Интервью: Елена Савлохова
Фото, перевод: Любовь Дзюжинская


Facebook x Instagram x Twitter x BandCamp x iTunes



Чем тебе приходится жертвовать ради своего призвания?
Предполагаю, что я пожертвовал способностью жить размеренно, вот вообще. Я как бы смирился с этим, когда мне было 17 лет. Подумав про себя, что просто  буду продолжать этим заниматься, и теперь спустя некоторое время, думаю, что все хорошо. Но у меня некоторое время не было постоянного жилья. Раньше я жил в Детройте, около 3 лет, и это был самый длинный период, когда у меня была одна квартира со времен, когда я съехал от родителей. Так что я был довольно мобильным, а это сложно. Но невзирая на все это, очень здорово так много путешествовать.

Ты когда-нибудь думал о переезде в Европу?
Возможно. Я не провел здесь достаточно времени, и не знаю, куда бы переехал. Плюс я говорю только по-английски, что довольно-таки глупо, ибо я вырос в Канаде, и многие люди говорят там еще и по-французски. Я просто никогда не занимался этим по непонятной мне причине. Даже в Монреале, который является двуязычным городом, мне было трудно найти работу, потому что основной язык — французский. Монреаль довольно французский, а остальная часть Квебека исключительно французская. Но да … Я думаю о переезде в Европу, но я не принял никаких решений. Честно говоря, если мы говорим о комфорте, а это происходит все чаще, когда я думаю о старении, то для меня это будет пригород или деревня. Я занимаюсь музыкой и хожу в клубы в разных городах. Мои друзья из группы “Men I Trust” из Монреаля, — у них все хорошо, они гастролируют по всему миру, — говорили, что они по дешевке купили дом в сельской местности Квебека. Поскольку они постоянно гастролируют, то не видят необходимости жить в дерьмовой квартире в центре города.  Все больше и больше артистов (не только музыканты) делают все в Интернете: вся работа продается в Интернете, вся музыка доступна в Интернете и т. д. Тебе вообще не нужно быть в физическом сообществе. Все происходит в сети. Это долгий разговор, но я думаю, что все мы выросли с идеей, что в 20-м веке все артисты приезжают в большой город, и все происходит там.  Но все изменилось. Идея о том, что сообщество артистов должно быть физически в одном и том же месте, не обязательно означает, что мир больше так не устроен. Жаловаться на то, что тебя выгнали из твоего арт-пространства или студии-чердака в таких местах как Лондон или Нью-Йорк, в то время как большая часть твоей работы представлена ​​в Интернете — нет необходимости жить в этой иллюзии.  Особенно, если ты плохо относишься к себе и тебе приходится работать сутками, просто чтобы заниматься своим искусством. Мой друг недавно приобрел здание недалеко от центра Детройта, и это странный пример, потому что он все еще считается дешевым, даже центр города кажется немного странным и пригородным. Они просто делают свое визуальное искусство там и продают его в интернете, и все нормально.

Что ты пытаешься донести миру своим искусством?
Это танцевальная музыка.  Я думаю, что единственное из того что я делаю, что кто-то другой не сможет создать — это мелодии и мои корни. Помимо этого, мне нравится собирать вещи воедино. Кто-то может прослушать мою песню и услышать 18 других исполнителей, о которых она им напоминает. Например, я играл песню в Лейпциге, и кто-то начал петь песню Мадонны, я слышал их в толпе. Про себя я ликовал: «Да, почти». Можно петь одну песню поверх другой, и это работает.

В одном из наших интервью проскочило мнение, что Мадонна испортила музыку.
Определенно, не согласен. Думаю, что в то время она была совершенно новаторской. Поначалу она сама менеджерила проект, что для женщины в музыке в то время было довольно редким явлением. Она переехала в Нью-Йорк и сперва жила в офисном здании. Она очень старалась и очень плохо относилась ко многим людям, но я не думаю, что она испортила музыку. Вероятнее всего, она испортила жизнь нескольким людям, ха-ха.



Какая твоя самая-самая странная привычка?
Я сплю, положив руку на голову. В каком-то смысле это комфортно.

Какие новые навыки ты хотел бы обрести?
Я, честно, хотел бы выучить несколько новых языков. Здесь все говорят по крайней мере на двух. На прошлой неделе я общался с подругой из Амстердама, и она говорит на пяти языках.  В Северной Америке это считается чем-то необычным, но большинство людей в мире говорят на нескольких языках.

Что тебя интересует вне музыки?
Политическая история. Это еще одна причина, по которой мне очень нравится приезжать в Европу.  Я слушаю подкасты и документальные фильмы о местах, куда мы ездим, и пытаюсь узнать много нового.

Есть ли историческая фигура, которая для тебя выделяется?  Или, может быть, если бы ты мог поговорить с кем-то, мертвым или живым, кто бы это был?
Это сложный вопрос.  Это не что-то новое для меня, но это был бы Маршалл Маклюэн. Он преподавал в университете Торонто. На самом деле, мне было бы любопытно поговорить с ним, даже если он канадец, и он, вероятно, будет очень похож на людей, с которыми я вырос. Он был профессором в школе рядом с моим районом. Думаю, что многие из вещей, о которых мы говорим, касающихся потребления медиа, включая музыку, — он предвещал многое из того, что мы наблюдаем сейчас. Влияние социальных сетей на общество и политику основано на теориях, которые выдвинул Маклюэн, или, по крайней мере, которые он сделал популярными. Лозунг «посредник — это послание» на самом деле принадлежит ему, и я считаю его очень точным. Для меня идея о том, что кто-то может быть популярен в Instagram, например, это именно то, о чем он говорил за 30 лет до его появления. Речь идет не о том, чтобы быть чем-то популярным, а о том, что это средство, через которые кто-то становиться популярным — определенный тип медиа.

Мог бы ты поделиться смешной или нелепой историей из туров?
В этом мы всего 4 дня, так что пока не успело многое произойти. До Украины были только Польша и Германия.  Но, как я уже сказал, мы 4 дня в туре, который продлится два месяца, и я уже полностью истощен. Я даже не могу мыслить прямо.  Мне просто нужно много матэ.

Как насчет не из туров?
Полагаю, что для этой группы смешно то, что я играю с барабанщиком, и я уже сменил 14 разных барабанщиков за историю ее существования. Это может показаться необычным, но это больше как я и очередной парень с драм-машиной, ха-ха.



Что ты осознал с возрастом?
Я достиг определенного возраста и просто перестал заботиться о многих вещах, и это очень здорово и естественно, особенно если ты собираешься продолжать заниматься музыкой, гастролировать и жить немного хаотично. В определенный момент ты просто говоришь: «Да, я просто буду продолжать это делать». Мой друг Скотт Захариас, он же мой любимый ди-джей, играл в Детройте с конца 90-х, словом, он занимается этим очень давно. Я просто считаю, что если ты действительно заботишься о музыке и продолжаешь это делать, то не имеет значения, сколько тебе лет.  Скотт все еще играет. Некоторым диджеям может быть по 20. Моей подруге Иззи — 19 лет, и она также хороша в диджеинге, как и все, кого я когда-либо видел. А Скотт — почти пенсионер. Я нахожу это прекрасным. Красиво то, что возраст не имеет значения, когда дело доходит до музыки. Когда ты моложе, то беспокоишься об этом, или когда ты слышишь, как люди говорят: «О, мне 30, так что теперь я не могу пойти на панк-шоу».  О чем ты говоришь? Ты знаешь по сколько лет участникам этих групп? Пит Шелли из Buzzcocks недавно умер, но в прошлом году я видел, как группа выходила из лимузина в Нью-Йорке, и это были старые парни из панк-группы, в которой они играли с юных лет. Если ты что-то делаешь хорошо и ты хочешь продолжать это делать, то почему бы и нет? По мере того как ты становишься мудрее с возрастом, ты начинаешь разбираться, и все становится лучше.

Есть ли что-то, что тебе не нравится в себе?
Абсолютно все, ха-ха.  Я не хочу становиться супер депрессивным, так что скажу по-другому: я легко отвлекаюсь, когда разговариваю с людьми, и это беспокоит меня. Но лучше, давай не будем превращать интервью в сеанс терапии, ха-ха.

Как далеко ты хотел бы, чтобы дошли технологии?
Кажется, все уже очень близко к тому, чтобы быть полезным для человечества, но существуют компании, выкупившие технологии, которые предотвращают их выпуск. Это безумие. Например, электромобили — это могло бы стать стандартом для мира еще в 80-х годах. Но автомобильные компании попросту остановили это развитие.  Я хотел бы, чтобы технологии были более продвинутыми, но они должны быть в хороших руках, ибо люди, которые управляют вещами, не обязательно позволяют им совершенствоваться.

Какой последний фильм произвел на тебя впечатление?
Итальянский фильм под названием Danger Diabolik, с саундтреком Morricone.

Что было самым мудрым, что ты когда-либо слышал?
Это хороший вопрос. Первое, что приходит на ум, это когда я был очень молодым и неловким, около 15 или 16 лет. Я очень беспокоился о том, что думают другие люди, и кто-то однажды сказал мне: «Если ты идешь в магазин и видишь  там дурацкую шляпу, которая тебе нравится, пускай это и пустая трата денег — просто купи чертову шляпу». Так что да, воспользуйся возможностью, ибо передумать ты всегда сможешь позже.

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью?
Честно говоря, все эти вопросы были очень хорошими. Я давал несколько интервью, когда вышел мой альбом, и это интервью намного лучше предыдущих. Честно говоря, мне не очень нравится говорить о группе и о моем собственном опыте, мне нравится говорить о других вещах. Я гастролирующий музыкант.  Многие люди делали это, так что приятно говорить о других вещах, о вещах которые меня интересуют. Но то, о чем я обожаю рассуждать — это просто задротство о синтезаторах и драм-машинах. Когда ты приступаешь к делу — диско-записи, синтезаторы и драм-машины. Italo — это все то, о чем я хотел бы говорить постоянно. Так бы выглядел мой идеальный мир.



Если бы тебе пришлось выбирать между сексом и музыкой, что бы ты выбрал?
Музыку. Я считаю, что перформанс и танец неотделимы друг от друга, а само исполнение имеет энергию, схожую с сексом. Но, надеюсь, мне никогда не придется выбирать.

Ты нервничаешь перед выступлением?
Нет, но я хотел бы этого, потому что иногда я ленюсь. Я еще ни разу не нервничал из-за выступления.

Ты помнишь свое первое выступление?
Конечно.  Мое первое выступление в группе было в месте под названием “The Silver Dollar” в Торонто. Владелец этого клуба на самом деле все еще мой хороший друг, он делал наше шоу в Торонто в прошлом месяце. Я буквально знаю его 10-12 лет. Забавно. И возвращаясь к Торонто — это здание было снесено и станет кондоминиумом [прим. ред: багатоквартирний дом] в следующем году.

Какая твоя любимая ошибка?
Это из песни Шерил Кроу?

Ты пытаешься избежать вопроса, ха-ха?
Ну, я сам подстригаю свои волосы, и в итоге все выглядит очень плохо. Но я должен с этим жить. Я уже давно принял это, как свой собственный стиль.

И, наконец, мог бы ты поделиться с нами абсурдной или бесполезной информацией?
Раньше я жил в Детройте, а до этого в Монреаля, и в Мичигане. В Мичигане был ресторан с хот-догами под названием «Кони-Айленд». Там продавались так называемые coneys — это в основном хот-дог с чили и луком.  А в Монреале были хот-доги под названием «Мичиганские хот-доги», которые являются просто coney dog. Кони-Айленд не в Мичигане, так что это просто странно. Когда мои друзья из Детройта бывали в Монреале, все как один говорили: «Почему они продают их здесь?».  Бессмыслица какая-то. Думаю эта информация достаточно бесполезна.



Особая благодарность Worn Pop