Интервью: Елена Савлохова


Desire Marea — мультидисциплинарный артист, родившийся в провинции Квазулу-Натал, ЮАР.


Website x Facebook x Instagram x Spotify x Apple Music x Twitter x Soundcloud

Listen to the self-titled album - here.

Каково это быть вами?
Это как быть множеством людей и никем одновременно. Как быть никем из-за того, что в тебе слишком много людей.

Колониальный способ контекстуализации пережитого опыта во многом уходит корнями в существование или обладание только одним «я», что закреплено в языковой ткани мира, и это очень ограничивает.

Это порождает когнитивный диссонанс при попытке осмыслить себя как множество людей, множество сущностей, проявляющихся через единый сосуд в разное время и разными способами.

Когда вы впервые ощутили силу, которую несет в себе музыка и искусство?
Когда впервые осознали, что это была живая энергия, которая путешествовала через поколения, бросая вызов измерениям, она двигалась от наших предков к нам, проявляясь в нашей физической среде, дабы мы могли воспринять и получить руководство. Как только мы достаточно развились для того чтобы это понимать, мы сразу же смогли слышать музыку.

Что является врагом творчества и как его победить?
Капитализм всегда находит способ все испортить. И мы не побеждаем его стрессом.

Вы упомянули, что: «Великое искусство бросает вызов воображению до разрушения, дабы его можно было исцелить». Какие примеры великого искусства сыграли решающую роль в исцелении вашего воображения во времена поиска прекрасного в себе?
Simphiwe Dana’s ‘Kulture Noir, Alexander McQueen’s ‘Plato’s Atlantis, Julius Eastman’s ‘Unjust Malaise, Hugh Masekela’s ‘Stimela‘, Milisuthando Bongela и культурные работы Jamal Nxedlana, Zanele Muholi и фотографии Sabelo Mlangeni. Tabita Rezaire, Bogosi Sekhukhuni, Nolan Dennis, Hlasko, SUN, Nonku Phiri, Klein, Chino Amobi, Angel-Ho, Telfar, Shane Oliver, Mowalola, Grace Jones, Meredith Monk, Kate Bush, люди The Nguni и великие предки BaNtu, IB Kamara, Gabrielle Goliath, Fela Gucci.

Каковы ваши личные определения красоты и изменилось ли восприятие прекрасного со временем?
Существовать уже само по-себе прекрасно.

На какие вопросы вам не нравится отвечать?
На любой вопрос, который предназначен для того, чтобы силой вытянуть все грязное белье из меня. Слишком часто когда работа ведется с явно политическими целями и из-за «борьбы», многие журналистские события, как правило, сосредоточены на подтверждении этой самой борьбы. Типа: «Я слышал, что для чернокожих квиров в Африке дела обстоят плохо, правда ли это?» Ага, все плохо. Квиров и трансгендеров убивают. Гомосексуализм карается по закону в большинстве африканских стран. Это очень плохо. Мы работаем над своим опытом на своих условиях. Нас не нужно приглашать заново переживать и подтверждать эту травму в интервью, если цель не в том, чтобы помочь, тогда это просто порнография, а не журнализм. Признаем, что платформа сама по себе может рассматриваться как отличный способ повысить осведомленность о проблемах, с которыми мы сталкиваемся, но если это так, просто напишите об этом историю и предложите нам прокомментировать ее, если это необходимо. Не приглашайте нас рассказывать о нашей работе и не вкладывайте туда нашу травму для драматической ценности, ибо это ставит под угрозу свободу наших действий.

Как вы думаете, почему люди ненавидят то, чем они не являются, и как избавить кого-то от таких чувств?
Честно говоря, не знаем. Но это заставляет нас задуматься над тем, можем ли мы действительно отделить себя от всего, что существует в том же измерении, что и мы. Мы можем не соответствовать ему или отождествлять себя с ним, используя свой субъективный моральный компас, но он определенно существует таким же образом и в том же смысле, что и мы.


хх


Сложнее ли ставить перед собой новые задачи с каждым новым проектом?
Это про то, чтобы оставаться верными и позволить этому быть тем, что открывает меня величию.

Чтобы найти свою правду, нужно время и месяцы жизни. Это требует мужества, бесконечных поисков, травм и активного исцеления. Мы должны отправиться в темноту и попросту верить, что сумеем с нее выбраться, неся истину, которая таковой для нас и является.

В этом вся суть нашей работы. Как только мы понимаем это и открываем все свои рецепторы, работа буквально начинает течь сквозь нас.

Если бы влюбленность была чем-то, что вы могли бы увидеть, как бы она выглядела?
Как рассвет.

Что нового о себе вы познали благодаря своему сольному альбому, выпущенном ранее в этом году?
Что мы неизлечимо сложные.

Какую истину вы познали за все прожитые годы?
Бог реален.

Какие темы или вещи увлекают вас прямо сейчас?
Кусты в деревне, где ебутся квиры.

Какие мифические существа вам нравятся? Хотели бы вы, чтобы они существовали в реальном мире?
Нам нравятся русалки. Мы поражены тем, что вода является измерением. И да, русалки существуют в реальном мире.

Бывало ли, что вы порой неправильно оцениваете вещи или людей? Легко ли вам принимать ошибки, которые вы совершаете?
Не любим ошибаться, но ошибки все же нам свойственны. Мы учимся принимать это. Наше суждение всегда будет зависеть от нашего очень субъективного человеческого состояния, поэтому оно несовершенно. Но мы не против этого.

Какой вопрос вы бы хотели услышать на интервью и что бы вы ответили?
«Что вам больше всего понравилось из того, что ваша мама когда-либо говорила вам?»
Ответ:
«Ngiyakubona».


Фото любезно предоставлены Desire Marea

 Перевод: Любовь Дзюжинская