Музыкальный дуэт Свена Полькёттера, перкуссиониста и барабанщика, и Якоба Диля, композитора и актера


Интервью: Елена Савлохова
Фото: heimprofiburger



Facebook x Website x Instagram x Bandcamp

 
Новый альбом 'there is no time to run away from here' тут.

Каково это быть вами?
Якоб: Счастливо, потому что я создаю в основном то, что мне нравится создавать. Утомительно, потому что я никогда не создаю то, что хочу.
Свен:

Чтобы сказать, каково быть тем, кем я являюсь, мне нужно знать, каково это быть кем-то другим.

Как бы вы описали свою музыку тому, кто с ней еще не знаком?
Свен: Думаю, это краутджаз.
Якоб: Наша музыка — это живой процесс, поэтому он всегда будет меняться. Наш первый музыкальный опыт «TRAUM» я бы охарактеризовал как медленный минималистичный эмбиент-дум-джаз. Сюрреалистично, как на грани между сном и бодрствованием. Первый альбом «there is no time  to run away from here» формулирует первую часть той самой серии, в инструментальном квартете: ударные, флюгельгорн, электронная гитара, родос/фортепиано.

Что привлекло вас к музыке? Что она вам дает?
Свен: Тусоваться с друзьями! Мне нравится создавать что-то с нуля вместе с другими людьми и чувствовать при этом энергию.
Якоб: Ощущать себя в музыке или иметь музыку внутри себя — это нечто драгоценное. Я никогда не выбирал это, все просто случилось само собой. Она заставляет нас чувствовать себя в безопасности, дает нам собственное пространство, уединение, но также и место, чтобы покричать. Она создает мир, в котором мы можем пребывать, говорить и делать все, что хотим. Сочинять музыку — это образ жизни, который сложно описать. Спросите футболиста, почему он любит бить по мячу, и он скажет: мне просто нравится! Дело в том, что этот «зов» достаточно силен, чтобы вечно идти к нему. 100%.

Что вы больше всего цените друг в друге в личном и профессиональном плане?
Якоб: На обоих уровнях: он никогда не делает то, что хочу я.
Свен: На обоих уровнях: он никогда не делает то, что хочу я.

Как вы считаете, остались ли новые подходы к музыке?
Якоб: Да, и это происходит постоянно. Каждую секунду. В любом случае, я думаю, что так называемая «поп-музыка» пока не так уж и развита, она только начинает развиваться, как любая молодая и новая форма искусства в музыке. 
Свен: Совершенно верно.

Что было у вас на уме при работе над LP ‘there is no time to  run away from here’?  К каким выводам вы пришли по окончанию?
Свен: Вначале не было особых мыслей или установок. У меня были бессонные ночи, которые я творчески использовал для работы над новыми треками. Через некоторое время выяснилось что все, что я начинал делать, было очень медленным, по какой-то непонятной причине. Нам нравилась эта медлительность и возможности, которые она нам предоставляла, и я просто продолжал следовать за этим ритмом.
Якоб: Думаю, нашим самым большим выводом было: никогда не вкладывай больше, лучше вкладывай меньше. Особенно если у тебя есть такие талантливые люди, как наш флюгельгорн Мануэль Виманн и гитарист Борис Николай!

Каковы ваши представления о Боге в современном мире?
Якоб: Представьте, метеорит падает на Землю…

Думаю, многие люди будут петь в ожидании конца человечества. Так что, возможно, музыка — это один из современных богов (сколь бы древний она ни была). Как некий элемент природы, как нечто большее, нечто богаче, нежели мы, как нечто, за что можно держаться.

С другой стороны — наука. Но я на стороне смирения. Я думаю, что природа — это самое высокотехнологичное явление. Наши творения высокотехнологичны только потому, что такова природа. Как бы то ни было, у нас сейчас достаточно богов, мы должны задать этот вопрос их создателям.
Свен: Полностью согласен!

Как вы думаете, разум лучше всего работает творчески при определенном уровне страданий?
Якоб: Нет, совсем нет. Но я думаю, что любая экстремальная ситуация в целом обнажает все наши скрытые, неиспользуемые возможности.
Свен: Именно так!  Конечно, вначале были бессонные ночи, что, конечно, было непросто, но потом мы вместе очень повеселились. У нас не было никаких признаков страданий.

Каково ваше личное определение красоты?
Якоб: У меня его нет.

Настоящая красота для меня — это что-то непредсказуемое и непонятное, что-то без определения.

Я думаю, что определение красоты — это в общем нечто сверх переоцененное.
Свен: Когда я читаю отзывы на странице Якоба в Instagram, то думаю, что он — определение красоты.

Кто был или был вашим самым главным учителем по жизни и чему вы научились у этого человека?
Свен: Моим самым большим учителем музыки был Питер Проммель в музыкальной академии. Он показал мне, что в музыке нет правильного или неправильного, всегда есть несколько путей, но, в конце концов, все должно исходить от тебя самого.
Якоб: Моим самым главным учителем музыки был мой первый учитель композиции, композитор Матиас Хинке. Он сказал мне, что создание музыки — это про меня самого, ибо я тот, кто делает выбор.

Какой последний из просмотренных фильмов, впечатлил вас? Почему?
Свен: Не вспомню.
Якоб: Документальный фильм о китовом сексе. Из-за темы!!

Если бы вы могли поговорить с любым историческим или известным человеком, живым или мертвым, кто бы это был и почему?
Якоб: Первый мужчина на земле. Спросить бы его, как все началось.
Свен: Почему это был мужчина? Должно быть, это была женщина, поэтому я хотел бы поговорить с ней.

Как вы относитесь к недостаткам как в работе, так и в жизни?
Якоб: О, тут мне тоже сложновато, потому что я не понимаю этих слов. Я не знаю, что такое совершенство, ровно как и то, каков его антагонист. Я вижу только вещи в процессе — как в музыке, так и в жизни. Это недостатки? Мне нравятся все эти перемены, потому что они отражают жизнь как большой хаос. И мы, в этом хаосе, пытаемся достичь чего-то ясного и совершенного. Мы создаем слова, за которые можно держаться. Вот что я вижу.
Свен: Согласен!

Что вы чувствуете, оглядываясь на свою жизнь?
Якоб: Я благодарен за каждую секунду. Я сожалею о большинстве своих действий, потому что теперь я знаю больше и стараюсь легко на это смотреть хе-хе. Я чувствую себя перегруженным, когда оглядываюсь назад и мечтаю немного больше отдыхать, заниматься тем, что мне нравится делать.
Свен: Все хорошо, думаю, я бы снова все сделал все точно так же. В противном случае меня бы здесь не было и я не мог бы делать то, что делаю сейчас.

Какой вопрос вы бы хотели услышать на интервью и что бы вы на него ответили?
Свен:

Любой вопрос хорош, потому что он является началом разговора.

Якоб: Я никогда не готовлюсь к интервью, мне обычно нравятся неожиданности. Твои вопросы были довольно таки крутыми! Благодарю!


Свен Полькёттер и Якоб Диль.

Перевод: Любовь Дзюжинская