Интервью: Елена Савлохова
Фото: Letizia Guel


Aime Simone — французкий музыкант и композитор.


Website x Instagram x Facebook x Spotify  x Apple Music x SoundCloud x YouTube

Прослушать новый LP 'Say Yes, Say No' ТУТ.

Каково это быть тобой?
Это приключение, поиск Искусства и Истины.

Как ты думаешь, почему музыка является таким важным элементом нашего(твоего) существования?
Создание музыки привносит движение в сюжет моей жизни. Это позволяет мне постоянно развиваться как человеку, так и артисту. Но больше всего музыка меня лечит и делает мир лучше.

Был ли момент, когда тебе надоела музыка?
Никогда.

Как бы ты описал острые ощущения и впечатления от выступления перед публикой?
Для меня это чистое блаженство, где адреналин встречается с душевным спокойствием.

Название твоего нового LP ‘Say Yes, Say No’ уходит корнями в представление о том, что жизнь — это полярности. Какую роль в этом уравнении играет баланс?  Как ты считаешь, следует ли искать золотую середину или же полностью отдаваться противоположностям?
Я предпочитаю переживать крайности, ибо я больше «чувствую» и узнаю больше, чем когда стремлюсь к золотой середине. Лично мне эта самая середина ощущается как некий застой, серое состояние, когда страх делать определенные вещи (или слишком много) начинает порождать беспокойство по поводу определенных аспектов жизни, а беспокойство в конечном итоге порождает депрессию. Так что

ты попросту обязан окунуться в жизнь, поставить все на кон, прожить ее всецело и посмотреть, сумеешь ли выжить. Спойлер: ты выживешь.



Буквально недавно ты выпустил документальный фильм, в котором подробно рассказывается о твоей борьбе с тревогой, пищевыми расстройствами и о твоем пути к здоровым отношениям с самим собой. Потребовалось ли много мужества, чтобы так откровенно рассказать о своих болезненных переживаниях и поделиться всем этим с общественностью?
Да. Было трудно открыться. Но кадры говорят сами за себя, так что получилось вполне естественно. Почему-то в открытой уязвимости есть сила. [прим. ред:  документальный фильм здесь].

Что для тебя есть красота и как ты интегрируешь ее в свою работу?
Не люблю красоту. Я предпочитаю уродство. Но, думаю, что я чувствителен к идее декадентской элегантности, формы неоромантизма. Этот вкус где-то проникает в мое искусство, но я не думаю об этом, просто делаю все с любовью, и это происходит.

Кто есть или был твоим самым большим учителем по жизни и чему ты научился у него или у нее?
Думаю, это мой дедушка. Он научил меня бесстрашию и свободе — определенному состоянию потока и открытой энергии.

Чему ты научился у своей маленькой дочери?
Быть эффективным, когда работаю.


хх


Что тебя сейчас увлекает больше всего? Что интересует тебя в данный момент?
Сельская жизнь. Как это работает? Как выжить без площадок, галерей, клубов, людей и супермаркетов?

Какую книгу ты бы порекомендовал?
Одиссея Гомера. Дабы научиться пониманию и терпению, когда жизнь становится горечью.

Что есть враг творчества и как ты обычно возрождаешь свое искусство в периоды застоя?
Главный враг творчества — Netflix. Я подкрепляю его, бросаясь с головой в новые ситуации и документируя это мелодиями, ритмами и рифмами.

Как бы ты хотел, чтобы твое искусство отразилось в культуре?
Я просто хочу создать некую фантазию, безопасное место для людей, в котором можно отдохнуть от повседневных забот. У меня нет абсолютно никаких ожиданий. Я думаю о том, что делаю, как о начале движения, которое становится все больше и сильнее. Я хочу передать послание любви и прощения.  Нечто исцеляющее, новый звук.

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью и что бы ты на него ответил?
Что-то вроде: ‘Ты тот, кто верит в настоящую любовь? Почему?’
Всецело да….
‘Если ты потеряешь веру в любовь и музыку,
Твой конец не заставит себя долго ждать’.



Перевод: Любовь Дзюжинская