Интервью: Елена Савлохова


The Third Room — это серия мероприятий, лейбл и студия мастеринга, которую ведут артисты Ахмет Сисман и Альмедин Алибегович (VNNN), базирующихся в Эссене, Германия.


SoundCloud x Website x Facebook x BandCamp x Instagram x YouTube x ResidentAdvisor


Приобрести 'The Third Room - Fundraiser Compilation' - тут.

 

Что в вашей деятельности вас больше всего вдохновляет?
VNNN:  Больше всего меня вдохновляет то, что я собираюсь вместе с другими людьми, которые разделяют ту же страсть, что и мы: будь то страстный рейвер на наших мероприятиях в Mischanlage, меломан, который покупает нашу музыку (к примеру, The Third Room Fundraiser Compilation) или другие промоутеры и артисты, с которыми мы обмениваемся идеями.
Ahmet: Возможность контролировать творческий процесс и энергию, которую я вкладываю. Пожалуй, это одна из главных причин самозанятости. Создание собственной рабочей этики для достижения своих целей и реализации своего видения того, что ты хочешь делать со своей жизнью в целом. Сама музыкальная индустрия для меня — не просто бизнес, она стала неотъемлемой частью моего образа жизни.

Расскажите о ваших личных историях? Как вы попали в мир электронной музыки?
VNNN: Я бы сказал, что это типичная история того, кто начинает создавать электронную музыку, где человека всецело поглощают эмоции первого рейва. Мой первый рейв был в автономном центре моего бывшего родного города Мюльхайма (рядом с Эссеном). Я тогда был довольно юным, возможно, даже  слишком юным для легального посещения рейва.
Ahmet: Как и любой подросток в середине 00-х — через музыкальные магазины, клубы и музыку на радио. Когда я впервые посетил клуб и увидел ту энергию, которую может создать диджей, мне сразу стало ясно, что я должен стать частью всего этого. Это заполнило темную дыру во мне светом, дав мне цель. Этот огонь все еще горит во мне. Я хотел пройти весь путь как артист, промоутер, владелец лейбла, а теперь и звукорежиссер. Это было также одной из главных причин, по которой я не вернулся в свой родной город Стамбул после окончания учебы здесь, в Эссене. Ведь именно тогда Германия была ведущей страной электронной танцевальной музыки.

Как ‘The Third Room’ стал явью и как пересеклись ваши пути?
VNNN: Мы встретились, когда Ахмет искал водителя на одно из своих выступлений. Я увидел его пост в Фейсбуке. Я никогда не бывал в Крефельде (называемом «Schlachthof»), но до сих пор я люблю открывать для себя новые места. Итак, я подобрал его, и мы отправились на вечеринку вместе. После той ночи мы остались на связи. Это было в примерно 2015 году. Год спустя Ахмет предложил мне резиденство в своей прошлой серии мероприятий под названием «Bunkernacht» в Гётебункере, где мы впервые начали рассуждать на тему создания лейбла. Год спустя был основан The Third Room.
Ahmet: На протяжении пяти лет я был штатным букером серии вечеринок Гётебункера под названием «Bunkernacht », а также их резидентом. Помимо создания музыки и диджеинга по всему миру, я всегда чувствовал необходимость создать сильный коллектив. 2017 год был подходящим временем сделать что-то новое, особенно объединяющее вечеринки, лейбл и студию под одним брендом. И, по логике вещей, для коллектива мне нужна была свежая кровь, другие взгяды, а также поколение помоложе меня. Я стал букмекером другого клуба Studio в Эссене, который закрылся в 2019 году. Это место было местом рождения The Third Room. Прямо сейчас мы концентрируемся на необычных местах, таких как Mischanlage в Эссене, что является всемирным наследием ЮНЕСКО.

Концепция The Third Room вдохновлена ​​теорией Хоми К. Бхабхи ‘The Third Space’, которую вы описали как «место, где разные культуры могут сосуществовать, смешиваться и превращаться в гибриды». Чувствуете ли вы, что достигли того, что изначально закладывали в проект с точки зрения его философии?
VNNN: Определенно. Начиная еще с серии наших мероприятий в 2017 году и до сих пор, мы встретили так много людей из разных стран. Особенно на наших мероприятиях в Mischanlage, куда рейверы приезжают со всей Европы. И, конечно, все они желанные. Мы приветсвтуем и тех, кто не заинтересован в электронной музыке. На наших мероприятиях бывали люди, которые просто пришли хорошо провести время и лицезреть восторг в самых удивительных местах Рурской области, таких как Mischanlage или Landschaftspark Duisburg-Nord. Конечно же, у нас нет места расизму, сексизму, гомофобии или любому другому виду ненависти.

Принятие важно не только для людей, но и для музыки. Без этого подхода разные культуры не сумеют превратиться в гибриды.

Ahmet: Прежде всего, большинство из вовлеченных в проект, имеют различное культурное происхождение. Таким образом, каждый привносит свой личный опыт. Во-вторых, я написал дипломную работу о мигрантах в Германии и о том, как они выражают себя посредством музыки. Тогда, во время моих исследований, я наткнулся на теорию “The Third Space” Хоми К. Бхабхи. Она вполне объяснила концепцию, которая была совершенно новой для Германии, ибо я так и не сумел найти никакой литературы об этом в те дни. Это объясняет, что ни основная культура, ни культура происхождения не конфликтуют друг с другом. Тебе не нужно выбирать что-то одно. Они могут превращаться в гибриды и создавать нечто новое, нечто захватывающее, чего раньше не было. Этот подход можно адаптировать к любому виду творческого процесса, и применять как общее руководство лично для себя. Особенно в Германии ты сталкиваешься с этими темами в повседневной жизни. Я считаю, что это подходящий способ справиться со всем этим. И да, я верю, что мы достигли этой философии, придав, например, промышленным объектам, которые являются пережитками прошлого, новый смысл, наполняя их музыкой, людьми и креативными концепциями. Это постоянно развивающийся процесс, который делает вещи интересными. Даже наш музыкальный продакшн и студия созданы именно таким образом — гибридный подход для объединения различных дисциплин и влияний.

Что является самым сложным в вашей работе и как вы пытаетесь преодолеть эти трудности?
Ahmet: Пожалуй, самый сложный аспект лично для меня — иметь дело с людьми, сталкиваться с разными мнениями, эго и мотивациями. Позволь мне привести пример из моего опыта понимания техно, как культуры. У нас есть красивые, впечатляющие и неиспользованные промышленные площадки, которые буквально созданы для интенсивного восторженного опыта. Глянь только на Mischanlage в Эссене [прим. редактора — фото снизу] — это, пожалуй, самое эстетически-техно-место, которое я когда-либо видел. Даже команда из Berghain это утверждает, с кем мы регулярно проводим шоукейсы Ostgut Ton. Мне потребовались годы, чтобы убедить местные власти дали разрешение регулярно проводить там мероприятия, и успех говорит сам за себя. Знаешь, нужно место для роста. В этих местах наша музыкальная культура имеет смысл, ибо важен контекст. Мы все еще пытаемся объяснить тем, кто принимает решения, что электронная танцевальная музыка так же важна, как и любая другая культурная сфера, такая как классическая музыка, опера или балет. Это определенно самая большая индустрия танцевальных событий. Рождение Kraftwerk произошло в 35 км от Дюссельдорфа. Но мы все еще обсуждаем культурную значимость техно и хауса. Это можно наблюдать это в наши дни из-за кризиса коронавируса. Этот сектор был оставлен государством наедине с его страданиями.



 

Какой самый запоминающийся концерт или вечеринку вы когда-либо посещали в качестве зрителя, и как бы вы описали этот опыт?
VNNN: Думаю, это был один из моих первых рейвов. Все происходило в маленькой комнате, внутри которой было очень жарко. Нам всем пришлось снять футболки. Ди-джей играл сет джангл и DnB. До сих пор люблю вспоминать эту ночь как один из самых важных моментов, повлиявших на мою жизнь. После этого я сам начал писать музыку.
Ahmet: Я побывал во многих клубах в качестве посетителя и диджея, но должен сказать, что побывав в Бергхайн, я осознал насколько это иной уровень. Все остальное было похоже на детский сад по сравнению с этим клубом. Вечеринки Arma17 и их команда в Москве тоже нечто особенное.

Какой современный тренд раздражает или даже расстраивает вас, в глобальном или незначительном масштабе?
VNNN: У меня нет никаких проблем с этим. В наше время тенденции меняются очень быстро. Иногда ты даже можешь не заметить новую тенденцию. Каждый должен делать то, что ему нравится.
Ahmet: Если можно назвать социальные медиа тенденцией, то вот она определенно меня раздражает.

Совершенствование ваших навыков и таланта означало, что в те времена можно было называть тебя артистом. В настоящее же время большинство людей больше заботит личность, нежели сама музыка. Культ личности и его медиальное производство благоприятствуют эгоцентричным нарциссистам. К сожалению, это невозможно игнорировать, ибо это повсеместно.

Порой я задаюсь вопросом: ‘хочу ли я все еще быть частью этой сцены?‘ Это ясно показывает нам, что мы сейчас находимся в конкурсе популярности, наша музыка стала частью поп-индустрии. А где деньги, там и коррупция не за горами. Я хотел бы, чтобы люди увидели эту простую, но эффективную стратегию, заглянув за кулисы. Если присмотреться, то обычно там нет ничего особенного и интересного.

Вы запускаете лейбл The Third Room со сбором средств с участием великого спектра артистов. Каким был процесс и что вы ощущаете, когда смотрите на конечный продукт?
VNNN: Все началось с отмены нашей вечеринки The Third Room x Bassiani Night в Mischanlage из-за пандемии Коронавируса. После того, как некоторые из крупнейших клубов в Германии закрыли свои двери, мы также приняли решение отменить мероприятие еще до того, как город Эссен объявил об официальном запрете. Это было за три дня до мероприятия. Большинство счетов были оплачены, но вечеринки больше не было. Мы оказались в весьма плачевной ситуации, ибо нам пришлось вернуть все билеты. Мы были ошеломлены тем, что произошло дальше, когда большинство покупателей билетов отказались от своих возмещений, дабы поддержать нас в финансовом отношении. Мы подумали, что музыка — это лучший способ сказать «Спасибо». Ахмету пришла в голову идея компиляции. Мы оба обратились к артистам. В начале я даже не мог представить, что у нас будет такой большой сборник. Но это показывает, что люди остаются вместе, разделяя общую страсть. Особенно в столь трудное время.
Ahmet: Это еще раз показывает, что музыка объединяет всех нас в эти трудные времена. Я благодарен, что так много артистов внесли свой вклад в наш Fundraiser Compilation. Особенно благосклонная реакция публики показала мне, что когда ты делаешь что-то, вкладывая в это свою душу, ты обязательно получишь любовь в ответ. Кризисы также дают возможность задуматься над тем, что делает нашу сцену такой особенной. Порой я забываю это.


xx


Этой осенью ‘The Third Room‘  будет праздновать свою третью годовщину. Что вы открыли в себе благодаря этому проекту?
VNNN: Необходимо сохранять баланс между своим личным вкусом и нынешним веянием времени. Это тот же тип толерантности. Ты не можешь запустить музыкальный лейбл и серию мероприятий, если ты как старый сварливый человек, указывающий пальцем на молодое поколение. Это одна из причин, почему тенденции не раздражают меня. Это часть нашей философии. Но, как я уже сказал ранее, тенденции быстро меняются. Таким образом, ты всегда должен быть в курсе происходящего.
Ahmet:

Не пытайся форсировать вещи, которым не суждено случиться. Кое-что должно развиваться естественно. Оставайся всегда верным себе, не позволяй своему эго принимать решения и пойми, что вместе можно достичь больших результатов только в том случае, если каждый чувствует себя частью коллектива и процесса.

Что вы осознали с возрастом?
VNNN: Я понял, что для психического здоровья важно время от времени снимать ногу с педали газа. Порою, со всей этой суматохой мы забываем отдохнуть. Но мы попросту обязаны планировать хоть какое-то личное время. Отправиться на ужин со своей половинкой, встретиться с друзьями, отправиться в отпуск.
Ahmet:

Я осознал, сколь важно держать негативную энергетику максимально далеко от себя. Тщательно выбирай свое личное окружение, ибо не все заслуживают твоего доверия и преданности. Чаще всего мысли, что первыми приходят на ум, являются правильными. Доверяй своему еству и прислушивайся к своим инстинктам.


xx


Что бы вы посоветовали, куда стоит пойти и что стоит сделать в Эссене тем, кто никогда не бывал там?
VNNN: Здесь много красивых мест. Не только в Эссене, но и по всей Рурской территории. В первой тройке: Zeche Zollverein/Mischanlage (конечно, в сочетании с одним из наших мероприятий), Landschaftspark Duisburg-Nord и Музей Folkwang. Если интересуют клубы: Goethebunker, Hotel Shanghai (Essen), Schumacher (Bochum) and Tresor.West (Dortmund).

Как бы вы хотели, чтобы The Third Room отразился на культуре? Есть ли у вас определенная цель, которую хотите достичь?
VNNN: Я бы сказал, что мы уже на верном пути. Мы проводим мероприятия в уникальных местах, а люди приезжают отовсюду, чтобы стать частью этих событий. О нас выходили статьи на Resident Advisor, Groove, Mixmag. Но сейчас нам предстоит преодолеть трудные времена. Это еще одна причина, почему мы выпустили этот сборник. С одной стороны, чтобы преодолеть финансовый кризис, а с другой стороны, чтобы отреагировать на отсутствие перспективы. В самом начале пандемии, политики запретили мероприятия, и я уверен, что они будут последними в очереди на открытие. Но мы думаем маленькими шажками. Следующие шаги это планы на будущие релизы, создание нашей студии (Ахмет проделал большую работу над компиляцией), ну и смотреть как будут обстоять дела дальше. Конечно, мы уже планируем мероприятия на 2021 год, но, как я уже сказал ранее, шаг за шагом.
Ahmet: Надеюсь, что бренд сумеет выделиться регионально и станет своеобразным плавильным котлом для творческих людей. Мы постепенно, шаг за шагом, добиваемся этого. Конечно, ядро ​​команды установлено, но мы открыты для новых инновационных умов. В конце концов, именно мы определяем и формируем культурные мероприятия в нашем регионе. Мы не в Берлине, Амстердаме или Лондоне, где люди плывут по течению. Нам нужно создать это течение самостоятельно, бросив вызов статусу-кво. Надеюсь, что однажды люди оценят идею и философию бренда, и что они будут доверять и следовать за нами, как культурным влиянием, как в этом регионе, так и за его пределами.

К каким личным осознаниям вы пришли в период пандемии? Какие изменения вы ожидаете или хотели бы увидеть в мире?
VNNN: По моему мнению, полного перезапуска не будет. Политика сделает это постепенно, шаг за шагом. Думаю, что мы вернемся к более локальным лайнапам и определенно менее масштабным событиям. Но никто не может знать наверняка.
Ahmet: Не будет возврата к той норме, которую мы когда-то знали. По крайней мере, так не должно быть. Образ жизни, который мы вели, является основной причиной этой пандемии. Это не совпадение или плохая шутка от матери-природы. Это сделано человеком. Мы должны понимать, что неолиберальный принцип роста уничтожит нашу планету. Кризис коронавируса показал нам, насколько хрупка капиталистическая система. Нам нужно задавать правильные вопросы, и нам необходимо найти правильные ответы. Это неразрывно связано и с музыкальной индустрией, где все становится грандиознее, быстрее и мощнее. Это больше не может оставаться главной философией. В жизни есть гораздо более важные вещи, чем деньги, да и вообще такая мотивация неправильная.

Какой вопрос вы бы хотели услышать на интервью, и что бы вы на него ответили?
VNNN: Я часто спрашиваю себя: «Это то, чем ты хочешь заниматься всю свою жизнь?».
Ответ довольно прост. Как только ты вкусишь нектар, трудно будет жить без него. Музыка — это мой нектар.


Ahmet                                                 VNNN

Перевод: Любовь Дзюжинская