Интервью: Елена Савлохова
Фото обложки: Simon Minó


Sydney Valette — артист и музыкант из Парижа.  


Facebook x BandCamp x Instagram x Soundcloud x YouTube

Приобрести EP 'Brothers' можно тут

До какой степени ты мечтатель?
Ночью я могу быть сумасшедшим мечтателем, аки серия преследований Джеймса Бонда в боевиках. В дневное время, кажется, что я позабыл все свои мечты за последние 5 лет и погрузился в социальную и личную заболеваемость. А теперь мои мечты снова растут, благодаря карантину.

Насколько хорошо ты знаешь себя? У тебя есть четкое понимание того, кем ты являешься, или ты все в поиске определения истины о себе?
Думаю, в 34 года я знаю немного больше своих границ. Сейчас же я довольно шаток в позиции того, кто я, и что я хочу делать со своей жизнью.

Что для тебя значит музыка?
Довольно таки много: завтрак, обед и ужин…

Что ты чувствуешь, заканчивая значимую работу, например, твой последний EP «Brothers»?
Сначала я чувствую себя счастливым, а потом впадаю в депрессию. Это схоже с рождением ребенка. 

Важно ли чтобы твоя работа имела содержательный контекст?
В большей мере именно контекст выбирает тебя, а не ты его.

Любой контекст может стать значимым, если тебе удастся ‘поймать’ его.

Ты занимался классическим фортепиано на протяжении 10 лет до перехода на электронную музыку, и в недавнем интервью для Brvtalist ты упомянул, что снова начал играть. Какое музыкальное произведение ты бы назвал самым личным для исполнения и почему?
Вначале я должен сказать, что никогда не был хорошим пианистом, потому что я очень неуклюжий и нервный. Недавно я обнаружил в одном из ящиков старый нотный лист для игры фортепиано: Франц ШубертTrio op.100 2nd Mov., более известного, как саундтрек Барри Линдона. Аранжировка, над которой я работал, очень проста, идеально подходит для повторного начала. Я люблю это произведение, потому что оно такое меланхоличное и отчаянное, но в то же время смелое и эпическое. Бетховен и Шуберт для меня бесценны. Одним из моих первых произведений была ‘Лунная соната‘, как и для множества других начинающих пианистов. Я перестал играть, когда мне было около 21 года, я изучал сонату Бетховена N°17 3rd Movement ‘Tempest ’. Она очень сложная, это и была моя последняя попытка практиковаться по-настоящему. Я не очень хороший игрок, но, возможно, однажды я вновь испробую свою удачу.

Каково твое представление о Боге в современном мире?
Я своего рода православный христианин-буддист-индуист. Это суммирует мою ситуацию хаха. Знаю, что это звучит кошмарно, но думаю, 

глобализация делает религиозные категории более текучими.

Мы можем создать наш собственный личный культ, особенно со всеми этими гуру на YouTube. Это было бы отличное название для песни: Personal Cult»! Я предполагаю, что Бог — это Природа, и я не верю ни в какие причудливые рай или ад. В последние годы церкви действительно стали для меня центральным интересом, и, к счастью, я живу в Париже. Я не понимаю людей, которые говорят, что в этих местах чувствуется смерть, потому что в большинстве из них я чувствую себя абсолютно спокойно.



Какое самое интересное произведение искусства ты видел или испытывал в последнее время?
Я не особо часто бываю в музеях, но последний раз я был в Нью-Йорке, перед самым закрытием, в MоМА: отличное здание и великолепный музей, но я мало что помню, из того, что видел. Так что я бы переключился на архитектуру, и назвал бы: центральный вокзал Нью Йорка и Нью-Йоркскую публичную библиотеку.

Как ты считаешь, реальна ли свобода воли или же это просто иллюзия?
Черт, я снова чувствую себя на скамейке университета! Я бы сказал и да и нет. Вспоминаю тезис атомщика о том, что сотворение Вселенной рождено в результате несчастного случая: образование одного атома среди всех остальных в идеальном порядке, падающие подобно параллельному дождю. Производный атом ударяет другой атом, выбивая его из его курса, и так далее, по сей день.

Какими характеристиками должна обладать музыка, чтобы быть вне времени?
Честной?

У тебя когда-нибудь был паранормальный опыт? С тобой случалось что-то странное?
Сонный паралич — единственное из такого. Я реально думал, что дьявол однажды пытался задушить меня моей собственной подушкой. Это было очень реально. Или  когда я однажды принял ЛСД в Лондоне, и увидел, как две девушки в баре переоделись, поэтому я словил себя на мысли: «Черт, это очень сильный наркотик«, и начал смеяться как сумасшедший. Я был в восторге от этой глупости. Тогда друг сказал мне, что они действительно сменили одежду. Или когда однажды утром, после огромного количества МДМА, увидел в автобусе кошелек с черными паучьими лапами.

Что поразило тебя больше всего, когда ты был ребенком, и что ты думаешь об этом сейчас?
Такой сложный вопрос. Мое детство было не очень счастливым. Природа, футбол, видеоигры у моего двоюродного брата, Майкл Джексон, Top DJ4, Nas. Начало эры катания на роликах. Курение сигарет в пещере моего друга, грустное чувство пустоты и тишины, путешествия с моей мамой.

Склонен ли ты видеть лучшее в людях или осторожничаешь из-за менее приятной стороной человеческой натуры? Тебе легко доверять новым людям?
Я довольно пессимистичен и смотрю больше на темную сторону людей, нежели наоборот. Но я пытаюсь измениться.

Что тебя поражает в последнее время?
Проснуться в 5 и выйти на пробежку. Пустой Париж с чистым небом. Запись новых треков.

Какой вопрос ты хотел бы услышать на интервью, и каким был бы твой ответ?
Все ли будет хорошо? Надеюсь, что да.


 Фото: David Fitt

Перевод: Любовь Дзюжинская