Интервью, фото: Любовь Дзюжинская


Facebook x ResidentAdvisor x Soundcloud x Instagram x Kulør

Новое детище Najaaraq, с невероятной визуальной составляющей 
и не менее завораживающей музыкальной частью, 
вы можете познать здесь:

Kulør on Bandcamp x Facebook


Как выжить в ночной жизни?
C тех пор как я начала гастролировать, самое главное для меня  — это много спать. Ты должен спать. Мне не нужно ничего принимать, чтобы уснуть, у меня нет проблем со сном. Я сплю до своих выступлений. Я много сплю в течение недели когда я дома, это главное. Я люблю вечеринки и люблю тусить, но ты не можешь делать это вечно. Я не хочу, чтобы вечеринки прекратились, поэтому аспект сна для меня очень важен.  Если этого не делать, то очень просто заработать себе какое-то расстройство или другие проблемы со здоровьем. Одна из причин, почему наркотики вредны для нас, состоит в том, что они не дают нам спать, не говоря уже о том, что не стоит этого делать. Если ты постоянно поддаешь свое тело такому стрессу, тогда рано или поздно он вас свалит.

Чем так волшебна ночь?
Когда я начинаю играть, мне всегда требуется около получаса, чтобы войти в состояние зрителей. Требуется некоторое время, прежде чем люди начнут фокусироваться и переключаться. Так что первые полчаса — это то, что всегда заставляет меня беспокоиться, потому что я чувствую, что не делаю свою работу достаточно хорошо, но, как правило, после этого промежутка времени (иногда требуется час, чтобы добраться до этой точки) что-то щелкает, и я начинаю понимать, что уместно в комнате. Энергия и стиль — вот что для меня действительно волшебно.

По твоему опыту, была ли «та самая» вечеринка или всегда будет лучше?
Это очень сложно, потому что очень многое зависит от того, в каком состоянии я нахожусь. Это может быть отличная вечеринка, но если мне будет грустно, то я не смогу сполна ею насладиться.  Я думаю, что некоторые из моих самых запоминающихся вечеринок были в прошлом году, когда я отправилась в свой первый длинный американский тур и играла у всех этих небольших промоутеров. В Америке промоутеры очень приятные. У них есть маленькие местяки, которыми управляют молодые либеральные люди. Это страна, которая нуждается в пространствах для квир общества, чтобы молодые люди могли сбежать от всякого дерьма, которое сейчас происходит там. В прошлом году я заканчивала сеанс терапии, который я начала летом, из-за плохого самочувствия. Хоть я и была в Америке, но это стало поворотным моментом для некоторых вещей, над которыми я работала. Это тоже было своего рода волшебством, и благодаря этому у меня завязалась сильная связь с людьми. Я вышла из состояния, где мне было сложно открываться людям, и стала очень открыта, особенно на некоторых выступлениях. Я встретила в Америке людей, которые останутся моими друзьями навсегда. Я говорю не просто о качествах, которыми эти люди обладают, но и о том, что важно быть в правильном состоянии ума, чтобы быть открытым к ним.

Что делает Копенгаген уникальным?
Честно говоря, для меня это небольшая группа классных людей. Многие люди говорят о направлениях и музыкальных движениях, мол: «В Бристоле что-то происходит».  И, честно говоря, в таком небольшом городе как Копенгаген около 10 человек создают определенный тип музыки: это около 3 промоутеров, которые организовывают конкретные вечеринки. Думаю, в Копенгагене есть много ребят, которые работали с Ectotherm — супер талантливые продюсеры. Есть ещё парни Fast Forward и их вечеринки. Сцена меняется, ведь разные люди вкладываются в работу, и от этого выгода всему городу. Я получила много пользы от всех исполнителей, которые создают волшебную музыку и организовывают все эти вечеринки. Это все о Николае и Мартине,Йорне, Франце, Освальде, Джеппе, который занимается дистрибьюцией, и Троелсе, который управляет магазином записей, — это люди, которые делают город для меня особенным.

Думала ли ты когда-нибудь о переезде?
Ну, сейчас я живу в Германии.  Я все еще часто возвращаюсь в Данию и много метаюсь между странами, так как я все еще много работаю с людьми с Копенгагена, но недавно я сняла комнату в квартире в Берлине. Честно говоря, я не могу сказать, что я живу в любом из этих мест из-за плотного графика тура, но, по крайней мере, я перевезла свои проигрыватели и свою одежду. На протяжении года они находились в хранилище, из-за моих передвижений.  Но как бы там не было, Копенгаген все еще моя сцена, мой город. Берлинская сцена такая огромная и пока я не ее часть. В основном я играю в Berghain, а если я и играю в другом месте, то это лишь потому, что я играю на вечеринках моего друга Рифа в Griessmuhle. Я делаю это один раз в год. Вот такая у меня причастность к берлинскому движению пока что. Я не являюсь частью Berghain, где у них есть свои резиденты, некая ‘семья’, и так далее. Копенгаген — мое место. Там мое сердце.

Нервничаешь ли ты перед своими выступлениями или это уже вошло в привычку?
Я всегда нервничаю, просто уже иначе, потому что сейчас у меня период, когда я чувствую себя уверенно, и поэтому миксовать получается легко и очень естественно. Этот период может закончиться внезапно, например, если что-то произошло. Недавно я заболела, а затем у меня был уик-энд с одним только концертом, и мне пришлось отменить другие выходные — ты просто выходишь из состояния. Я знаю от многих своих коллег, что они всегда чувствуют себя немного сырыми на первом концерте выходных. Пятница всегда словно подъем в гору, а дальше все становится лучше и лучше, и для меня это тоже так. Мне нужно много играть, чтобы чувствовать себя комфортно. Два месяца назад я говорила себе «я лучшая», но сейчас это все звучит как «мне нужно больше практиковаться». Хорошо, что я так себя чувствую, ведь это заставляет меня развиваться.

Расскажи смешную или конфузную историю, связанную с твоей музыкальной деятельностью.
Не то чтобы у меня было много конфузных ситуаций, но я организовывала хот-дог вечеринки… Датские хот-доги фантастически вкусные из-за приправ, которые мы используем, которые, на мой взгляд делают их лучшими колбасами в мире. Именно поэтому для празднования выпуска с консерватории, я организовала такую вот вечеринку, где жарила хот-доги у себя дома. Все мои друзья говорили: «вау, это лучшие хот-доги, которые мы пробовали’. Я сама испекла хлеб, так что дело было не только в высококачественной колбасе. Тогда я решила делать тематические колбасные вечеринки в своем доме. Еще я была одета в костюм хот-дога. Люди приносили свое пиво и колбасы, потому что у всех были разные предпочтения (мясоеды/вегетарианцы). Во всяком случае, я носила костюм, который одолжила. Получилось так, что я сделала несколько таких вечеринок, а потом они стали настолько популярными, что один фестиваль электронной музыки в Дании предложил мне и Apeiron Crew (частью команды которой я была) принять участие. У всех нас были костюмы хот-дога и мы провели большую уличную барбекю вечеринку на 600 человек: люди приносили свои колбасы, а мы играли свои сеты в костюмах. Пожалуй, это одно из самых «странных» вещей, которые со мной случались. Я все еще люблю хот-доги и потому делаю подобные вечеринки на свое день рождения.



Есть ли страна, город, клуб, где ты бы хотела сыграть?
Думаю, их много. Я много играла на больших площадках, и на протяжении многих лет я играла на маленьких, после чего у меня возникло острое желание попробовать большие сцены. Я это сделала, и это было круто, но теперь я хочу снова играть на небольших сценах (смеется). Просто я люблю клубы, вместимостью от 150 до 400 человек.

Значит ты предпочитаешь интимность небольшого клуба?
Да. На фестивале может быть большая спешка: тяжело, когда ты так далеко от людей, и могут образоваться разные технические проблемы, из-за которых играть винил становится проблематично. Мне просто очень интересно играть в небольших местах с хорошими людьми. Я не стала музыкантом или ди-джеем, чтобы сидеть дома и слушать музыку, я сделала это из-за акта обмена музыкой — это что меня действительно интересует. Мне нравится общаться с людьми, мне нравится играть мои любимые песни очень громко для других людей. Но и путешествия также очень важны для меня, особенно аспект знакомства с новыми людьми. Это было мое первое лето больших фестивалей, я уже много их отыграла. Сплошная спешка. Например, ты обедаешь на фестивале, сидя в задней комнате с кучей людей, которых ты не знаешь. Теряется интимность. У меня нет возможности встретиться с такими людьми, как ты, например, или с промоутерами, которые могут впоследствии стать моими друзьями. Честно говоря, если я за концертные выходные не обзавелась новым другом, тогда это фиаско.

Ты изучала музыкальный менеджмент в ​​Копенгагене и закончила Токийскую Red Bull Music Academy. Влияет ли это на твою работу?
Я не выпускаю музыку, но я играю музыку и веду лейблы. Это мое дело. Также преподаю в музыкальных школах. Я лишь недавно возобновила это дело, из-за плотного концертного графика. Когда я закончила свое образование, то мне не хватало денег от выступлений на хорошую жизнь, поэтому я преподавала музыкальный менеджмент в ​​разных музыкальных школах для начинающих электронных музыкантов. Я использую этот навык, дабы отступить и посмотреть, что я делаю, и как я нанимаю людей. Я не делаю свой собственный букинг, и не занимаюсь собственным PR, потому что я знаю, что для этого есть более квалифицированные люди. Из-за своего образования я умею правильно выбирать людей подходящих для работы со мной. Многие молодые исполнители прогорают из-за плохого букера, или что-то в этом духе, так как они не знают, как анализировать работу, которую делает букер, хорошо ли люди исполняют свои обязанности. Я чувствую себя очень привилегированной в том смысле, что понимаю такие вещи.

Кто был или кто есть твоим самым большим учителем?
Честно говоря, не могу сказать, что это был один человек, это скорее меняющееся количество людей, которые очень вдохновляли меня. Когда я была моложе, с точки зрения ди-джеев, это была Джоанна — мой партнер. Когда я только начинала, она была очень дисциплинирована, очень хорошо практиковалась, в то время как я была очень хаотична и плохо концентрировалась. Она была одной из первых, с кем я работала. Она была отличным вдохновением. Она показала мне как важно вкладываться в то, что ты делаешь. Она была с Apeiron Crew — группы девушек с невероятным вкусом в музыке. В тот момент они были для меня как сестры, они были огромным вдохновением в музыке. Наверняка есть множество людей, о которых я забыла сейчас. Но с точки зрения людей, с которыми я работаю напрямую на DJ-фронте, для меня все очень важны.

Что самое необычное в лейбле Ectotherm?
Ну, самое необычное заключается в том, что не будет продолжения. Мы закрываем его, потому что мой партнер больше не хочет этим заниматься, поэтому я ничего не могу с этим поделать.  Но я начинаю новый лейбл под названием Kulør.

Из всех исполнителей, которых ты встречала, кто запомнился тебе больше всего в плане индивидуальности?
Это смешно, потому что некоторые из моих любимых артистов — одни из моих самых близких друзей.  В частности, Call Super и DJ Objekt — одни из моих самых больших впечатлений в плане навыков ди-джея.  Люди говорят, что они играют и хаус и техно, но они в действительности играют разную музыку, и их технические навыки настолько высоки, что они могут что угодно заставить течь. Музыкальный темп, это то, от чего я все еще далека. Я все еще учусь тому, как укладывать эту музыку вместе.

Если бы у тебя была возможность сменить пол на 24 часа, что бы ты сделала с этим временем?
Я не знаю, меня даже не интересуют, что делают парни.  Я даже не могу ответить на этот вопрос, потому что я ничего не стала бы делать. Иногда мне жаль, что я не выше ростом, потому что есть множество вещей, которые я не могу достать самостоятельно, но в остальном даже хочу знать каково это быть чуваком. Таинственность очень приятна сама по себе.



Если бы тебе пришлось выбирать между сексом и музыкой, что бы ты выбрала?
Это не вопрос, на который я могу ответить, я не смогу выбрать. Близость или то, на чем я основала всю свою жизнь — обе эти вещи очень важны.

Многие музыканты выбирают секс.
Я, наверное, тоже ха-ха.  Но это столь абстрактно, что никогда не станет явью.

Что интересует тебя вне музыки?
Литература, изобразительное искусство, фотография в частности. Я только что закончил читать книгу «Одинокий город: приключения в искусстве быть одиноким» Оливии Лаин.  Она рассказывает о художнике Дэвиде Войнаровице, который является фотографом и писателем, и я полностью влюбилась в него. Он умер от СПИДа в начале 90-х годов. То, как она пишет об искусстве, и эти очень эмоциональные истории — это то, как мне нравится видеть искусство и как мне нравится взаимодействовать с ним. Просто потрясающе читать о художниках, которые занимаются тем, что действительно имеет значение. В 80-х годах, когда вся арт-сцена и гомосексуалисты в Нью-Йорке сражались вместе, чтобы получить информацию об исследованиях СПИДа, и побочных действиях, они собрали кучу людей, которые потеряли своих партнеров от СПИДа, и разбросали их пепел перед правительством. Знаешь, вот что действительно важно. Это было жестко, но это было искусство, которое имело значение. Иногда вспоминается отсутствие такого рода вещей в клубной культуре. Не сказать, что это плохо, но мы не меняем историю. Но это лишь в некоторых местах. Я недавно была в Тбилиси и написала статью для Mix Mag о том, что происходит с клубной сценой, и что это действительно становится молодежным движением. Оно может оказать влияние, как это и происходит в некоторых странах. Но в любом случае, ответ на твой вопрос — я интересуюсь искусством и чтением.

Какая твоя любимая книга?
Есть книга исландского писателя, под названием «Summerlight, and then Comes the Night», Йона Калмана Стефанссона. Это исландский мистический реализм, но все, что он пишет удивительно. Я не уверена, что эта конкретная книга переведена, но есть и много других, и они невероятны.

Расскажи что-то о себе, что может удивить нас?
Я вышла замуж когда был подростком, а развелась 7 лет назад. Так что у меня был 10-летний юбилей свадьбы этим летом.  Это была рок-н-ролльная свадьба. Мы все еще очень хорошие друзья. Он в IT, предприниматель, и у него отлично получается. Мы составили брачный договор на салфетке, хотя это и не было заверено по закону, но я все еще храню его. Я не разбогатела от этого. Но это было очень приятно, и я рада, что сделала это тогда.

Каково это быть тобой?
Знаешь, последние две недели были очень хорошими, и до этого у меня было два очень тяжелых месяца, где мне было очень грустно. До этого я была очень счастлива. Кажется, я только поняла, что нет постоянства. То же самое, что и с диджеингом, когда я думаю, что попросту не могу ошибиться и все идет своим чередом, а потом случается жизнь: тебя отвергают, или что-то происходит в твоей семье, или что-то еще, и все просто разваливается. Наверное, так живут все, так что в этом смысле я не особо отличаюсь от других.

Какой вопрос ты бы хотела услышать на интервью и каков был бы твой ответ?
Я не знаю, думаю, что твои вопросы были довольно хорошими, и нет чего-то особенного, что я хотела бы добавить.