Интервью: Елена Щур
Фото: Maxime Maitre


Чувственная и пронзительная музыка Her абсолютно покорила Киев, впервые и навсегда. Самые известные треки французского электронного дуэта Her: Five minutes, Quite Like, We Choose, Blossom roses. В 2015 году два француза, друзья со школьной скамьи — Виктор Солф и Саймон Карпентье создали группу Her, и посвятили её творчество ‘Женщине’. Уже на момент основания коллектива, Саймон Карпентье вёл борьбу с раком, в августе 2017 года он ушёл из жизни. Но музыка, которая стала для Саймона смыслом, продолжает жить и сохраняет его дух. Последний альбом Her вышел 30 марта 2018 года, над ним дуэт работал совместно. С большим талантом и страстью Виктор Сольф продолжает путь, начатый со своим товарищем. И мы очень рады, что он согласился ответить на несколько наших вопросов.

YouTube x Facebook x Instagram x Twitter x iTunes x Soundcloud



Какое твое первое музыкальное воспоминание?

Мама играющая на пианино.

Приведи пример, в котором ты был свидетелями сильнейшего влияния музыки на кого-то, или же на тебя?
Я не уверен, что правильно понял этот вопрос, но я бы сказал, что музыка имела столь сильное влияние на Саймона, что, возможно, именно она помогла ему так долго жить после диагноза. Выступая на сцене, он не чувствовал боли. Вот какую силу музыка может нести в себе.




Какой момент из жизни ты бы хотел зациклить?

Нет такого момента. Я просто хочу продолжать создавать незабываемые моменты для себя и тех, кого люблю.

Большинство ваших песен вдохновлено ею – Женщиной. Каково ваше восприятие любви?
Любовь – это ключ.

Ваша музыка отражает твое внутреннее состояние?
Да. Чаще всего через музыку мне гораздо лучше получается выразить свои чувства, нежели словами.

Есть ли у тебя какие-либо ритуалы при написании музыки?
Этот альбом был написан на побережье Франции, в Бретани, где у Саймона был дом. Раньше мы частенько брали перерыв и отправлялись к морю, чтобы сидя на скамейке смотреть на море попиваючи дринк, как два старых товарища. После этого мы обычно работали большую часть ночи. Напряженное и одновременно столь приятное занятие.

Ваши видеоролики наполнены особой чистотой формы и стиля. Какую роль для вас играют визуальные эффекты?
В настоящее время картинка составляет не менее 50% успеха проекта, поэтому она должна обладать огромной силой воздействия на других и быть наполненой смыслом для нас. Я выступил создателем нескольких из наших видеороликов, ибо важно, чтобы они соответствовали лирике песни. Это крайне важно.

Ты предпочитаешь интимность клуба или толпу на большом фестивале?
Это совсем разные вещи. Фестиваль может быть поразительным, если собирается правильная толпа в нужном месте. Когда ваша музыка способна собрать тысячи людей, которые наслаждаются и танцуют вместе, то, пожалуй, это одно из лучших ощущений. Тем не менее, я так же люблю напряженность маленькой площадки, где все суперфокусированы, и вы как-будто сливаетесь воедино с публикой.

Где ты чувствуешь особо тесную связь с вашей аудиторией?
Я всегда испытываю к любой аудитории такую ​​же страсть. Не имеет значения 60 ли это человек в Милане или 70 000 человек в Киеве, связь приходит, когда публика всецело поглощена тобой. Они единственные, кто способен трансформировать очередной концерт в незабываемый момент.

Музыка имела столь сильное влияние на Саймона, что, возможно, именно она помогла ему так долго жить после диагноза. Выступая на сцене, он не чувствовал боли. Вот какую силу музыка может нести в себе.

Знакомо ли тебе чувство одиночества в толпе?
Я редко посещаю шоу в качестве зрителя. Но я полностью понимаю ощущение, когда вы чувствуете, что так связаны с исполнителем на сцене, что попросту забываете обо всех окружающих.

Какой в вашей родной стране широко распространенный и раздражающий стереотип о музыке?
Джон Леннон однажды сказал: “Французский рок похож на английское вино” … Это не раздражает, потому что он не ошибся, но дайте же нам шанс! Именно поэтому мы никогда не пытались подражать кому-либо с проектом Her.

Расскажи, как вы связались с музыкой, как началось ваше путешествие? И, в частности, о времени, когда вы с Саймоном начали создавать музыку вместе.
Музыка для меня началась в очень юном возрасте с уроков игры на фортепиано и сольного пения в детском хоре. Мы с Саймоном познакомились в старшей школе и сразу же приняли решение создавать музыку вместе. К окончанию школы мы уже вовсю начали гастролировать.

Ваш текущий альбом полон любви и надежды. Он был создан на фоне болезни Саймона, и вы уже упоминали, что каким-то образом это стало отражением его борьбы. Чем этот альбом является для тебя?
Это результат 10 лет дружбы, доверия, страсти и тяжелой работы.

Ваш следующий альбом начинается с песни “Are You Still Here”, будет ли это звучать как совершенно новая страница в творчестве группы? Что ты думаешь и чувствуешь по этому поводу?
Я не думаю об этом. Я просто пишу музыку, и музыка ведет меня.

О чем ты больше всего размышляешь в последнее время?
О жизни и смерти, и как наилучшим из возможных путей прожить жизнь.

Если бы я разговаривала с твоим лучшим другом, то над чем бы он посоветовал тебе поработать?
Об этом лучше спросить его!

На что людям свойственно тратить свое время?
Ответ очевиден – это социальные сети. Я также трачу свое время, особенно в Instagram.

Что для тебя есть сила?
Любовь. Почувствуйте ее, распространите ее, отдайте ее и приймите ее.

Если бы ты мог выбрать только одну песню, которая играла б каждый раз, когда ты заходишь в комнату, что бы это была за песня и почему на нее пал твой выбор?
Чувствую, что выбор я уже давно сделал – “We Choose”. Этот трек открывает наши концерты вот уже на протяжении 3 лет.




Сбылись ли ваши ожидания насчет Киева? Хотите ли вы снова посетить этот город?

Киев превзошел все мои ожидания. Это, наверное, одно из лучших шоу, которое мы когда-либо играли, и я очень благодарен Ивану Дорну за то, что он пригласил нас.

Какой вопрос ты хотел бы услышать на интервью, и каков был бы твой ответ?
Такого вопроса нет, но спасибо, что спросили.



Перевод: Любовь Дзюжинская
Posted in Uncategorized