Интервью: Елена Савлохова
Фото обложки: Pedro Huvenoit


14anger — творческий псевдоним  Клемента Переса, ди-джея и музыкального продюсера из южной Франции, искусно развивающий свое ремесло с 1994 года, который также совместно с Дэниелом Майером является частью индустриального дуэта RENDERED, 


SoundCloud x Discogs x Facebook x Instagram x RENDERED

Новый альбом 'The Poison Tree' доступен ТУТ.
Лейбл: ant-zen.

Чем для тебя является музыка? 
Тем, что ошеломило меня в юные годы и никогда не покидало. Тем, что всегда рядом, и о чем я думаю почти все время. Это нечто, иллюстрирующее вещи, и нечто, живущее со мной в любом месте, в любой момент.

Как бы ты определил хороший вкус? 
Это почти что естественный вкус ко всему необычному, гротескному, странному или более темному.

Что было у тебя в мыслях при работе над твоим только что вышедшем первым полноформатным альбомом? С какими проблемами ты столкнулся?
Я давно хотел сделать полноценный индустриальный альбом, но времени для работы над многими треками не хватало. В прошлом году, в конце лета, после двухнедельного перерыва в студии, я подумал, что пришло время наконец сделать это. Я работал над альбомом 3 полных месяца, не уделяя времени другими проектам, таким как ремиксы и прочее. Реальная задача заключалась в том, чтобы за короткий промежуток времени создать довольно много демо и треков, работая над ними по-другому, также нарушив мои привычные методы работы с материалом, нацеленного на танцполы. Я пытался упростить свою музыку, используя меньше основ и звуков, и пробовал новые рецепты для звукового дизайна. Также я немного поработал, как и почти 20 лет назад, с рутинной основой на аудио-сэмплах, экспортируя синтезаторы в аудио-части, прежде чем редактировать их непосредственно в DAW. Это был очень хороший способ не ограничивать себя «дружественными» звуками или структурами, которые используются  для техно-треков.

Есть ли в альбоме определенный повествовательный сюжет или он основан на мимолетных эмоциях? Какие истории или темы возникают у тебя в голове, при мысли о финальной версии работы?
Основные темы вокруг альбома определенно связаны с природой, и, по крайней мере, идеи и размышления о жизни, более связанной с природой. Может быть сложно или странно представить то, как альбом эту идею представляет, ведь он полон искажений и шума, но это правда. Производственный процесс начался спустя 2 месяца без поездок и концертов, с ежедневным времяпрепровождением в лесах, горах или на берегу озер и рек. Лето на юге Франции всегда очень жаркое и жесткое, особенно в связи с глобальным потеплением, что также определило форму этого альбома.

От кого или от чего зависит твое видение в музыке?
От новой музыки! Это может быть что-то новое или старое, но я всегда стараюсь слушать много нового, особенно электронику. Всегда приятно знать, как звучит современная музыка, а также получать новые идеи для собственной. Также я отправляю свои ранние демки некоторым из моих близких друзей для совета или обратной связи. У меня есть парочка людей, на которых я действительно могу положиться.

Что относительно музыкальной индустрии вызывает в тебе беспокойство? Как ты думаешь, какие решения могут улучшить положение вещей?
Главная проблема на сегодняшний день и в будущем, безусловно, связана с последствиями Covid-19. Мы не знаем, какие клубы и промоутеры дотянут до того времени, когда жизнь вернется к ‘норме’, если это вообще произойдет. То же самое касается и с путешествий за границу.

Будущее сейчас выглядит так себе, мягко говоря.

Моя единственная надежда после этого сложного периода — возрождение настоящей андеграунд альтернативной рэйв-сцены или же появление совершенно новой.

В одном из своих интервью ты упомянул, что эстетика киберпанка и научной фантастики оказывает большое влияние на твое творчество. Как далеко ты хотел бы, чтобы зашло развитие технологий и какие технологии ты больше всего ожидаешь?
Это сложный вопрос. Основная проблема, связанная с технологиями, заключается в том, что частные компании владеют всеми этими технологиями, ну или почти всеми. Каждый большой шаг или новая вещь используется с целью заработать деньги, а не с целью попытаться улучшить жизнь людям или улучшить состояние природы на планете. Я просто надеюсь, что скоро, в какой-то момент, все изменится к лучшему, и, возможно, технология и наука, наконец, пойдут во благо. Тем не менее, ИИ — это действительно то, что может изменить нашу жизнь в ближайшее время. Я все еще думаю, что научная фантастика, это жанр литературы, который мне больше всего по вкусу.

Ранее ты говорил, что большая часть твоего творчества проистекает из чувства гнева. Считаешь ли ты, что позитив может стать источником хорошего искусства?
Думаю, что да. Многие продюсеры и артисты используют свои добрые чувства, дабы создавать искусство и музыку, заставляя людей танцевать. Это просто не работает со мной, и никогда не работало. Я больше нахожусь в гневе, ностальгии, сырой энергии или скрытой агрессии, и это также является тем, что мне нравится больше всего в музыке, которую я слушаю и люблю. Я не совсем уверен, что мои любимые артисты и музыканты очень счастливые в жизни люди, но это уже другая история.



Что важного ты познал еще в детстве, что ты применяешь к жизни и по сей день?
Любовь к природе и к истории, любопытство, терпение, любовь к компьютерам и программированию.

Из всех артистов, которых ты повстречал, кто поразил тебя больше всего с точки зрения личности и почему?
Многие исполнители и артисты из 90-х были определенно и действительно вне этого мира. Встречи с ними, когда я был еще совсем молодым, были настоящим шоком. Я был так глубоко связан с событиями и музыкой в ​​то время, в основном, из-за них. К сожалению, многие из них исчезли. Я все еще чувствую реальную связь с людьми из того же поколения, которых я знаю в течение долгого времени, такими как Minimum Syndicat или Дэниал (который занимается RENDERED вместе со мной) и совсем недавно, с гораздо более молодыми представителями новой рейв-сцены.

Влияет ли в какой-то степени личность артиста на твое восприятие его работ?
Это определенно так, по крайней мере, для меня. У меня реальные трудности с прослушиванием, просмотром или чтением работы кого-то, кто является отпетым мудаком или, например, известным нацистом. То же самое и с людьми, которые ведут себя как рок-звезды на ивентах, плохо обращаясь с людьми. Я просто их не выношу.

Расскажи нам о своей псе Инке. Чему ты научился у него и как он влияет на тебя?
Каждый день с такой собакой, как Инк — просто потрясающий. Он очень забавный парень, и всегда готов к приключениям.

Жить с собакой, создавая ему условия для хорошей жизни — хорошо для твоего сознания и для твоей души. Это то, что всегда держит тебя на связи с реальными и простыми аспектами существования.

Также, это лучший способ завести настоящего близкого друга, который тебе так нужен. Вне всяких сомнений, он влияет на то, кем я являюсь.

Оглядываясь назад на начало твоего музыкального путешествия, что бы ты хотел знать тогда? Было ли что-то особенное, в чем ты был наивен?
Может быть, тот факт, что ты и твоя музыкальная деятельность не должны полагаться на людей или коллектив, потому что ты потратишь много энергии и времени, усердно работая в холостую. Я потратил годы на то, чтобы продвигать вечеринки, не занимаясь всерьез собственной музыкой и карьерой, и теперь сожалею об этом. Тем не менее, у меня был шанс быть частью самых первых лет всего этого движения, что я никогда не забуду.

Чем ты сейчас интересуешься?
С музыкальной точки зрения я работаю над темной эмбиент и нойз музыкой, при этом я параллельно и постоянно создаю техно. Думаю, что впереди также будут работы посложнее, такие как индустриальный хардкор или думкор, которые появятся чуть позже в этом году, но уже под другим именем.

Каковы твои мысли и опасения в отношении нынешней пандемической реальности, в которой мы все оказались? Какие изменения ты ожидаешь или желаешь увидеть в мире?
Как я уже говорил ранее, это затрагивает каждую часть музыкальной сферы: от артистов и техников, до полного исчезновения множества мест, клубов, баров и фестивалей. Впервые происходит что-то подобное, и это очень сильно ударит по андеграунду. Есть только несколько крупных промоутеров с солидной финансовой поддержкой, но кто знает, как все в итоге развернется… Чувствую, что путешествовать будет не так то и просто. Может быть, пришло время снова строить местные маленькие сцены и отказываться от больших многолюдных событий, поскольку они все равно отменяются. Из-за этого определенно могут последовать нехорошие вещи, ибо как мы все знаем, нужно замедлять все виды человеческой деятельности, так что, возможно, это может стать новым началом для всего мира. Прямо сейчас все что происходит — очень плохо.

Считаешь ли ты, что истина всегда неоспорима, или же она должна быть открыта для толкования и диалога?
Я не думаю, что существует абсолютная истина для всего и для всех. Тем не менее,

говорить правду и стараться ею жить, насколько это возможно, обычно лучший из путей.

Какую истину ты познал за все эти годы?
Природа есть и всегда будет местом, в котором я хочу проводить большую часть времени. Ну и настоящая правда: добавляй побольше дисторции в биты, это звучит намного лучше.

Какой вопрос ты бы хотел услышать на интервью, и каким был бы твой ответ?
Какая твоя любимая книга? И ответом конечно же будет «Оно» Стивена Кинга.

 

Фото: Platin

Перевод: Любовь Дзюжинская