Интервью: Елена Савлохова
Фото & VFX: Kitty Lee Schumacher


Catnapp — музыкальный проект Ампаро Батальи из Аргентины, в настоящее время проживающей в Берлине.


Facebook x Spotify x Twitter x SoundCloud x Instagram x BandCamp x Apple Music

Новый EP “Damage” выйдет 26 июня на лейбле Monkeytown Records.
Пред-заказ по ссылке.

Каково это быть тобой?
Трудно описать мой собственный жизненный опыт, сравнивая его с другими людьми, поскольку я была только собой. Я могла бы начать с того, что я та еще эмоциональная американская горка. Я чрезвычайно чувствительный человек, идущий по пути, который требует быть сильной и выносливой одновременно. Полагаю, что в некотором роде я и то и другое, но много раз эти два аспекта сталкиваются и сражаются между собой в зависимости от того, кто более уместен, чтобы взять под контроль конкретную ситуацию. Моему главному «центру принятия решений»  постоянно приходится решать, когда лучше отпускать и позволять моему эмоциональному Я накапливать момент далее, или когда вызывать серьезного и профессионального маленького человека внутри меня и управлять им. Относительно «работы», мне нужно быть артистом. Порою так трудно принимать решения, потому что, конечно же, я артист, ибо я чертовски эмоциональна, и если мне придется отступить и превратиться в холодную девушку, принимающую решения, буду ли я менее реальной? Менее артистом? Менее свободной? Отнимает ли строгость природу моей личности? В любом случае, после того, как я погрузилась с головой в терапию, я могу каждый раз немного больше уравновешивать эти две персоны и понимать, что хладнокровная Ампи существует только с целью защитить себя (меня), и что нам всем, вероятно, нужна такая характеристика, чтобы стать более непроницаемыми для внешних эмоциональных атак. Двигаясь вперед к следующей амбивалентности вокруг меня, одной ногой я живу приземленно, а другой витаю где-то в космосе. Если оставить меня посреди улицы в 5 кварталах от моего дома, я, вероятней всего, не буду знать в каком направлении мне идти. Я никогда не знаю, где север или юг. Если я приеду в город с пляжем, я почти наверняка никогда не буду знать в каком направлении находится море. Единственный вывод, к которому я пришла — я  никогда не присутствую в моменте. Моя голова всегда будет витать в облаках. Может быть, по той же причине я так люблю научную фантастику. Мне очень нравится позволять моему разуму путешествовать в другие реальности и другие миры. Будто этот не достаточно сногсшибателен. Несколько раз бывало такое, что я могла найти красоту испытываемую, когда читаю о Марсе, прямо здесь, на Земле.

Когда ты впервые испытала на себе силу, которую музыка несёт в себе?
Всю жизнь меня сопровождала музыка. Я жила в доме музыкантов. Мой дедушка был известным джазовым пианистом и композитором. Моя мама и папа встретились в качестве участников одной группы. Она пела, а он играл на гитаре и подпевал. Мощь музыкальной силы всегда была со мной. Конечно, со временем я по-разному испытывала это. Когда впервые купила свой собственный диск и прослушала песни, которые мне особенно нравились. Каждый раз, когда один из моих друзей берет гитару с нейлоновыми струнами и поет народную песню. В первый раз, когда я попала в клуб и услышала чрезвычайно громкую музыку, впервые ощущая ее не только в ушах, но и прочувствовав всем телом. Когда я впервые побывала на концерте, со слезами на глазах, стоя лицом к лицу с артистом, который на протяжении многих ночей заставлял меня чувствовать так много всего, сидя в собственной комнате. Ну и наконец, когда я сама впервые вышла на сцену.

Твой ЕР посвящен теме поиска себя через деконструкцию, повреждения самого себя с целью исцеления. Считаешь ли ты, что удовлетворенность может быть достигнута только через определенную внутреннюю борьбу?
Я не уверена, что стремление к самости является конечной целью этой деструктуры, и я бы не стала называть это деструктурой, а скорее самоуничтожением. Мы могли бы посмотреть на это с разных точек зрения, в зависимости от ситуации, в которой мы находимся. Два главных аспекта, на которых я сосредоточилась в этом альбоме:

  1. «Тусоваться до потери пульса» — можно сказать, что это своеобразный поиск определенного облегчения, краткий момент сильного счастья или просто забвения, с целью отпустить проблемы. Это в нашей природе. 

    Каждый человек по-разному стремится к самоуничтожению. Будь то привязанность к людям, которые их обижают, сигареты, выпивка, и т.д.

  2. И совершенно иной сценарий, который я затрагиваю в «Damage», заключается в том, что мы искажаем себя вредным для здоровья образом, дабы соответствовать потребностям других, и это заставляет приглушить то, кем мы есть на самом деле, забыть наши истинные убеждения, с целью угодить чужим. Это тоже уничтожение самого себя. 

    Я верю, что счастье может происходить различными способами. Не обязательно проходить глубокую внутреннюю борьбу, чтобы постичь его. Все мы разные и у всех нас разные способы достижения счастья. 

    Возможно, какое-то счастье было получено более поверхностным и простым способом, в то время как для других это требует более глубокого путешествия или понимании вещей. Не думаю, что существует единый путь ко всему, что связано с эмоциями.


xx


Боишься ли ты потерпеть неудачу с новыми проектами? Становится ли труднее создавать что-то новое, когда становишься более опытной?
Конечно. С каждым релизом все больше давления, ибо каждый раз ожиданий все больше. Новые люди будут слушать релиз за релизом. Когда я создавала свой первый альбом, не было абсолютно никакого давления, никто не знал кто я, и, следовательно, не ожидал от меня ничего. Все, что я делала, было совершенно нормальным, даже если бы я создала полный отстой, никого бы это не волновало. Теперь все немного сложнее игнорировать, потому что даже если я и не считаю себя «супер известной», у меня появилась группа людей, которые следят за тем, что я делаю, любят определенные вещи и ожидают чего-то от предстоящих релизов. И это не есть плохо. Это совершенно естественно. Я точно также ожидаю чего-то от артистов, которые мне нравятся. Я всегда надеюсь, что то, что выйдет дальше у моего любимого продюсера заставит меня чувствовать себя так же хорошо, как и предыдущий альбом заставил, а если это не происходит, тогда я скорее всего, больше не буду так сильно привязываться к нему или больше не буду слушать его так часто. Это естественно. Так что будучи на другой стороне в качестве «артиста», осознание того, как все работает с точки зрения «аудитории» определенно заставляет часть меня желать удовлетворить ту потребность, которая может возникнуть у других, относительно моей музыки. Что возвращает меня к предыдущему вопросу, не так ли? 

Насколько я должна изгибать то, что я действительно хочу выразить, дабы удовлетворить желание того, что другие люди хотят услышать от меня? Мне кажется, что весьма редко музыканты хотят писать одну и ту же музыку до конца своих дней. Мы постоянно исследуем новые вещи, нам любопытно и, конечно, мы хотим попытать «эту новую вещь» или «иную», или даже «очень старую вещь». Но публика не обязательно знает обо всем, что происходит за кулисами.

Обычно все считают, «Это же Сatnapp, она создает только такую музыку и точка». Если я сделаю что-то другое, просто потому, что мне нужно исследовать что-то дальше, слушатель может не понять, откуда это исходит и перестанет меня слушать просто потому, что ему нравилось что-то другое. Слушатель ведь не пребывает вместе со мной в моем внутреннем путешествии. Они сами по себе. Музыка, которую я создавала в тот или иной период жизни, возможно, хорошо соответствовала тому, что они чувствовали в тот момент, а то, что я могла бы сделать в следующем альбоме, может и не резонировать с ними. Это риск, на который я должна пойти, если я решу быть верной себе и выражать только то, что мне искренне хочется выразить.

Что является врагом творчества и как ты сама борешься с этим?
Врагом творчества лично для меня являются мысли и образ жизни трудоголика, который у меня был почти всю мою сознательную жизнь. Если я слишком много думаю, прежде чем позволю себе почувствовать и переложить это чувство в песню, очень вероятно, что это же меня и заблокирует. Сама эта мысль может быть напрямую связанной с ожиданиями других, да и меня самой. Я боролась с этим по-разному на протяжении всей своей жизни. В поисках «волшебного решения» я перепробовала все: от того, чтобы заставить себя засесть в студии, терпеть неудачу и плакать, до тех пор, пока наконец не смогу пройти мимо этих американских горок эмоций и найти какой-то свет в конце туннеля (или нет) (но какой ценой), и до того, чтобы просто пустить все на самотек и стараться делать музыку только тогда, когда мне самой того хочется. Думаю, что и по сей день не нашла истинное «решение» (если оно вообще существует). Сейчас я испытываю новую технику где я 1-2 дня в неделю я посвящаю себя только отдыху: рисую, смотрю фильмы, гуляю, читаю. В основном делаю то, что каждый нормальный человек делает в выходные. Я не делала этого годами, потому что пока все наслаждаются своими выходными, я работаю изо всех сил, гастролирую и выступаю. И если бы в какие-то выходные я не была бы в туре, то, вероятно, попыталась бы найти продуктивный способ потратить время на работу. Вот чему я научилась в жизни — работать. Работа — это самое главное, а досуг — это чувство вины. Я следовала по этому пути, пока вся моя система не начала давать сбои, и не пришли знаки, кричащие о том, что что-то не так. Я начала больше прислушиваться к своему телу и своим эмоциям и обнаружила, что досуг на самом деле нужен для того, чтобы быть креативным и, следовательно, продуктивным.

Каково твое определение любви? Изменилось ли твое восприятие любви со временем?
Любовь, как по мне — это чувство глубокой связи и признательности. Я не думаю, что ее значение хоть как-то изменилось для меня.

Оглядываясь назад на свою музыкальную карьеру, какие твои самые любимые или безумные воспоминания?
У меня было выступление в городе Ла-Плата, примерно в часе езды от того места, где я жила в Буэнос-Айресе. Мои друзья присоединились ко мне в этой поездке. Мы арендовали автобус и отсняли короткое видео. [прим. ред. — смотрите видео по ссылке]. Поездка на концерт с друзьями — такая редкость для меня. Это то, что я обычно делаю одна (теперь еще и в качестве диджея), но на самом то деле это не супер веселое социальное времяпрепровождения. Конечно, это все хорошо и весело, но мне порою очень одиноко. Когда я путешествую, то проживаю все эти супер хорошие моменты, посещая удивительные места, но все это в одиночку. Поэтому, если все мои друзья собираются со мной на концерт, и я могу поделиться с ними этим опытом, то все приобретает иной цвет. Помню, когда в 2015 году вышел мой альбом A Cliff in an Eyeblink, мы устроили вечеринку в честь релиза в клубе Niceto, в Буэнос-Айресе. Когда закончился концерт, все мои друзья один за другим покинули вечеринку, а мой менеджер, в то время им был Факу, попросил меня помочь ему вернуть несколько арендованных CDJS. Поэтому я поехала с ним на его машине, и когда мы прибыли в пункт проката, то оказались на секретной вечеринке, которую мои друзья устроили для меня, чтобы удивить и порадовать. Это был определенно один из лучших моментов, которые я могу вспомнить.

Как ты относишься к несовершенству, как в искусстве, так и в жизни?
Ничто не идеально, и я считаю, что тот факт, что мы постоянно пытаемся достичь совершенства — это не здорово. Словно мы всегда стремимся к чему-то невозможному. Пожалуй, стремление к совершенству тоже часть человеческой натуры. Мы могли бы работать лучше, если бы мы просто отпустили эту недостижимую цель и сконцентрировались на том, с чем мы действительно в состоянии можем справиться.

Изменилась ли ты за последние годы как артист и как личность?
Я считаю, что моя база остается прежней. Моя природа неизменна. Как артист, я использую музыку как средство выражения эмоций, и это определенно то, что мне, как личности, необходимо. Темы, которые я хочу выразить, могут различаться, но сама необходимость остается прежней.

Считаешь ли ты, что правда определена или же она может быть открыта для интерпретации?
100% открыта для интерпретации. Мы думаем, что знаем что-то, пока не осознаем, что это не так. Это тоже своего рода человеческая потребность. Мы не можем жить без знания. Мы исследуем и находимся в поиске, пока не достигнем того, что покажется нам удовлетворительным результатом. И этот результат может оставаться неизменным в течение нескольких лет, пока что-то не придет ему на смену. Мы все удовлетворены нашими результатами, ибо в конце концов мы же должны их найти. Это то же самое, что необходимость придавать смысл всему.


Фото & VFX: Kitty Lee Schumacher. Благодарность Steffen Bewer & Maxi Galgenmaier

Перевод: Любовь Дзюжинская