Интервью: Елена Савлохова
Фото: Stephan Vercaemer


Mai Mai Mai — экспериментальный нойз проект итальянского музыканта Тони Катроне.

Альбом Isola / Azione тут.

BandCamp x Facebook x Website x Spotify



 

У каждого человека есть свое дно, как бы ты описал свое?
Это тяжелая и мощная пустота, которая каждый день напоминает, что нужно бороться, иначе я попросту могу упасть в ее пучину и потеряться в ней. Это побуждает меня реагировать и активничать. Я научился жить с этим, даже если и порою она берет верх надо мною. Это часть игры. Но ключ в том, чтобы никогда не сдаваться.

Чем для тебя является музыка? Что изначально привлекло тебя к музыке и что она привнесла в твою жизнь?
Я могу с уверенностью сказать, что все это было связано с отношениями с людьми: осмысленным обменом эмоциями, культурой, мыслями, чувствами, идеями. Я дублировал кассеты для хороших друзей, часами проводил время в грязных гаражах, играл громкую музыку, ходил на концерты любимых музыкантов и на техно рейвы, обменивался винилом…
С тех пор, как я был мальчиком, музыка всегда сопровождала меня шаг за шагом, представляя открытия, сюрпризы, места, людей, страхи, любовь. Я рад слушать и слышать, а создание музыки все еще является моим любимым хобби и моей работой.

Про какие эмоции твоя музыка?
Я мог бы представить свою музыку как старую память, вызывающую смесь ностальгии и удивления, заставляя тебя почувствовать себя ближе к чему-то, что обычно ощущается отдаленным во времени и пространстве. Это может быть печальная эмоция, но даже в этом случае я чувствую в ней позитив — весьма смешанные чувства.

По мере того, как ты становишься все более и более опытным, труднее ли начинать новую песню с нуля?
Я считаю, что это действительно зависит от характера опыта. У меня было очень много творческих периодов, в момент которых было реализовано множество идей и проектов. Бывали и другие периоды с внутренней «табулой расой» и очень небольшим прогрессом в творческом вкладе. Порой, когда я только-только начинал издавать звуки, «песня» сама соединялась с тем, что изначально казалось несущественным хаосом. В других ситуациях я думал о замечательных идеях, но не было никакого способа сделать из них хорошую мелодию. Весь этот опыт научил меня тому, что я должен ждать подходящего момента.


xx


 

Сколь важно для твоих работ иметь содержательный контекст?
Очень важно! Как с творческой стороны, так и со стороны аудитории. Контекст очень важен. Он необходим для правильного вклада в процесс созидания, экспериментирования, исследования, имея шанс быть понятым и заложить основу для настоящего сравнения. То, что я делаю в музыке, нельзя счесть «легким слушанием», это нелегко понять. Можно сказать, что моя музыка предназначена для «нишевой» аудитории, а не для «поп» слушателя.

Мы все учимся исходя из контекста, в котором мы живем.

Кто есть или был твоим самым большим учителем по жизни и чему ты у него/нее научился?
Я не могу сказать ничего особенного о конкретных учителях в моей жизни. Но был странный случай, который, вероятно, изменил направление моей жизни: будучи подростком, я отправился из своей маленькой деревни на юге Италии в Рим, на концерт Neurosis and Unsane, играющих вместе! Помимо того, что я осознал ценность звука, его мощность и производства, к окончанию вечера я оказался около стойки с мерчем и рассмотрел фанзин, созданный Neurosis. На задней обложке текст начинался с цитаты из «Антихриста» Фридриха Ницше. Мне было 15 лет и я понятия не имел, кто такой Ницше. Я последовал за цепочкой, купил книгу и прочитал ее. Я начал читать похожие работы и увлекся философией в более широком смысле. Настолько, что через три года я поступил в университет, чтобы изучать философию, что и стало моей страстью наряду с музыкой. Мысли о том, что все это началось на концерте, всегда вызывают у меня улыбку.

Что ты осознал с возрастом?
Оглядываясь назад, я понимаю, что все, что я сделал, может быть истолковано либо как ошибка, либо как правильная вещь, в зависимости от угла восприятия. Это значит, что

нет необходимости нервничать по поводу выбора или перекрестка на твоем жизненном пути. Как бы то ни было, все эти варианты будут одновременно и правильными, и неправильными.

Чувствуешь ли ты себя ограниченным в собственном воображении или же тебе всегда легко получить доступ к творческому потоку?
Должен сказать, что мне нравится не всегда иметь доступ к творческому пространству. Как будто это сделало меня еще более креативным и мотивированным, продуктивным и сосредоточенным, когда это необходимо. Это немного похоже на то, когда ты пытаешься что-то сделать, но с меньшим количеством элементов или с необычными инструментами, и результат выходит за рамки того, что ты себе представлял.

Порой наличие ограничений помогает расширить пределы.

Что было последним, что очаровало тебя? Есть ли вещи, которые ты все еще находишь удивительными?
Здесь, в Италии, мы были заперты дома почти десять недель из-за ограничений, связанных с пандемией. В мае нам разрешили снова выйти на улицу. Как только у меня появилась возможность, я сразу же отправился на пляж. Он был пустынным, и погружение в воду после всех тех месяцев пребывания взаперти с семьей вызвало у меня сильную смесь эмоций. Это было глубокое чувство; оно определенно загипнотизировало меня.
Однако я часто встречаю вещи, которые меня поражают и удивляют. В этом смысле мне повезло. Я часто бываю загипнотизирован опытом, связанным с музыкой и искусством, более интимными и личными моментами, связями с другими людьми.


xx


 

Что тебя увлекает сейчас?
В последние несколько месяцев мне действительно любопытно будущее после карантина и пандемии. Ведь это совершенно иной образ жизни, породивший чувство любопытства от того факта, что я чувствую, что не могу представить себе будущее, и какими будут его различные возможные сценарии. Как будто я застрял в настоящем и могу смотреть только лишь в прошлое. Я стараюсь быть активным и усердно работать, выстраивая «путь к спасению» из этой ситуации. И я пытаюсь представить что-то, что не является «старым, нормальным образом жизни».

Какова твоя цель как артиста и музыканта? Чего ты пытаешься достичь своим трудом?
Я чувствую себя вполне удовлетворенным тем, чего уже достиг в музыке. Идея стать «знаменитым» никогда не была моей настоящей целью: я хотел играть как можно больше, создавать музыку, которая мне нравится (без компромиссов и вторжений), создавать записи и общаться с мировой аудиторией, сотрудничать с музыкантами и артистами, которых я уважаю и восхищаюсь.
Я всегда стараюсь удивлять (в основном себя, а затем и других), избегать повторения, экспериментировать и пробовать новые направления (даже когда было бы куда легче продолжать свой собственный путь). Это своего рода бесконечный вызов для себя же, который стимулирует меня к творчеству и артистизму.
Возможно, я начинаю ощущать потребность в смене направления вектора работы: в данный момент я тесно связан с лайв деятельностью и турами, которые представляют основную часть моей работы и мой доход. Ситуация с пандемией Covid принесла полное прекращение живых концертов и выступлений. Учитывая тот факт, что тур становятся все более и более утомительным, как физически, так и ментально, я хотел бы начать создавать произведения и композиции для театра, танца и кино. Я работал над таким проектом в прошлом, но это всегда было несколько спонтанным и «случайным».  Это творческий путь, который стимулирует меня, и я хотел бы продолжать идти по нему. Это вполне очень даже может быть новой целью.

Каковы твои мысли и опасения в отношении нынешней пандемической реальности, в которой мы все оказались? Какие изменения ты ожидаешь или хотел бы увидеть в мире?
Конечно, одной из положительных сторон всего этого является то, что нам нужно переосмыслить текущую ситуацию, и тот факт, что мы можем рассмотреть творческий потенциал, который необходимо проявить, дабы преодолеть эту новую реальность. Большинство, похоже, жаждут возвращения к нормальной жизни, но давайте посмотрим правде в глаза, наш «нормальный» образ жизни — вот что привело нас к этой точке.
Мое первое шоу было отменено 6 марта. Постепенно все мои запланированные концерты по всей Европе вплоть до лета были отменены. Как местный промоутер, я начал переносить шоу с марта на апрель, а затем на май/июнь, и теперь мы переносим их на осень. И я не уверен, что мы даже это сделаем.
То, что мы делали из дома, из-за убеждений безопасности, должно было подражать нашей обычной жизни, например, транслировать выступление для фестиваля, транслировать музыкальные подборки для радиостанций, поддерживать связь и работать над новым материалом. Это «новое» и сложное дело, и оно помогло нам ощутить чувство общности, которое всегда испытывали многие из нас, чувство принадлежности к сцене, даже во время изоляции.
Хотя основная проблема заключается в том, что музыканты и исполнители не получают никакой денежной компенсации за все это, и никакой устойчивости не будет даже в краткосрочной перспективе.
Поэтому необходимо срочно пересмотреть наши отношения с онлайн-миром. Перестаньте подражать этому уровню и используйте рычаги, дабы договориться о доле дохода с основными цифровыми музыкальными платформами, например, или чтобы получить доход от стриминга в реальном времени или путем обмена музыкальными знаниями (семинары, уроки).
Более того, в Италии очень трудно быть признанным правительством как «артист» или «музыкант». Большинство из нас работают «неофициально». Это означает, что мы, вероятно, никогда не сможем получить государственные субсидии или любую другую поддержку после карантина.
Мы привыкли к борьбе — это единственный способ обеспечить выживание андеграундной музыкальной сцены. Тем не менее, я чувствую, что нам пора постучаться в двери гос. учреждений и дать им понять, что мы существуем; мы ценны и нам нужна поддержка, дабы удержать эту культуру на плаву.


xx


 

Как ты избавляешься от негативного мышления, когда оно подавляет тебя?
Обычно я прошу природу о помощи. Лучший способ для меня — выбраться на море, провести время на скале или на пляже, вдали от людей и человеческого шума. Или же уйти в лес, в окружение деревьев и растений.

По мотивам фильма Йоргоса Лантимоса «Лобстер», одинокие люди должны найти партнера за 45 дней, а если не сумеют, тогда они должны выбрать животное для трансформации в него. Какое животное выбрал бы ты?
Я вырос на море, в семье моряков и рыбаков. Когда я был маленьким, мой отец рассказал мне одну теорию. По его словам, наша родословная походит не от обезьян, а от дельфинов. Млекопитающие, которые приспособились к воде в древние времена, а затем, в конце концов, снова адаптировались к земле. Я вырос на этой стимулирующей сказке/фантазии о происхождении, и если бы мне пришлось выбирать то, конечно, я бы хотел стать дельфином (кстати, отличный фильм).

Как ты думаешь, у тебя получилось сформировать свое собственное художественное видение или ты все еще в процессе?
Mai Mai Mai обладает очень сильной и легко узнаваемой эстетикой. Я играю в самых разных контекстах, с очень разными типами аудитории, и одна вещь, которой я всегда рад — я всегда передаю сильные эмоции и послание попадает прямо в цель (оно не всегда ясное, но что-то приходит!)
Я считаю, что это происходит потому что мое видение имеет очень стабильную основу и четкое построение. Как бы ни был сложен этот проект, видение передается в форме эмоций и ощущений. Тем не менее, этот проект постоянно поддается изменениям, ведь так приятно выводить из равновесия собственное видение, особенно если оно, вроде как, удовлетворяет людей.

Оглядываясь назад на начало твоего музыкального путешествия, что бы ты хотел знать в его истоках?
В детстве я начал играть на барабанах, поэтому я все же барабанщик. Я так же увлекался электроникой, хотя изначально я словно застрял в своей «роли» барабанщика. Я решил сотрудничать с музыкантами, которые играли электронику, дабы объединить в себе эти два начала, но я будто в упор не видел возможности работать с электроникой. Это изменение в мышлении произошло намного позже. Примерно через десять лет после этих первых проектов я начал миксовать и экспериментировать с другими друзьями, играя на синтезаторе, ударных, струнных, духовых инструментах, различной электронике и так далее. В какой-то момент что-то щелкнуло внутри меня, и «роль» барабанщика исчезла, оставив место для подхода «играть что угодно». Размышляя об этом сейчас, мне интересно, что бы произошло и где бы я был, если бы принял этот путь с самого начала.

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью и каким был бы твой ответ?
В: Какой альбом ты бы взял с собой на необитаемый остров?
О: Без понятия.



Перевод: Дзюжинская Любовь