Интервью: Любовь Дзюжинская
Фото: Sasha Ptaag

Tom Howie
Jimmy Vallance

Website x Facebook x Twitter x YouTube x Instagram x Apple Music x Spotify



Каково это быть вами?
Джимми: Это здорово. Это подарок — быть живым. Тем более в это время. У нас есть сериалы, как те о которых мы только что говорили [прим.ред: Чернобыль], и у нас есть музыка. Представь, родившись 100 лет назад, не было такой музыки, как сейчас, записанной музыки.
Том: Это хорошо. Все довольно-таки нормально воспринимается, потому что мы к этому привыкли. Мы много путешествуем. Этим утром мы проснулись в другом городе. Я только вздремнул, так что теперь чувствую накрывшую меня усталость.

Что самое плохое в туре?
Джимми: Хуже всего, если самолет сильно задерживается. Это единственное, что действительно раздражает. Иногда самолет не взлетает часами, затем он прилетает в другой аэропорт, и ты застряешь еще на шесть часов. Это единственный отстой.
Том: Да, особенно если рейс задерживается на очень длительное время.
Джимми: Если ты не спишь еще. В 95% случаев все удивительно, но эти 5% иногда усложняют ситуацию.
Том: Когда тебя подолгу нет дома, ты скучаешь по друзьям и семье. Это действительно единственный недостаток.
Джимми: Да. Мы не особо сталкиваемся с недостатками.

Чему вы научились друг у друга?
Джимми: Смех — это ответ. Мы все время смеемся. Это очень важно, особенно когда ты отправляешься в места, где никого не знаешь. Ты постоянно общаешься с незнакомцами или людьми, которых совсем не знаешь. Я не могу представить, каково это для тех, кто делает это все в одиночку.
Том: Как диджеи, которые просто путешествуют одни.
Джимми: Можно сойти с ума. Думаю, что они сходят с ума. Для нас это всегда здорово. Мы всегда смеемся, нам всегда весело. Партнер делает этот опыт приятным.

Вы иногда чувствуете, что вам нужно отдохнуть друг от друга?
Том: Мы оба очень разные во многих отношениях, но в то же время очень похожи, так что все это довольно здорово. Мы солидарны с большинством вещей, мы сошлись во многих вещах, не взирая на наши отличия.
Джимми: Если сегодня вечером, например, я бы спросил Тома, не хочет ли он пойти поужинать, и он сказал бы «нет», потому что устал, то это не стало бы проблемой. Я не буду задаватся вопросом: «Почему Том не пошел на ужин со мной?» и тайно плакать один, при подачи еды в номер. Мы попросту очень хорошо ладим.
Том: Я тайно плачу в одиночестве, если честно.
Джимми: Мы уважаем пространство друг друга.

Как пели Coldplay? «Уважай химию»?

Том: Это они поют?
Джимми: Я взял эту цитату у тебя, может, ты ее и выдумал. Но это хорошая цитата.

Что было самым мудрым, что вы когда-либо слышали в своей жизни?
Джимми: Вау.
Том: Уважай химию, ха-ха.
Джимми: Эта надпись будет на моей надгробной плите.
Том: Самая мудрая вещь … Это очень сложный вопрос.
Джимми: Это цитата Марка Твена, о которой я недавно говорил. Она мне очень нравится.
Том: Джимми теперь философ.
Джимми:

«Не незнания доставляют тебе неприятности, а то, что ты точно знаешь, но что таковым не является». Не знать что-то хорошо, но знать что-то ложное — страшнее. Думаю, что этого в мире навалом.

Том: Это очень подходит нашему времени.

Реальность какой книги или фильма вы хотели бы прожить?
Джимми: «Бегущий по лезвию», было бы круто. Летающие машины и роботы. Таким образом, когда Том не хочет идти на ужин со мной, я смогу просто позвонить своему роботу.
Том: Я бы хотел жить в «Звездных войнах», но на одной из мирных планет. Я часто смотрел эти фильмы в детстве. Каждые выходные я пересматривал все три части.



Есть ли книга, которую вы бы порекомендовали прочесть?
Джимми: Том много читает.
Том: Книга под названием «Принципы» Рэя Далио, которую я только закончил читать.

Что ты почерпнул из нее?
Том: Много чего о том как быть классным.
Джимми: Хаха, ему не нужна помощь с этим.
Том: В ней говорится о том, что

неудача — это просто неудача, если ты ничему не учишься у нее.

Я обнаружил, что многие люди, в том числе и я, разочаровываются, когда пытаются сделать что-то неочевидное. Хорошая вещь об этой книге — то, что она дает хорошую основу для того, как преодолеть препятствия с которыми ты столкнешься, и как добиться наилучших результатов. Автор много говорит о том, чтобы научиться отпускать. Думаю, что в нашей культуре в частности, есть чувство, что ты все делаешь сам и все это и так уже знаешь. Автор говорит о сотрудничестве с другими людьми, отказе от своего эго и ориентации на результат. Это одна из тех книг, при прочтению которых, все кажется и так довольно очевидным, но способ написания очень проницательный. Другая книга, которую я очень хочу порекомендовать, написана Стивеном Пинкером и называется «Лучшие ангелы нашей природы: почему насилие уменьшилось». Подожди, дай мне посмотреть в мой Kindle …
Джимми: Они собираются начать платить ему за продвижение. О, та книга Боно, которую я прочитал.
Том: Да, она хороша. Другая книга того же автора называется «Просвещение сейчас». Ты слышала о ней?

Нет, впервые слышу.
Том: Итак, подзаголовок «Дело в пользу разума, науки, гуманизма и прогресса». В основе повествование о научном методе. Она показывает, что настоящее время — лучшее время в мире для жизни в истории человечества. Автор представляет все данные, подтверждающие это, и говорит о том, как мы дошли до этого момента. Причина по которой я нашел это действительно интересным заключается в том, что сейчас демократия немного хрупка, и есть много призывов вернуться к старым обычаям или другим способам ведения дел и какому-то отказу от научного метода и разумных путей мышления. Книга доказывает каким образом и почему идеалы просвещения, которые мы приняли в нашем современном обществе, создали наилучшее время для существования. Ее прочтение было весьма захватывающим. Она просто заставит тебя чувствовать себя хорошо в окружающем мире. Очевидно, что есть еще куча вещей, которые нужно поправить, и человечество сталкивается с большими проблемами. Когда ты читаешь новости, легко испугаться или разочароваться, поэтому было приятно читать эту книгу со всеми этими свидетельствами того, как все же хорошо. Если мы будем продолжать делать правильные вещи, тогда мы сможем преодолеть трудности, стоящие перед нами. Так что да, я не особо читаю фантастику, ха-ха.

Какие современные тренды вас разочаровывают или даже пугают?
Джимми: Вся культура ненависти в интернете. Она меня очень огорчает, и я знаю, что все это происходит из-за одиночества людей. Разъяренные люди просто выходят в интернет и злонамеренно ведут себя по отношению к незнакомцам только для того, чтобы почувствовать себя лучше. Как по мне — это очень печально. Нам повезло остаться в стороне от этого. В сети ты можешь быть анонимным. Ты можешь спрятаться и наговорить плохих вещей.
Том: Люди, которые ведут себя таким образом в интернете, не имеют смелости сделать это лично. Это раздражает. Да и усиление от всего этого. Если я находясь в этой комнате начну сходить с ума и кричать на всех вас, то это повлияет только на нас, верно? Но если я в интернете, то могу одновременно попасть в головы многих людей. Мне также не нравится, что негативная и ложная информация распространяется в интернете лучше, чем правдивая информация. Даже начались исследования на эту тематику.
Джимми: Людей привлекает хаос, верно? Когда все счастливы и все хорошо, то это не привлекает столько внимания.
Том: Мы сплетничаем и это в нашей природе. Как, например, в небольшом городке в те времена, если случались хорошие вещи, то это хорошо для всех, но если что-то плохое случалось, то мы сразу же начинали распространять это. Понимаешь о чем я? Онлайн мир распространяет все, словно сумасшествие. Это странно. Не знаю, является ли это всеобщей тенденцией. Способ, которым социальные медиа усиливают определенные части нашей человеческой натуры, очень опасен. Это страшно.
Джимми: Мы находимся в ключевой точке.
Том: Хотя действительно здорово, когда мы все связаны, в хорошем смысле.
Джимми: Так много всего положительного, но и отрицательное всегда присутствует.
Том:

Тот факт, что негатив легче распространять, довольно пугающий.



Если бы вы могли путешествовать во времени и изменить ход истории, куда бы вы отправились и что бы вы изменили? Или предпочли бы будущее?
Джимми: О боже … Я бы вернулся в 1979 году и изобрел компьютер. Если бы обладал знаниями, которое у меня есть сейчас, тогда …
Том: Жил с 1979 года до настоящего момента, как босс.
Джимми: Да.

Хотели бы вы стать бессмертными?
Джимми: Думаю процитировать песню Oasis: «Нет, я не хочу жить вечно». Или там поется, что они все же хотят жить вечно?
Том: Это худший способ ошибочно процитировать группу, ха-ха. Думаю, я бы отправился в будущее.

Как далеко в будущее? До самого конца?
Том: Не знаю. Не до самого конца, потому что тогда ты пропустишь все веселье.
Джимми: Чувствую, что мир может использовать тебя в 2050 году.
Том: Я буду жив в 2050 году, надеюсь, ха-ха.
Джимми: Ха-ха, я чувствую, что мир мог бы использовать тебя таким, каким ты являешься сейчас в 2050 году. Если ты состаришься, то будешь вечно уставшим.
Том: Я бы отправился на 100 лет в будущее, просто чтобы посмотреть, что происходит. Но видишь, это сопровождается некоторыми оговорками. Ты хотел бы иметь возможность вернуться, и в будущем ты должен выяснить, как и где мы ошиблись, чтобы заранее предупредить человечество. Или наоборот, посмотреть, все ли прошло гладко. Что меня волнует, так это … Извините, это нелегко объяснить, но продолжительность жизни растет, поэтому я думаю, что через 100 лет будет в порядке вещей жить до 200 лет или что-то в этом роде. Было бы здорово использовать эту технологию для увеличения продолжительности жизни. Я читал, что есть один парень, который работает над процессом старения в Гарварде, и он считает старение — болезнью. Он считает, что это болезнь, которую мы не считаем таковой. Ему задали вопрос на одном из интервью про контакт с инопланетянами о том, что бы они сказали, спустись бы они на нашу планету. Он говорит, что они спросили бы нас, выяснили ли мы как путешествовать во времени и разобрались ли мы со старением. Поэтому я хотел бы отправиться в будущее и жить долго.

Если бы вам пришлось выбирать между сексом и музыкой, что бы вы выбрали?
Джимми: Ну и вопросы сегодня! Вау. Приедь в Киев, дабы получить настоящие плюшки.
Том: Я бы выбрал музыку.
Джимми: Я тоже выбираю музыку и отказываюсь от секса.

Почему?
Джимми: Не знаю.
Том: Чувствую, что это крутой ответ.

Многие музыканты выбирают иначе.
Том: Но у тебя вообще не будет тяги к сексу?

Вы все еще знаете, каков он. Как хороший, так и плохой, ха-ха.
Джимми: То чувство на сцене, которое возникает во время чертовски потрясающего шоу … Вот в чём дело, люди часто бросают секс ради наркотиков.
Том: Разве они не занимаются сексом ради наркотиков?
Джимми: Нет, но и это тоже случается. Я имею в виду, что есть люди, зависимы от наркотиков, и это все, что их волнует. Или люди, что отказались от секса ради религии. Просто пытаюсь определить свою точку зрения в этом направлении.
Том: Секс великолепен и мы, очевидно, физически движимы им. Тем не менее, я чувствую, что мысленно ты все еще можешь соединиться с кем-то, и самая глубокая связь, которую ты можешь иметь с кем-то, не всегда сексуальна. Вы можете создать ее без секса. Например, я женат, и даже если у тебя и была сексуальная связь в прошлом, вы все равно можете быть близки с этим человеком, в ином отношении. Знаешь, это как открыть глаза, осознать это, а затем следует музыка.
Джимми: Постоянно слушаю ее, постоянно создаю ее, постоянно играю…

Если бы я занимался сексом столько же, сколько музыкой, тогда люди сочли бы меня сумасшедшим. Так себе перспектива.

Том: Внезапно возникшее желание заняться сексом, и ты не контролируешь себя? Это происходит в моей голове и с музыкой тоже. Если я пытаюсь медитировать или что-то в этом роде, пытаясь сосредоточиться на том, чтобы ни о чем не думать и просто быть — самое сложное для меня перестать думать о музыке. Мелодия просто играет. Я пытаюсь сказать, что музыка — это самое важное для меня, кроме любви к семье. Музыка очень важна. Я не думаю, что смогу когда-либо бросить ее. Кроме того, мы не задавали уточняющий вопрос: мы не сможем только играть?
Джимми: Музыки больше нет. На мой взгляд, это был бы мир без музыки. Ты нажимаешь кнопку, и музыка исчезает, и ты можешь заниматься сексом столько, сколько пожелаешь.
Том: Да, это был бы полнейший отстой.



Кто был или есть вашим самым большим учителем по жизни?
Джимми: Вау, это сложно. Думаю, что то, от чего я научился больше всего, это от ошибок, хоть у меня было много друзей и наставников. Все совершают ошибки. Как сказал Том, у тебя есть возможность расти, когда ты совершаешь ошибку и учишься у нее.
Том:

Неудача — твой величайший учитель.

Джимми: Это так. Все ошибки, которые я сделал, из разряда: «Вот дерьмо» . Ты обязан уяснить эти вещи для себя.

Люди могут многому тебя научить, но все же, время от времени нужно пачкать собственные руки, совершая ошибки. 

Том: Согласен. Джимми выбрал ошибки, а я остановлюсь на неудачах.

Есть фильм Йоргоса Лантимоса «Лобстер», где одинокие люди должны найти партнера за 45 дней, а если нет, они должны выбрать животное для трансформации. Какое животное вы бы выбрали?
Том: Лобстер?
Джимми: Ты никогда не видел Лобстер? Фильм с Колином Фарреллом. Это действительно супер странный фильм. Клянусь Богом, ты видел его! Я помню, что у нас была эта тема для разговора. Может быть, это был Джо …
Том: Может быть, это был ты и твои воображаемые друзья.
Джимми: В любом случае, я бы выбрал вомбата.
Том: Почему, ха-ха?

Вомбаты какают кубиками. Почему вомбат?
Джимми: Они классные. Они как маленькие танки, да и приятные и миловидные.
Том: Приятный танк?
Джимми: Приятный танк! Машина врезается в вомбата, и знаете, кто победит в этой битве? Вомбат. Это очень круто.
Том: Реально?
Джимми: Да.
Том: Ну, если это смертельная схватка с автомобилями…
Джимми: Они милые и веселые. Либо это, либо

золотистый ретривер Джо Рогана. Я думаю, что у этой собаки лучшая из возможных жизнь. Он просто днями напролет ест оленину. Лучше всего стать золотым ретривером богатого человека. Я уже на полпути, у меня стрижка.

Том: Мы всегда называем Джимми золотистым ретривером. Иногда он ведет себя как он. Вечно счастлив.
Джимми: Каждый раз, когда Том бросает палку, я просто … [прим. ред: имитирует собаку].



Ты должен бросить палку со сцены, Том.
Джимми: Но осторожно, наш бухгалтер сказал нам, что наша страховка не покроет этот случай.

Что для вас красота и как вы интегрируете ее в свою работу?
Том: Иисус, вот это пошла тяжелая артилерия.
Джимми: Для меня это нечто подлинное. Речь идет о том, чтобы быть искренним, когда кажется, что это исходит прямо из сердца. Быть честным.
Том: Как насчет чистой честной ненависти? Это красота?
Джимми: В некотором смысле, думаю да.
Том: Мы копаем все глубже и глубже.
Джимми: Иногда для красивого пламени, нужно немного пепла.
Том: Ты не можешь развести огонь из пепла.
Джимми:

Остатки после прекрасного огня! Это что-то искреннее, будь-то человек или музыкальное произведение, фильм или что-то прекрасное. Я чувствую, что это исходит от того, где человек является подлинным.

Том: Это очень хороший ответ.

Могли бы вы поведать о каких-то конфузных или смешных ситуациях из туров?
Джимми: Каждый день. Каждый день случается что-то безумное. Мы были в Чикаго. Наш барабанщик и я сидели в хвосте нашего тур автобуса. Кто-то вошел внутрь и украл его телефон из передней части автобуса, когда мы были в нем. Мы не заметили, потому что сидели сзади.
Том: Лучше не спрашивай, чем они там занимались.

Так, может быть, это и есть «настоящая история», ха-ха.
Том: Так и есть, но мы не можем вставить ее в интервью.
Джимми: Он подходит и спрашивает, где его телефон. «Чувак, твой телефон где-то здесь». Все думали, что он сошел с ума, а потом мы обыскали весь автобус, нигде не нашли его. Затем мы проделали процедуру «найди мой Iphone», и там было сказано, что до телефона 3 мили. Поэтому мы вместе попытались найти его, и приехали в этот супер опасный район. Вообщем, мы видим какого-то парня, и он видит нас. Он спрашивает у нас: «Что вы, ребята, делаете здесь, вы совсем не выглядите, как местные». Мы сказали, что кто-то взял наш телефон, и он ответил, что нам лучше уйти. Мы спросили почему и все что он сказал, было то, что 11 человек застрелили там на прошлой неделе.
Том: Чикаго — один из наименее безопасных городов в Америке. Определенные его области.
Джимми: Он сказал, что может знать, кто взял телефон, а парню было за 60. Он сказал, что даст нам знать, если услышит ли он что-нибудь. Мы никогда бы не вернули этот телефон, и я не мог поверить, что мы поехали в эту безумную часть Чикаго, чтобы попытаться это сделать.
Джимми: Мы отыграли шоу в Чикаго.
Том: Тогда нам позвонили. Этот 60-летний парень нашел телефон и позвонил по последнему номеру, который принадлежал нашему звукорежиссеру. Он сказал, что у него наш телефон и сказал, чтобы мы приехали и забрали его. Так что наш барабанщик получил свой телефон обратно!

Бесплатно?
Джимми: Он пытался заплатить ему, но парень не взял деньги.
Том: Это второй раз, когда он потерял этот конкретный телефон и получил его обратно.

Вы видели стендап о подделке русского акцента?
Том: Нет.
Джимми: Поддельный русский акцент?

Да, если ты в плохом районе и кто-то на тебя наезжает, просто притворяешься, что у тебя грубый русский акцент, чтобы отпугнуть людей.
Том: Это хорошая идея. Здравствуйте [прим. ред: сказано с русским акцентом].

На какие вопросы вы ненавидите отвечать?
Джимми: «Кто такой Боб, и кто такой Моузес?»
Том: Да. Или «В чью честь вы назвали группу?».
Джимми: Я даже не против этого. Это основано на фактах и ​​логике. Но «кто такой Боб, а кто Моузес?» — это наиболее часто задаваемый вопрос.

Люди все еще спрашивают об этом?
Том: Они говорят это в качестве шутки.
Джимми: Они думают, что это убирает неловкость знакомства.
Том: Обычно это первый вопрос, который нам задают.
Джимми: Люди думают, что с помощью этого вопроса они могут проверить наше чувство юмора и увидеть, что мы из себя представляем.
Том: У нас есть чувство юмора, но в отличии от них, хорошее, хаха.
Джимми: Да, нам нужны вот такие церебральные вопросы, как сегодня. Надеюсь, после этого интервью, люди перестанут задавать этот вопрос, ха-ха.



Какой самый запоминающийся вопрос вам когда-либо задавали? Не обязательно на интервью.
Том: Твой вопрос о красоте.
Джимми: Музыка или секс? У меня нет на него ответа. Мне задавали много безумных вопросов.
Том: Возможно, этот вопрос.
Джимми: Кто такой Боб и кто такой Моузес?

Абстрактно говоря, если бы вы были музыкальным инструментом, то каким и как бы он отображал вашу личность?
Джимми: У меня есть отличный ответ, но я не хочу говорить это, ха-ха.

У нас нет цензуры, поэтому не сдерживайся.
Джимми: Я просто чувствую, что самым смешным ответом будет … ох, не знаю.
Том: Рассказывай давай!
Джимми:

Я бы хотел быть духовым музыкальным инструментом, чтоб мне постоянно вдували.

Том: АХАХХАХАХААА. Отлично! Видишь, он лгал о музыке, все дело в сексе!
Джимми: Боже мой …
Том: Видишь, вот почему тур — это весело.
Джимми: Почему я такой?
Том: Как только начинается тур, ты немного устаешь и попадаешь во множество скучных ситуаций, потому что ты путешествуешь, и все повторяется. Не смешные вещи, внезапно становятся смешными.
Джимми: Ты просто смеешься, потому что это все, что у тебя остается.

Что вас больше всего вдохновляет в вашей деятельности?
Джимми: Все это. Как по мне, нельзя иметь одно без другого. Приятно осознавать, что когда ты делаешь запись, однажды ты ее сыграешь. Репетиции — это очень весело. Все эти шаги необходимы.
Том: Приятно проходить все этапы. Создание музыки — это то, что необходимо делать. То же самое, как когда ты проголодался и тебе нужно поесть. В конечном счете, выступление — единственный способ увидеть влияние, которое оно оказывает на людей. Получение опыта очень полезно. Как сказал Джимми, это похоже на цикл. Это все части единого целого. Кроме того, если ты находишься в студии какое-то время, то возникает желание вернуться в дорогу и наоборот.

Чем вы больше всего гордитесь?
Том: Я очень горжусь тем, что написал музыку, которая что-то значит для людей по всему миру, которая связана с людьми по всему миру, и что могу путешествовать по миру, делая это.
Джимми: Да.

Какой концерт был самым запоминающимся из тех, которые вы посетили в качестве зрителя?
Джимми: Для нас двоих — это концерт Soundgarden на крыше. Это был концерт на 300 человек. Это группа, которую мы оба любим, и нас затащили туда. Это было за два года, прежде чем скончался Крис Корнелл. Это было потрясающее шоу. Нечто похожее было, когда мы увидели Depeche Mode в небольшом зале. Когда ты видишь такую успешную группу в крошечном клубе и то, как она его разрывает … Отличная группа, отличный концерт.



Какой вопрос вы бы хотели услышать на интервью и каким был бы ваш ответ?
Джимми: О, теперь ты хочешь, чтобы мы сделали твою работу за тебя. Умно. Хаха. «Кто такой Боб, а кто такой Моузес» хахаха. «О чем ты думаешь в первую очередь, когда просыпаешся?»
Том: Музыка или секс. Я хотел бы спросить: «Хотел бы ты получить 10 миллионов долларов?». Мой ответ будет «да».

Что бы ты сделал с этой суммой денег?
Джимми: Он вложил бы его в предприятие с низким уровнем риска или положил на сберегательный счет, ха-ха. Разнообразьте свои активы!
Том: На самом деле, я бы увеличил это число. 10 миллиардов долларов. Я не знаю, что я буду с ними делать. Вообще, я бы много чего сделал с ними. Есть вещь, которая называется эффективным альтруизмом. Все дело в благотворительности — ты можешь много раз давать деньги, но они не используются эффективно. Я бы нашел способ, чтобы деньги могли сделать лучшее для людей, и просто бы сделал это. Это то, что я бы сделал помимо того, что я уже делаю.

Мне иногда нравится играть в игру: «Что бы ты сделал, если бы у тебя были все деньги мира?». Чаще всего мой ответ — именно то, чем я и так уже занимаюсь. Если это твой ответ, значит ты на верном пути.

Как насчет тебя, Джимми? Каким был бы твой вопрос?
Джимми: Черт, я обычно довольно хорошо придумываю вопросы, но я не знаю, что бы мне спросить. Может быть, просто «Ты счастлив?», И я бы ответил: «Черт подери, да». Вполне возможно, что через два дня я не буду счастлив, но кто его знает.

Какова была последняя захватывающая вещь, которую вы сделали или испытали?
Джимми: Прошлой ночью отыграли великолепное шоу в Вильнюсе. Это было захватывающе. Мы впервые там побывали.

Какой суперсилой вы бы хотели обладать?
Том: Путешествие во времени. Хотя нет, подожди … Телепортация.
Джимми: Знаете, что было бы круто? Рентгеновское зрение — видеть сквозь.
Том: Голых людей?
Джимми: то не предназначение рентгена ха-ха. Ты видишь кости.
Том: Значит, ты реально хочешь рентгеновское зрение? Это как быть стоматологом все время.
Джимми: Да. Не все время, но я хочу иметь возможность включать его. Я мог бы просто говорить: «Я знаю, что в чемодане этого парня». Барабанные палочки, наверное.

Ты бы был работником месяца в аеропорту.
Джимми: Да. Я могу быть как те собаки, которые нюхают чемоданы.
Том: Ты был бы человеком-больницей и подходил бы к людям с диагнозом. Рентгеновское зрение? В самом деле?
Джимми: Или умение летать. Это было бы круче. Нет, вообще-то, я забираю свое рентгеновское зрение обратно.
Том: На самом деле, ты бы хотел превращаться в барабанную установку в любой момент ха-ха.
Джимми: Правда.
Том: Я хотел бы телепортироваться, потому что тогда мне не пришлось бы летать. Я мог бы просто оказаться дома на следующий час и поужинать с женой, вернуться, и сыграть шоу.
Джимми: Я хочу сидеть в самолете с моим рентгеновским зрением, пока Том телепортируется по всему миру.


Bob Moses — 5 Клипов