Интервью: Любовь Дзюжинская, Елена Савлохова
Фото: Sasha Ptaag


Индастриал-метал группа, созданная Тиллем Линдеманном [Rammstein] и Петером Тэгтгреном [Hypocrisy, Pain].


Facebook x YouTube x Website x Instagram x Apple Music x Spotify


В разговоре с Peter Tägtgren.

Каково это быть тобой?
Я не знаю. Я действительно не знаю. Думаю, что это запутанно.

В хорошем или плохом смысле?
Пожалуй, в обоих.

На какие вопросы ты не любишь отвечать?
Вы узнаете, просто продолжайте спрашивать.

Как бы ты описал последние семь лет Lindemann в нескольких словах?
Американские горки эмоций, как хороших, так и плохих. Наш первый концерт прошел именно в Киеве в декабре 2018 года. Теперь у нас вышел новый альбом, новый продакшн, новое сведение, новый хаос, новый бой. Но сейчас кажется, что все немного успокоилось.

Чему ты научился во всех своих проектах на личном и профессиональном плане?
Иногда сдерживать лошадей, ха-ха. И не сходить с ума, а то я вообще паникер, наверное, так было всегда. Ты постоянно учишься многим вещам. Не только в продюсировании или написании музыки, но и о новых людях, происходящему вокруг тебя. Ты видишь новые вещи, и некоторые из них тебе не нравятся, а некоторые нравятся. Я думаю, что это одинаково для всех. Это как когда ты меняешь идешь на другую работу, и видишь придурков ровно как видишь и хороших людей. В значительной степени, это тоже самое.

Если бы тебе пришлось выбирать между сексом и музыкой на всю оставшуюся жизнь, что бы ты выбрал?
Секс или музыка? Ну, мне нужно и то, и другое, поэтому нужно выбрать одновременно оба варианта. Это словно выбирать между дышать или не дышать. Для меня важно избавляться от негативного в моей системе.

Ты упомянул, что любишь старые машины. Если бы ты был автомобилем, то какой моделью?
Я, вероятно, был бы 37 Hot Rod. [прим. ред: указывает на футболку с графическим принтом Hot Rod]

У каждого человека есть свое дно, как бы ты описал свое?
Я думаю, что там очень и очень темно.

Как пережить трудные времена?
Ну, у меня есть мой партнер, который помогает мне в этом всем дерьме. Она и ругает меня, заслужено, конечно же. Но и помогает мне прорваться сквозь все окружающее дерьмо.
Анна: Слишком много информации.
Больше никаких вопросов на эту тему, ха-ха.

Какое самое распространенное заблуждение или стереотип раздражает тебя больше всего?
Я не знаю. Всегда так много всего витает. В конце концов, ты становишься невосприимчивым к такого рода вещам, поэтому перестаешь все это замечать. Ну или же ты просто отчасти это блокируешь. Лучше идти своим путем, нежели с этим бороться, что я и делаю.

Что ты осознал с возрастом?
Жизнь — отстой, ха-ха. Нет, совсем не отстой, но иногда кажется, что это так. Думаю, у меня слишком много эмоций, поэтому это всегда обостряет положение вещей в действительности.



Есть ли день или момент, который ты никогда не забудешь? Что-то, что ты навсегда запомнил, в хорошем смысле.
Рождение моего сына.

Каково твое личное определение зла?
Люди с деньгами и властью — это зло. Когда они начинают относиться к людям и управлять ими без какого-либо уважения — это зло.

Все не обязательно должно быть по правилам Библии, где четко классифицируется рай или ад. Ты ведь видишьи зло везде. Сквозь людей, ты познаешь как ад, так и рай.

Кто-то просто психопат, а кто-то хороший.

Стоит ли иногда быть мудаком?
Иногда хорошо срывать злость, но в таком случае ты должен взвешено выбрать свою жертву, которая действительно заслуживает такого рода обращение. Порой к людям незаслуженно относятся по-мудацки.

Ты часто сталкиваешься с этим?
В последнее время очень часто.

Какой совет ты бы дал человечеству?
О Боже, я последний человек, который может дать такой совет, ха-ха. Я бы сказал, что нужно относиться к другим людям так, как ты бы хотел, чтобы относились к тебе. Думаю, это самое простое и правдивое правило.

Как ты думаешь, чему очень важно научиться?

Очень важно обрести гармонию с самим собой. Если ты сам несчастен, то трудно осчастливить людей вокруг себя.



Что предназначено людям?
Нас сюда поместили в качестве рабов. Человечество — это рабы для других людей.

Какова обратная сторона славы?
Я не такой уж знаменитый и я крайне счастлив этому. Я все еще могу ходить спокойно по улице и делать то, что я хочу, и все в таком духе. Я наблюдаю за Тиллем, который не может никуда спокойно выйти. Я не хочу такого. Я счастлив быть там, где я нахожусь.

В реальности какого фильма или книги ты хотел бы побывать?
Я не знаю.
Анна: Чужой?
Я бы умер, ха-ха. Тогда ты играешь Сигурни Уивер, а я чужого. Но я действительно не знаю. Я никогда не читал книги. За всю свою жизнь, думаю, прочитал всего четыре или пять. Я просто не могу сосредоточиться. То же самое, когда я пишу тексты песен — это занимает вечность. Так что я бы предпочел смотреть фильмы, даже если они влетают в одно ухо и вылетают с другого уха.

Мог бы ты поделиться забавной или неловкой историей из детства?
Я был маленьким дьяволом, когда был ребенком. Я поджег школу, поджигал машины. В отделении полиции были заявления о разбитых мной окнах в школе. Дела обстояли так себе, но как только я начал играть на барабанах и заниматься музыкой, то все прошло. Я стал более сосредоточенным. Так что музыка спасла меня.

Куда бы ти отправился в путешествии во времени?
Я бы отправился в 50-е. Может быть, 54-55, когда Элвис только начал. Это было бы интересно и вокруг меня были бы только хорошие машины.



Есть ли историческая личность, с которой ты хотел бы встретиться?
Элвис. Он король. Ну и Боуи, конечно же.

Каково это быть вдохновением для многих людей?
Я совсем так не считаю. Я просто пишу музыку лично для себя, но когда другие ценят ее, то это определенно дает мне стимул продолжать создавать еще больше музыки. Но это все равно является тем, что мне нужно делать для себя. Думаю, то же самое и с людьми, которые рисуют или пишут — им нужно списывать или отрисовывать то, что у них внутри. Это моя терапия, которую я прохожу через музыку.

Какой лучший комплимент ты когда-либо получал?
Многие люди говорили, что я помог им в трудные времена моими альбомами и музыкой. Это важно для меня.

Музыка является твоим путем ескапизма?
Думаю, так и есть. Мелодия превращается в нечто совершенно иное, способное изменить настроение людей. Это оружие.

Музыка — это оружие.  Я использую ее только во благо, а не во зло.

Что тебя больше всего вдохновляет в музыке?
Я бы сказал, что сейчас это выступления и релизы новой музыки: ты видишь людей, которые наслаждаются музыкой, написанной тобой. Это невероятный прилив сил.

Какой концерт запомнился тебе больше всего?
Это сложный вопрос. Не знаю. Их так много. Не думаю, что все уже кончено, ведь всегда будут новые сюрпризы и потрясения. Вчера было удивительное шоу, публика была невероятной. Вспоминаю некоторые выступления с Hypocrisy в прошлом, в 90-х, на фестивалях, когда ты думаешь, что ты ничто, а потом выходишь на сцену, и видишь, как 20 000 человек кричат, ​​разрывая задницы. Между песнями я не мог даже говорить, потому что они так громко орали, а про себя думал: «Что вообще происходит?»

А с точки зрения посещения чужого концерта?
Первое шоу KISS было разочарованием, но в 1996 году у них было воссоединение, когда они сделали свой полный макияж и сыграли старое шоу, о котором все мечтали, когда были детьми. Это была одна из самых запоминающихся вещей, которые я когда-либо видел.

У тебя есть представление о том, чем бы ты занялся вместо музыки, если бы выбрал иной жизненный путь?
Я хотел сказать, порнозвездой, но сейчас я дико устал от порно. На самом деле, оно мне чертовски осточертело. Раньше мне это очень нравилось, но сейчас мне надоело.

Что самое мудрое ты слышал в последнее время?
«Иди домой», ха-ха. Я не знаю. Постоянно слышишь мудрые вещи и постоянно слышишь глупую херню. Так что трудно что-то вспомнить в общем винегрете. Мой сын супер мудрый. Мудрее, чем я.

Чему ты научился у него?
Всегда быть немного параноиком во всем. Верно ведь?

Какой был самый запоминающийся вопрос, который тебе когда-либо задавали?
О, это странный вопрос. Я не могу вспомнить вчерашний день. Нет, я шучу. Но я не знаю ответа на этот вопрос.

Ты все еще нервничаешь перед выступлениями?
О, да. Каждый раз. Неважно, это пять человек или 5000 человек, всегда одно и то же. Тебе необходим этот прилив, потому что он сильно заостряет твой ум, ты концентрируешься, выходишь, и отдаешь все, что у тебя есть.

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью и что бы ты ответил?
Почти все уже знают обо мне все. Я всегда очень честен в разговоре, поэтому вы должны спросить других о том, что они хотят знать обо мне.



Перевод: Любовь Дзюжинская