Интервью: Елена Савлохова
Фото: Thomas Hensher


Samantha Togni — итальянская продюсер и диджей из Лондона.


Facebook x SoundCloud x Instagram x Twitter



Что хорошего в твоей жизни сейчас?
Мой удивительный дом, который как нельзя лучше помог мне пережить эти действительно тяжелые времена. Моя семья живет в Италии, и я не могу дождаться, чтобы вновь обнять их, когда снова можно будет путешествовать. Меня окружают удивительное сообщество и друзья, мое физическое и психическое здоровье, моя студия, в которой я всегда счастлива, и моя кошка Регина.

Когда ты впервые испытала мощь, которую музыка несёт в себе?
У меня очень яркие воспоминания с детства. Когда мне было лет так 6, я буквально намертво приклеилась к телевизору моей бабушки. Она всегда говорила мне, что я слишком близко сижу, а я весь день смотрела MTV. Пожалуй, это впервые, когда сила музыки обрушилась на меня, как нечто гипнотизирующее, что отсоединяет тебя от реальности, но в то же время несет в себе такие мощные идеологии и чувства, что заставляют тебя посмотреть в себя и бросить себе вызов.

Ты упоминала как тебе приходилось много часов добираться, чтобы посещать концерты, и что твоя страсть и преданность музыке всегда была для тебя жизненно необходимой. Надоедала ли тебе когда-либо музыка?
Мне никогда не надоедала музыка, потому что без нее ничего не существует. Раньше я жила в очень отдаленной части Италии. Я всегда буду помнить свой первый концерт, когда The Exploited выступали в La Gabbia в Бассано. Мне потребовались две пересадки автобуса и поезд, в сумме это заняло около шести часов пути. Когда я была там впервые, то почувствовала себя частью чего-то важного и осознала, что

музыка является основным инструментом, объединяющим людей. Ее безусловная сила еще увеличивается, благодаря ее позиции и политическому посланию.

Как бы ты описала остроту ощущений и опыт выступлений?
Я так жду вновь вкусить это чувство! Я скучаю по той связи, которую ты создаешь с людьми и скучаю по тому, как комната наполняется энергией, как меня воодушевляет мой сет и то спокойствие, которое приходит сразу после его окончания.

Какой лучший или самый запоминающийся концерт ты когда-либо посещала в качестве зрителя?
Их так много! Я даже чувствую себя чуточку плохо от того, что нужно выбрать что-то одно в таком разнообразии воспоминаний! Первое, что приходит мне на ум, это первый раз, когда я увидела Hole. Кортни Лав — невероятная икона. Помню, как находясь прямо перед сценой, пела каждую песню вместе с ней. Она выглядела, как великолепная Дева Мария. Во время шоу она говорила безумно вдохновляющие и мощные вещи, которые резонировали со мной. К концу ночи я сорвала голос и стала походить на потное нечто, но это того стоило!

Позволяешь ли ты идее свободно принимать любую форму или же ты склонна следовать определенным правилам при ее создании?
Мое творчество, безусловно, представляет собой непрерывный процесс, который следует по определенной схеме. У меня есть способы, которые помогают мне попасть в творческую зону. Я достаточно дисциплинирована и могу легко выстроить структуру в работе. Вместо того, чтобы бросать все и бежать в студию, как только идея озарит меня, я, пожалуй, предпочту поджемить, а идеи придут в процессе.

Каким был твой опыт в хардкор-панк-группе? Какой ты была в тот период своей жизни?
Быть частью группы было отлично. Я очень скучаю по репетициям в местной студии, в которую мы ходили, и за коллективным творческим процессом. В те времена во Флоренции мы могли часами сидеть возле Санта-Кроче, пить пиво и писать тексты. Отличные времена! Было столько смеха, драм. Мы все были самоуверенными детьми. Хотя, думаю, не так уж и много изменилось. У меня определенно уже нет той энергии, которая была у меня тогда, и я, конечно же, стала намного мудрее, но отношение и убеждения остаются прежними.

С какими людьми обычно труднее всего работать?
С теми, кто относится к себе и своей работе слишком серъезно.

Это хорошо уметь защищать свою работу, но нужно иметь способность доверять тому, с кем ты работаешь, пробовать разные способы креативности, уметь полностью отбрасывать идею и начинать все сначала, получая при этом удовольствие. Это очень важно.

Чем для тебя является дружба? Считаешь ли ты, что в наше время трудно построить крепкую дружбу?
Я безумно благодарна за удивительных и заслуживающих доверия людей, которые есть в моей жизни. Мои друзья — моя вторая семья. У меня есть несколько удивительных, творческих и талантливых людей, которые служат мне вдохновением каждый день. Я считаю, что мне повезло, что рядом со мной несколько удивительных личностей. Из-за того что с ними так комфортно, я иногда пренебрегаю знакомством с новыми людьми, ибо для меня это очень трудно. Я очень избирательно отношусь к кругу общения и осторожничаю с людьми, которых не слишком хорошо знаю. Полагаю, что это также является следствием того, что в прошлом у меня появилась глубокая рана от дружбы (даже больше, чем от отношений), но, по словам Чака Паланика в «Невидимки» (один из моих любимых писателей и, пожалуй, моя любимая его книга): «Единственный путь найти истинное счастье — рискнуть быть полностью вскрытым».



Как ты думаешь, какое впечатление ты производишь на людей при первой встрече? И в какой степени тебя волнует, что о тебе думают другие?
Я очень расслабленный человек и всегда стараюсь изо всех сил, чтобы люди вокруг меня, чувствовали себя комфортно. В последние годы я много работала над собой, ибо раньше я была совершенно другим человеком. Раньше я была очень жесткой с людьми, и они, казалось, принимали это во мне, ибо им казалось, будто я погрязла в этом, хотя на самом деле это была лишь часть моей неуверенности. Помимо практики медитации, йоги и фитнеса,

я научилась сладкому искусству похуизма! Мне больше нечего доказывать кому-либо. Проверка, которая когда-то использовалась для управления моим существованием, давно окончена. Я здесь просто для хорошего времяпрепровождения для себя и для всех остальных!

Если бы ты могла поговорить с любым историческим или известным человеком, живым или мертвым, кто бы это был и почему?
Вне всяких сомнений, я бы выбрала Роберта Мэпплторпа. Я влюбилась в его личность с тех пор, как прочитала «Just Kids» Патти Смит, и окончательно потеряла голову, прочитав его биографию. Его работы меня безумно трогают. Он выглядит как один из тех персонажей, которые могут взглянуть в твою душу одним лишь взглядом. Я думаю, что у него точно найдется парочка историй обо всех сумасшедших вещах, которые, должно быть, происходили в отеле «Челси», да и в Нью-Йорке в 70-х годах.

Ранее ты отмечала, что одержима технологиями. Есть ли какая-то конкретная технология, на которую ты рассчитываешь больше всего?
Всегда держу себя в курсе новых программ и дальновидных способов создания музыки в частности.

Технологии позволили нам быть в любой точке мира, дали возможность создавать что-угодно, читать о новых устройствах, плагинах и оборудовании — это довольно таки увлекательно и вдохновляюще!

Как ты считаешь, почему люди ненавидят то, что им чуждо?

Ненавидеть куда проще и легче, чем переоценивать свои же идеи и учиться. Ненависть исходит от невежества и небрежности. Ненависть — это неуверенность и страх перед другими. Если тебе комфортно в собственной коже, то и надобность повторять ненависть, передавая свои чувства другим, отпадает сама по себе.

Эта пандемия должна была научить нас равенству и солидарности, но как только нарушение нашей свободы было восстановлено, истинные лица некоторых людей вновь всплыли на поверхность. Они снова пытаются разделить нас и атаковать меньшинства, которых мы должны защищать. Я очень надеюсь, что новости и социальные сети сыграют нам хорошую службу и станут инструментом перемен и образования. Я уже вижу некоторые позитивные изменения. Так что давайте оставаться сильными.

Какие изменения ты ожидаешь или хотела бы увидеть после карантина, как в мире, так и в музыкальной индустрии?
Я надеюсь, что люди будут действовать с большей осознанностью и добротой. Лично я за это время многое узнала о том, как важно слушать друг друга и уделять внимание друг другу, ибо мы настолько хрупкий вид, что не можем действовать в одиночку. Сейчас нам нужна поддержка друг друга, как никогда ранее. То, чему я также научилась — меньше тратить и больше думать о том, сколько, что и где я покупаю. Пожалуй, я и дальше буду придерживаться этого подхода.

Надеюсь, что люди все же осознают сколь ограничено отведённое нам время. Ведь все может исчезнуть за считаные секунды. Цените каждое мгновение, уважая при этом потребности других.

Я хочу верить, что будущее музыки основано на разнообразии и принятии, в котором площадки и фестивали будут гарантировать, что люди разных национальностей и пола всегда будут представлены справедливо.

Какой вопрос ты бы хотела услышать на интервью и что бы ты на него ответила?
«Какой твой самый странный сон?» Долгое время у меня был сонный паралич — когда у тебя такие яркие сны, которые действительно кажутся реальностью, но в то же время ты осознаешь, что спишь. Очень странно. Иногда сны были ужасными и страшными, но однажды мне приснилось, что моя старая собака запрыгнула на меня, поставив лапы мне на грудь и стала безостановочно облизывать мое лицо. А теперь представь, что ты прикована и не можешь двигаться, пока собака облизывает твое лицо. В то утро я проснулась с судорогами в животе от того, как много я смеялась во сне.


Фото: Richard Miles

Перевод: Любовь Дзюжинская