я смотрел кино. У меня не было какого-то ментора, или советчика.

Хорошо. А в реальности какого фильма Вы хотели бы побывать и почему? Не обязательно проживать жизнь там, просто побывать в реальности.
«Поймай меня, если сможешь», мне нравится «Афера Томаса Крауна» — сиквел, уже более современный фильм. Потому что есть 1960 года, он очень близок к реальной жизни – в него, наверно, я не хотел бы попасть. А вот более современный – набор красивых клише, с острыми ощущениями, комплексный, где есть сильные роли женщины и мужчины. То есть это не гендерный фильм, где, только мужская роль преобладает. Вообще, люблю кинематограф. А, ещё, конечно, я бы побывал в фильме «Начало» Нолана. Супер! Меня задевает эта тема перемещения во времени, сновидений.

Если бы Вы могли путешествовать во времени в прошлое или будущее, то куда бы Вы отправились? И почему туда?
Куда-нибудь в Биггин Хилл. Если бы мне дали Спитфайр, я бы с удовольствием поучаствовал в военных действиях. Хорошо если бы мне дали пару жизней. Потому что там быстро можно было облажаться, кем бы ты ни был. Я много изучал военные битвы, и могу немножко коснуться, и иногда представить себе, что они ощущали, эти люди. Конечно, хотелось бы попасть туда. И не для того, чтобы стать героем войны, а просто, чтобы вкусить всё это.

Будущее Вас не манит?
Да, оно как-то неизменно наступает. Я всё время думал, что мне всё ещё 20 лет. До недавнего времени мне всё время как будто было 20. Люди, с которыми я сотрудничал всегда немножко по-отечески со мной общались. Но сегодня я понимаю, что будущее уже рядом.

На какой вопрос Вы бы хотели знать ответ?
Философский? Любой? Наверное, вот на такой: «Измерим ли мир?».

В каком смысле? Философском или более буквальном?
Я вот недавно думал, мир ведь не измерим, так?

Ну, смотря, что подразумевать под миром.
Ну да. Я ещё подумаю, на какой вопрос я бы хотел получить ответ.



С кем из существовавших исторических личностей или персонажей фильмов, книг, мультиков Вы хотели бы повстречаться в этой жизни? Если есть такой человек или персонаж.
Я бы повидался с Каддафи, если бы он был жив.

Что Вы бы у него спросили?
«Как дела?». Я когда-то изучал биографию его. Он в очень молодом возрасте имел военные и политические успехи. Вообще, был бодрым парнем. Потом съехал, конечно, по наклонной. Но было бы интересно. Из киногероев – мне нравится Дэнни Оушен. Помните «Одиннадцать друзей Оушена»? Я бы повидался с ними всеми. Какой-то бесконечный запал, и такой звездный состав в кино. В них есть что-то такое, если пересматривать эти кино, какая-то безграничная вера в себя и в возможности людей. Ещё и с большим «fun фактором» — куча веселья. Даже если вредные привычки, то они имеют шарм.

Были ли у Вас какие-то смешные «факапные» истории, связанные с Вашей деятельностью, которыми Вы можете поделиться? 
Да, сейчас подумаю.

У нас нет цензуры, поэтому…
Я начну с чего-нибудь безобидного. Когда я только тренировался, ещё учился на лицензию частного пилота, я старался оперативно всё это освоить, и ездил на аэродром быстро, на быстрой машине. И тренировался попутно, даже таскал железо иногда. И мне было жарко в автомобиле. А ездил я и 240 (км/ч) и больше. И вот решил снять кожаную куртку, как раз ехал после тренировки. И, снимая куртку, я застрял плечами в своей же куртке. На огромной скорости, объезжая машины. Я на самом деле застрял, без шуток. Просто не мог пошевелиться – и руками уже не мог управлять, коленом подруливал, плавно жал тормоз. Мне пришлось остановиться, чтобы выбраться из своей же куртки.
Касательно самолётов, для меня это немного постыдная история. Мы реконструировали дымовую систему с напарником, потому что та, которая шла с завода работала не так, как мы хотели. И вот в Белой Церкви я испытывал её, и на рулении обратно увидел, что что-то сверкает под капотом. Мне мало видно на рулении, ну я дальше и рулил. Запах такой стоит гари. Я дорулил до стоянки, и понимаю, что я горю, самолёт горит понемножку, где-то в районе выхлопной трубы. Всё светится, народ забегал. Ну и то, что я сделал – я остановил двигатель, выпрыгнул из самолёта, побежал за огнетушителем. А мой инструктор впрыгнул в него и быстро запустил, чтобы пламя сдуть большим количеством газа. Мне так было стыдно, что я вылез из самолёта. На самом деле, я просто не знал, что делают в этих случаях. Но для меня, я ещё целый день носил с собой этот стыд «покидания борта». Знаете, с самолётами у меня каких-то таких «факапов» и не было. Ну, кроме потери радиосвязи и недопонимания напарника, когда мы занимались парой. А чего-то «такого» пока не могу припомнить.

Самая смешная история у нас в пилотажном мире – это: «Сильный спортсмен, харьковчанин, летит на соревнование. Обычно пилотажники не много летают по маршрутам, для них это целое испытание – радиообмен, много возни. А так, открутился над точкой, сел, и ты даже не интересуешься погодой и всем остальным. Потому что 20 минут отзанимался – и ты снова на земле. И тут, когда на одноместном самолёте ты летишь на перелёт – это для многих испытание. И вот он летит из Харькова в Одессу, и по радиобмену диспетчер его спрашивает: «Вы Gamet (это прогноз погоды) на борту имеете?». Он говорит: «Нет, у меня одноместный самолёт». Это очень смешно, особенно для авиаторов.

Gamet?
Да, это прогноз погоды о каких-то особых явлениях, грозах и так далее. И тебя частенько спрашивают эту фразу. То есть, если ты летаешь по маршрутам, то, понятно, ты отвечаешь: «Да, Gamet на борту имею».
Были у меня такие случаи, когда я хотел попить, к примеру, а вода у меня лежала сзади (в спортивном самолёте нет багажника, но там есть небольшая полость сзади, куда ты можешь небольшой мешок с какими-то минимальными вещами закинуть). 

А он одноместный или двухместный?
Сегодня я занимаюсь на двухместном самолёте, но, когда выступаю или тренируюсь, то обычно меняю фонарь (это стекло), и он заканчивается там, где заканчивается одно место. Обтекание получше. Да и у зевак отпадает интерес слетать. Ну, в целом, можем летать и вдвоём. И вот я лечу с товарищем, который только-только начал учиться летать, из Полтавы. И страшно хочется пить. И хоть там места ровно для моих плечей, я думаю: «Ну ладно». Говорю: «Я сейчас расстегнусь, ты пилотируй, а я попробую внутри самолёта провернуться на 180 и достать воду». Я расстёгиваюсь плавненько, пытаюсь раскрутиться как-то. Параллельно, понятно, то нажимаю педаль, то задеваю газ, то какой-то тумблер, то задеваю ручку – а он со всем этим борется, и довольно успешно. В итоге, я разворачиваюсь, достаю воду (там была не только вода, но это уже другая история). Ну с горем пополам я всё-таки развернулся, и развернулся обратно, что тоже немаловажно.
Как-то раз я понял, что не успеваю до заката солнца. Хотя я выполнял и ночные полёты на двухмоторном самолёте, получал рейтинги коммерческого пилота, Multi Engine и так далее. Но, тем не менее, на спортивном самолёте ты должен сесть за 15 минут до заката – так юридически обусловлено. Хотя, даже спустя 15 минут после заката всё ещё видно, то есть, не проблема – сесть.  Я понял это уже в пути – что сильный встречный ветер, что расчёт мой был не так хорош. И думаю: «Ладно, если я сяду сейчас в Борисполь, то они могут и проверить, почему я так поздно сел». Я из самолёта прямо (снизился) набрал по телефону человека – хозяина аэродрома в Девичках, чтобы тот включил подсветку полосы своей. И в случае, если я пойму, что я всё-таки не долетаю до Киева, то я сяду у него. И он мне на пол часа включил полосу, как раз в тот отрывок, в который нужно было. Очень сложно было связаться, потому что связь то ловит, то не ловит, очень шумно. В итоге, пролетаю его полосу, смотрю, что она реально включена. И в принципе, я могу долететь ещё до своего родного аэродрома. Так, пролетая над Киевом, смотрю, уже «Сушия» всякие горят, всё в огнях. Вообще без проблем сел.
Конечно, за мной числилось много хулиганств. В авиаспорте, да и вообще в «авиамире». Но, по правде говоря, я всегда был бдителен, расчётлив. Анализировал чужой опыт, в том числе. Но основное прошёл  на своих ошибках. Ну и прохожу. Потому что здесь предела совершенству нету. Ты не только пилотажник, то, как ты обращаешься с рулями, насколько ты агрессивен, чёток, физически вынослив. Но ты же должен держать в голове ещё метеорологию, воздушное право, уйму всего. И там постоянно есть что-то новое – новые явления изучаются и появляются. С грозами вообще там можно ждать чего угодно.
Ну вот из такой истории «fuck-up». В спортивном самолёте нет туалета, это понятно — там никто не разносит напитков, молоко после отрыва не предлагают. Мы летели в Подгорье из Киева, и по дороге была куча грозовых фронтов. И мы обходили их, такая чернь, страшно. Подходишь – тебя трясёт, идёт дождь, потом град, зима, очень холодно. Со мной был товарищ, который никакого отношения к самолётам не имел. И он пилотировал – я его заставил пилотировать. А я занимался поиском альтернативных аэродромов, в случае, если мы не сможем долететь. И так топлива уже не много, и летим мы дольше, потому что сильный встречный ветер. Если мы планировали за полтора часа добраться, то мы летим уже два с чем-то. А до этого мы попили хорошенько. Я понимаю, что я едва держусь уже чтобы не «напрудить в штаны». И напарник в такой же ситуации, точь-в-точь. На эту тему тьма шуток проскакивает. А сидишь на парашюте, и как-бы просто не имеешь права это сделать, потому что потом придётся переукладывать, а не просто стирать. И мы приземляемся, к нам подходит руководитель полётов, говорит: «Вы должны расписаться». А мы выскакиваем просто из самолёта, бегом до уборной, кто-то добегает, кто-то – нет. С тех пор я понимаю, что нужно прихватывать пустую бутылку, и, желательно, с широким горлом, если вы понимаете о чём я.

Да, сложно женщинам, наверное, в авиации.
В спортивной авиации не так много женщин. Но, говорят, женщины терпеливее.



А смешные «факапные» истории из детства?
Ну, на самом деле смешная история, но она чуть долгая. Хоть я и много хулиганил в школе, но, тем не менее, как-то у меня получалось хорошо учиться. Я никогда не старался, но так складывалось. Бабушка у меня физик-академик – по одному предмету я уже точно не имел права получать плохих оценок. И вот за какие-то заслуги, частично спортивные, частично интеллектуальные, меня отправили от школы на конкурс «Ученик года». Друзья мои были, конечно, шокированы, и пришли поддержать меня. Толпа людей, которые не ходят на такие мероприятия. Когда я вышел, овации были уже, просто потому что я появился на сцене. У меня были длиннющие волосы, я уже поигрывал в группе на электрогитаре. Ну просто супер! Для посёлка мы там были как рок-звёзды. И один из конкурсов был такой: у тебя набор цифр таких больших, и все стоят в ряд. Ведущий задаёт вопрос, а ты как в тестах поднимаешь единичку, двойку или тройку, и, если ответ верный, делаешь шаг вперёд. Кто больше шагов сделал (больше правильных цифр поднял) — тот впереди в итоге – это наглядно для зрителя, понятно, что он выиграл этот этап. Но ты можешь глянуть кто что поднял. Если большинство подняли 2, то, если ты двойку поднимешь – вероятно будет всё о’кей. И я тоже не «нехтував цим». И в определённый момент я смотрю, что все поднимают единичку, на вопрос никто не знает ответа, все переглядываются. И я поднимаю тоже единичку, и мне говорят: «Тимур Фаткуллин сделайте шаг, посмотрите, несмотря ни на что. На то, что все участники ответили иначе. Он не повёлся на это. Чувствуете, какой светлый ум». Мне так неловко делать шаг, все на меня смотрят, озираясь. И я думаю: «Ну, раз говорят, надо делать». И я делаю шаг вперёд, и думаю, а что не так? Я же поднял единицу, как и все. И понимаю, что у меня к единичке прилипла двойка. Вот это тоже характеризует меня, потому что мне много в жизни везло. Иногда крайне сильно.

Так, а двойка в итоге получилась верным ответом? Вот это прикольно! Что увлекает Вас вне Вашей деятельности и вне спорта?
Крайнее время меня увлекала только одна женщина.

Каково определение любви Вы для себя вывели?
Я очень консервативен в этом плане. Я воспринимаю женщин и мужчин так, по-старому. Отчасти из-за воспитания бабушки, отчасти потому что я лет 5 танцевал аргентинское танго и слушал очень много оркестров Золотого века, сороковых, пятидесятых годов. Ну и, конечно, вникал в их названия, о чём они поют, о чём играют. И это воспитало во мне вот это классическое видение, где всё остальное, на самом деле, — ради «этого».

Чего ради всё затевать, если там нет любви? 

Для меня – это что-то огромное. У меня имеется навык «полностью быть с человеком». Я нигде больше – в эти моменты у меня не звонит телефон, у меня нет уведомлений, которые могли бы отвлечь меня из контекста, или какие-то операционные рабочие процессы. И в сегодняшнем мире мало кто мог бы разделить это со мной. В сегодняшнем цифровом мире я считаю себя всё ещё аналоговым парнем. Это несет какие-то сложности, но, если вдруг найдётся кто-то, с кем можно это разделить – это особый шарм. Матерых людей в этом плане не густо.



Какой современный тренд в обществе расстраивает или даже пугает Вас?
Знаете, мне товарищ завёл Instagram месяцев 5-6 назад, ну и ведёт его, потому что он был шокирован, что у меня его нет. А познакомились мы на заправке. Вся эта пустота, которая там происходит (хотя  читаю уже отобранное, что он мне присылает) – это меня смущает, я не до конца это понимаю. Вот эту стимуляцию постоянную, отсутствие чего-то глубокого. А, если наличие, то оно пролистывается, чтобы дальше себя чем-то простимулировать. Это меня расстраивает. Меня смутила очень сильно история, как один очень опытный, пожилой пилот, который развивал в Белой Церкви аэродром ещё с пятидесятых годов, над современными детьми начал пикировать (а они на мосту играли в какую-то игру на телефоне, что-то смотрели), и они не подняли головы. Он сделал фигуру над ними какую-то. Это очень странно для меня. Что их так увлекало в телефоне, что они пропустили реальную жизнь вокруг? Вот этот тренд «в ту сторону» – я опасаюсь его.

Сегодня поневоле многие приносят за стол рабочее, с цифровой гигиеной сложно, в кармане трубка через которую всегда можно добраться до человека.

Каким Вы видите будущее?
Ну, конечно, я жду наконец какого-то прогресса в авиации, потому что никакого «лунного камня», как Вы видите, не придумали, а технологии, на которых мы летаем, всё ещё пятидесятых годов. Этот самолёт, на котором мы летаем, и он считается «топовым» в мире сегодня, — планер не изменился ничуть, его придумали в семидесятых годах. Он не изменился — это технология тех годов. Да, Авионика немножко шагнула —  всё, что касается навигации и электроники. Но чего-то нового, чтобы ты мог огибать ландшафт внутри города (помните «Пятый элемент») – ничего такого нет. Но, поскольку мы на передовой в авиации, я думаю, что мы будем первыми, кто будет это осваивать, учить других людей. Потому что метеорология никуда не денется. Пускай компьютер за тебя будет думать, разрешать тебе взлетать или нет, но, я надеюсь, что все эти навыки, которые мы добыли (мы – как авиационное государство) пригодятся. И это будет какой-то новый виток. А будущее, мне кажется, станет более цифровым.

Хорошо это или нет?
Мне это не нравится. А хорошо это или плохо – каждый решит сам.

Какой совет Вы бы дали человечеству, если бы могли?
Carpe diem —  лови момент!

Какой последний фильм Вас впечатлил из просмотренных?
«Платформа». Это испанский фильм на Netflix. Он меня впечатлил не какой-то сверхглубокой идеей — она понятна, она не закопана глубоко. Сильная метафора. Несмотря на насилие, которое многих бы могло оттолкнуть от просмотра фильма, оно меня не смутило. Меня впечатлило насколько прорисована каждая личность. Не тривиально, не прозаично, а очень близко к жизни. Насколько они отразили современный мир, когда наставник одного из главных героев говорит: «Как? У Вас нет символа?», и они выбирают символом панна-коту. «Вы должны нести какой-то символ» – это так сильно отражает современный мир.
Так что он меня впечатлил.



По мотивам фильма «Лобстер», каким животным Вы бы стали?
Затрудняюсь ответить.
Знаете, что ещё, вот можем поговорить о вдохновении. Я точно представитель какой-то ячейки, может небольшой, которая испытывает очень много вдохновения, мотивации к чему-то новому.

Если раньше, распыляясь, я чувствовал, что я дилетант во многих областях, потому что мне интересно искусство, мне очень интересна музыка, разные виды спорта. И я понимаю, что времени на то, чтобы хорошо погрузиться во всё это у меня нет —  соответственно, я – дилетант. Но со временем уделяя понемножку каждой из этих областей, не специально, по наитию, когда получается, я понимаю, что, даже будучи любителем, можно на каком-то этапе начать без слов общаться с другим человеком. Посредством музыки, или танца. И это очень вдохновляет.

Полёты вдохновляют – это что-то большое, это какой-то багаж человечества, пронесенный сквозь историю. Те навыки, которые ты получил, весь тот опыт разных времён, который тебе достался уже в этом виде. Это то, чего хотелось бы пожелать близкому человеку, да и любому человеку. Это для меня всё ещё такая область, которая может впечатлить ребёнка – а это приоритет, наверное, дать ему понять, что есть нечто крупное, magnificent, что-то особенное, частью чего он может стать. И это не обязательно материальное, я говорю не в контексте «Вам нужен самолёт», а в контексте «Заиметь навык пилотирования, летать, быть около этого». Поэтому для меня это ещё и нематериальный какой-то процесс.
Как-то раз у нас была экскурсия на аэродроме из соседней школы из села. У меня был немец в гостях как раз в этот день. Известный спортсмен. Нам буквально дали 5 минут из-за того, что военные летали, чтобы слетать с ним. И они в таком восторге пребывали. Там было всё – и иностранец – известный спортсмен, и местный спортсмен, и они видели, что эти люди молодые, и у них горят глаза. Атмосфера была наэлектризована невероятно. Вот у меня дрожь по коже прямо сейчас, по левой руке. И в такие моменты понимаешь, что грех было бы — не заниматься этим. И это не то, чтобы, к примеру, мальчики или девочки, которые были там, станут пилотами или лётчиками – нет. Это, возможно, отец станет лучшим отцом, ребёнок будет лучшим атлетом, или будет лучше учиться в школе, потому что он увидел что-то такое. Это способ дать кому-то мотивацию сделать что-то. Поверить что мечты близки и достижимы. Сегодня я от этого испытываю огромное удовольствие.

Бывает ли у Вас эмоциональное выгорание?
Нет, пока у меня такого не было. Сегодня у меня сложный период. Вы меня застали в день, когда лето закончилось, и мне нужно вступить в какую-то новую осеннюю эпоху. С кучей своих дел и забот. Я позволил себе в течении лета менять образ жизни, как бы удлинил себе время, и сейчас понимаю, что там что-то такое накопилось. Как домашнее задание, которое ты не делал всё лето, а наступает крайний день, и ты понимаешь, что тебе надо уйму всего проделать. И вот сегодня такой день, когда мне немножко не легко, но как всё новое – оно интригует.

Какой вопрос Вы бы хотели услышать на интервью, и что бы Вы на него ответили? Возможно, Вы хотели чем-то поделиться.
Почему Вы обратились ко мне за интервью?

Я увидела видео у Влада Иваненко. Я брала у него интервью ещё до карантина. Впечатлило видео, начали читать, посмотрели и решили, что, почему бы и нет? У нас очень много интервью с людьми из абсолютно разных областей.
Да. Я смотрел просто, что у Вас много музыкантов.

Много, потому что их легче достать. У нас есть дизайнер McLaren – он украинец, у нас есть Денис Жаданов (Readdle) и Братья Либерманы (Snapchat) из сферы IT, есть арт-директор американского Facebook и Instagram, есть художники (Xue Jiye, Horacio Quiroz), Любомир Мельник — самый быстрый пианист в мире. Очень большой разнобой. Нам просто нравится вдохновляться людьми вокруг и показывать их такими, какие они есть. Просто когда я работала на Bob Basset, и у бренда брали интервью, всегда были однотипные вопросы, очень неинтересные и скучные. А столько всего, на самом деле, хочется спросить.
Ладно, спросите меня, какой у меня девиз в жизни.

Какой у Вас девиз по жизни?
«Налегке».

Менялся ли этот девиз?
Нет, долгое время.

А будет ли меняться?
Надеюсь, что нет. Может быть, он эволюционирует во что-то новое, более комплексное. Но, пока что, он простой.

Налегке я предпочитаю заниматься спортом, бизнесом, не жертвуя чем-то другим. Ведь иногда кажется: «У меня нет времени». Но тайна в том, что времени на самом деле нет.

Другой акцент. И вот я несу «это» крайних лет 10. Потому что я с 14 лет уже понимал расклады в целом, довольно рано уехал в город из посёлка, потом жил в Штатах, Латинской Америке. И даже то, как я осваивал языки, или какие-то навыки получал – это всё происходило не через какие-то усилия или «самокопание», я не пилил себя, чтобы делать что-то, а находил способы, как легко к этому подобраться. Признаюсь честно, это по кайфу!

Какая у Вас была любимая сказка в детстве?
Я помню, как отец мне читал Толкиена «Хоббит». Было здорово. Пожалуй, это около сказки. А так больше ничего не помню. Я очень много гулял, поэтому сказок почти не слышал.

Что ждёт Вас дальше? Что будет впереди?
Светлое будущее, пенсия.

Знаете, как говорят: «В ровную трубу виден конец». Но у меня она не ровная, поэтому, чёрт знает!


`