Интервью: Елена Савлохова
Фото: Gøneja


Website SoundCloud x Discogs x Facebook x Instagram x BITE records

Приобрести новый LP 'Scanning Backwards', вышедший на лейбле Ostgut Ton -> тут. 

 

Когда ты в последний раз был в Киеве, то посетил крематорий советских времен, который славится своей необычной архитектурной формой. Ты бы сам предпочел идею абсолютного небытия или вечной загробной жизни?
Это красивое здание, спроектированное Авраамом Милецким. Оно виглядит как распавшееся белое бетонное тело или кость, что осталась в пепле, мирно соответствуя своему назначению. Я бы предпочел абсолютное ничто.

Что ты чувствуешь, когда осознаешь, что властвуешь над аудиторией на танцполе и способен создать определенную атмосферу? Как бы ты описал весь процесс и свое состояние?
Если вибрация правильная, то присутствует много адреналина. Я предпочитаю стоять на уровне с аудиторией, а не на огромной сцене где ты постоянно в центре внимания. Это немного неловко, потому что я не группа, а расстояние создает некоторую разъединенность. Но когда эта связь существует, ты чувствуешь, что ты и аудитория едины, а не командуешь ею, и выбор и сведение треков проходят ествественно. Потом внезапно сет окончен. Я пытаюсь внедрить немного повествования, которое проходит через некую эволюцию индустриальной и электронной музыки, прямо или подсознательно. Особенно с новым поколением сейчас, когда эта музыка иссякает, возможно, эти передачи могут помочь обучить аудиторию и продолжить эту линию. Потому что оригинальная индустриальная музыка — это то, что дает эту чистую энергию и эмоции от техно, которые вдохновляют с самого начала. Если мы это потеряем, то останемся с коммерциализированной пародией на электронную музыку. Ты не поменяешь мир на танцполе, но в идеале, жизнь пары людей может быть затронута в лучшую сторону. Это легко можно увидеть в таких городах, как Тбилиси.

Чему ты научился благодаря своим проектам на личном и профессиональном уровне?
Я определенно расширил свои взгляды на музыку. Не просто думать об этом буквально и исторически, но также концептуально и в звуковом плане. Видеть, а не просто слышать. Я всегда писал свою музыку в основном в голове, а не просто эксперементировал, пока не наткнулся на что-то крутое. Но теперь этот процесс стал еще более точным. Я лучше могу передать то что слышу изнутри в реальный звуковой дизайн, особенно с использованием цифровых методов синтеза, сэмплирования и визуализации различных частот и инструментов в слои.


 


Ты упоминал, что у тебя пуристический подход медитировать практически над всем, что ты делаешь, и представлять мир, который ты пытаешься нарисовать. Какой мир ты пытаештся нарисовать, чем ты хочешь поделиться с людьми, и какую глубину ты пытаешся передать?
Я пытаюсь нарисовать мир таким, каким я его вижу. Мир коварный, зловещий и невежественный. Меня захватывает, насколько далеко может пойти испорченный человеческий разум на полное уничтожение себя. Наверное, поэтому моя музыка, по сути, не самая легкая на слух. Но в этом я пытаюсь внести свет или надежду, поскольку она в основном предназначена для клубов и для людей, пытающихся найти себя или проработать что-то на танцполе, даже какой-то момент катарсиса. Я хочу, чтобы моя музыка тоже была частью этого опыта. Клубы, в которых я играю, действуют как своего рода побег из этого мира. Внутри люди могут создать для себя более идеальный микрокосмос. В этом альбоме я исследовал более подрывное использование звуков, например от ЦРУ, военной сферы или культов, и попытался перенести все это на что-то более конструктивное. Например, как определенные частоты могут диктовать, как человек действует или движется, или вызывать определенные эмоции, и как это относится к квир техно-культуре, где музыка играет важную роль.

Что самое странное в работе над лейблом BITE?
Осозназнание того, что это означает «член» по-французски. Мы узнали это когда объявили лейбл. Мы провернули бесчисленное количество словесных игор на этот счет.

Говоря абстрактно, если бы ты был музыкой, каким инструментом ты был бы и как этот выбор отражает твою индивидуальность?
Однажды мой лучший друг сказал мне, что если бы я был инструментом, то стал бы саксофоном. Это шокировало меня, потому что я презираю саксофоны. Я нахожу отвратным то, как они играют, даже противным. Тем не менее, думаю, есть несколько хороших исключений, таких как The Psychedelic Furs или Sad Lovers & Giants. Так что, может быть, я саксофон из этих групп. Возможно, с другой стороны, я являюсь тем, что я ненавижу. Лично мне хотелось бы думать, что я больше похож на бас-гитару.

Есть ли что-то, что вдохновляет тебя даже больше нежели музыка?
Удивительный фильм, безусловно, может взволновать меня больше, чем музыка. Что-то вроде Акиры или работ Дэвида Линча. Еще кулинарный опыт — я каждый раз умираю в Грузии.


 


Мог бы ты поделиться недавней смешной или неловкой историей из твоей карьеры?
На прошлой неделе, на следующий день после моего выступления, пожилая женщина и ее дочь попросили меня сфотографироваться с их игрушкой в виде картофеля в аэропорту. Я пытался вежливо отвертеться, но все еще чувствовал смущение всей ситуацией. У меня было дикое похмелье и усталость, а они продолжали называть свою куклу “Mr. Potato Friend”. Было так странно. Еще один из моментов Линча в жизни.

Какой недавний тренд раздражает тебя больше всего, как незначительный, так и глобальный?
Люди одержимы уродливым, чем бы это не являлось. Это самоуничижение. Элегантность полностью утеряна. Теперь, чем более безобразно, тем лучше: в музыке, искусстве и моде. Но эти тенденции уйдут так же быстро, как и пришли.

Мог бы ты описать самый запоминающийся концерт, на котором ты когда-либо был, в качестве зрителя, и чем он выделился для тебя?
Martial Canterel в Wierd в 2010 году, прежде чем вышел его альбом You Today. Почти ровно 10 лет назад. Я видел как Шон Макбрайд играет бесчисленное количество раз, но этот, в частности, был впечатляющим, благодаря новому материалу и многим членам семье Wierd, присутствующих в этом крошечном туманном подвале, который мы посещали каждую неделю. На этот раз его синтезаторы (и модульный сетап, до того, как это стало трендом) и он сам были в огне. Он полностью превратил пространство в другой мир с такой красивой живой музыкой. В частности, я впервые услышал его песню “Don’t Let Me Go”, которая до сих пор остается одной из моих любимых.

Если бы у тебя была возможность сменить пол на 24 часа, что бы ты сделал с этим временем?
Я купил бы хорошую пару обуви на высоких каблуках и пошел бы знакомиться с горячими парнями.

Ты начинаешь год с выступления в Бергхайне, приуроченого релизу альбома, в компании других артистов BITE. Как ты думаешь, каким будет следующий этап твоей жизни?
Когда я создаю альбом, то всегда вижу в нем конец одного периода и начало другого. В этом году у нас много запланированного с BITE, и мы действительно сфокусируемся на следующей попытке эволюции танцевального техно как от новичков, так и от ветеранов. Также хочу применить концепты и идеи, которые применил к уже вишедшему альбому, и к EP, который, надеюсь, выйдет в скором времени и будет более нацелен на клубы. Кроме того, впереди новые совместные проекты и постоянные гастроли, создание диджей сетов и, возможно, новое возрождение моего лайв выступления.


 


 

 

`Перевод: Любовь Дзюжинская